Власть 3 июл 2020 650

​Оксана Бухольцева - о севере ре­спублики, общероссийском голосова­нии и Народном Хурале Бурятии

- Оксана Васильевна, с какими про­блемами сталкиваются жители на­ших северных районов?

- Сейчас отрабатываю вопрос по от­мене северных льгот в некоторых орга­низациях нашего «бамовского» города, которого нет в действующем перечне районов Крайнего Севера и местностей, приравненных к ним. При этом понимаю, что по закону неправы те руководители, кто не лишил своих работников полага­ющихся льгот для северян, кто понимает, что за льготами стоят люди, а это не толь­ко работающие северобайкальцы, но и их дети, пенсионеры. Работодатели на­ходятся между молотом и наковальней: с одной стороны – закон, с другой – его работники.

Обратилась к сенатору Александру Варфоломееву с просьбой ускорить при­нятие Правительством РФ постановле­ния «Об утверждении перечня районов Крайнего Севера и местностей». Его проект бурно обсуждается с октября прошлого года. Через неделю получила ответ - увесистый пакет из Совета Феде­рации. Проект одобрен на заседании Об­щественного совета при минэкономраз­вития РФ еще в феврале этого года, и, что не может не радовать, прошел со­гласование в министерстве юстиции РФ, минвостокразвития, минстрое и мини­стерстве труда и социальной защиты на­селения РФ.

К ускорению принятия данного по­становления подключились не только наш сенатор, но и главный федераль­ный инспектор по РБ. Получила ответ от Александра Георгиевича, отправила обратившимся ко мне и слышу: «Может, что и выгорит… Надеемся, что работу не потеряем».

Возник вопрос по возврату северян, излечившихся от коронавирусной ин­фекции, которых в Улан-Удэ доставляли санавиацией, а назад пришлось воз­вращаться за свой счет. Я предлагала два способа: рейсами санавиации или предусмотреть средства на перелет. Гла­ва республики как руководитель опера­тивного штаба быстро решил проблему: возврат идет рейсами санавиации.

Самая большая проблема – отсут­ствие автодороги, сложная логистика. А это – стоимость продуктов, лекарств, стройматериалов… Стоимость проезда железнодорожным транспортом высо­кая, да и самолетом недешево, хотя из республиканского бюджета мы субсиди­руем авиарейсы из Улан-Удэ в Таксимо и Нижнеангарск. Получается, в Москву из Улан-Удэ дешевле попасть, чем к нам.

Давно требуют модернизации очист­ные, котельная, тарифы на тепло и пере­расчеты, от которых у северобайкальцев волосы встают дыбом. Выезд больных в республиканскую больницу и будущих мамочек в перинатальный центр за свой счет. Слишком дорога для нас медицина. Трудностей много, они копились годами. Но все они решаемые, нужно только же­лание и политическая воля.

- Какие вопросы предстоящей сес­сии НХ РБ вы бы отметили?

- Меня волнует вопрос об админи­стративных правонарушениях, который вносит Правительство РБ. Вроде, прак­тики в субъектах уже есть, и жителям Бурятии будет хорошо: штрафы будут меньше, чем российские, и деньги будут в республике оставаться, а не уходить к федералам. Но… не удвоятся ли наказа­ния по ФЗ и местному закону? Мои по­правки в закон об уполномоченном по правам ребенка в повестке сессии я не вижу.

Группой депутатов выходим с обра­щением в Госдуму о газификации Буря­тии и установлении специального та­рифа с целью стимулирования жителей частного сектора к переходу на электро­отопление.

По инициативе Улан-Удэнского гор­совета рассмотрим закон «О наделении ОМСУ муниципальных районов и город­ских округов в РБ отдельными государ­ственными полномочиями в области об­разования».

Острой сессию сделают кадровые во­просы. Но это – другая история.

- Только что прошло общероссий­ское голосование по поправкам в Кон­ституции РФ. Как вы проголосовали, были какие-то проблемы на участке?

- Так получилось, что сейчас я нахо­жусь не в своем любимом Северобай­кальске. Пришла на ближайший участок в Улан-Удэ. Это школа N 26. Встречает нас белый микроавтобус и оркестр. Террито­рия размечена по типу одностороннего движения, стрелочки указывают направ­ление. Температура, перчатки, ручка, маска. С председателем УИК разговор конкретный, только по делу. Заполнила бланк заявления о включении меня в список участников голосования на из­бирательном участке № 694. Пришлось чуток подождать, пока из Северобай­кальска не пришло подтверждение, что я не голосовала. Записали меня, паспорт держала на расстоянии, контактов - ноль.

Я, конечно, фотографировала такое важное событие, смотрела, что происхо­дит вокруг.

Председатель избирательного участ­ка спрашивает: «Что-то не так?» Отвечаю, что, наоборот, все именно так, на самом деле все как по нотам. Дали лист для тай­ного голосования, где я свободно изъ­явила волю. Честно, никакого насилия, принуждения.

- Что необходимо сделать в бли­жайшее время, чтобы экономика рос­ла и при этом не забывали о социаль­ной направленности государства?

- С ограничительными мерами, свя­занными с коронавирусной инфекцией, поначалу были перегибы. Но, думаю, в таком положении оказались все субъек­ты РФ, каждый муниципалитет. Москва дала свободу действий, потому что в условиях пандемии что и когда делать лучше знают местные власти. Но быстро сориентировались. Решения идут опера­тивно. Считаю, что наш оперштаб справ­ляется с работой, мобильно реагирует на все изменения. Где-то дают послабления, где-то закручивают гайки. Конечно, это испытание прошли не все. Кто-то вынуж­ден закрыться. Но помощь наши пред­приниматели получали. Проблемы вста­ли перед теми, кто был «в тени».

Я согласна, что сейчас можно не от­крывать кинотеатры. Пусть люди лучше на улице дышат свежим воздухом или смотрят фильмы дома всей семьей. Что бы там ни говорили, в сложных условиях школы справились со своей задачей и не сорвали учебный год после третьей чет­верти. Учителя работали в очень слож­ных условиях, когда им приходилось использовать все возможные средства современного информационного мира - начиная от банальных эсэмэсок и соц­сетей и заканчивая ZOOM и скайпом. Ро­дители устали. Дети устали от взрослых и просились в сад. Мой внук в том числе.

- Спасибо за интервью.

Автор: Иван ПОДБЕРЕЗКИН

Читайте также