Общество 24 мар 2021 2414

​Французская любовь бурятского купца

© фото: из архива М.Дембелова

М.И. Бичаханов в самом центре, по бокам телохранители черкесы. с. Алан-Балтай, Верхне-Ленская инородная управа, 1910 г. 

В Иркутске о бурятском купце Михаиле Бичаханове бытует совершенно фантастическая романтическая история. А связана она с особняком на улице Степана Разина, 11 (1907 г., объект культурного наследия регионального значения).

Парижская любовь

«Его первый хозяин - бурятский купец Михаил Иванович Бичаханов, посетивший Париж и пораженный роскошью дворца Тюильри, решил построить в Иркутске его маленькую копию, - сообщает Иркипедия. - Парижский дворец сожгли во время очередного восстания, но часть его до сих пор живет в далёкой Сибири (Бичаханов сумел вывезти некоторые детали интерьеров сгоревшего Тюильри для украшения своего сибирского дворца, например, камин, который сохранился в особняке до наших дней).

Несмотря на роскошь убранства, Михаил Иванович со своими тремя женами (на самом деле с двумя: Бишахэ и Шиланэ) предпочитал жить в юрте, стоявшей во дворе, а деревянный дворец использовал для приёмов гостей». Особняк поражал гостей богатой лепниной и роскошной обстановкой, прекрасным садом, оранжереей с диковинными цветами. Купец устраивал в нем шикарные приемы.

Во время поездки в Париж судьба свела Бичаханова с прима-балериной «Ла-Скала», принцессой Мо. «Потеряв голову от любви, торговец вернулся в Иркутск и велел построить копию дворца Тюильри, в котором принимала его принцесса. Вдруг дама сердца изволит приехать в гости, а он не сможет оказать ей достойный прием?» А кроме него еще 16 подобных хором по всему Чайному пути!

Особняк Бичаханова на ул. Степана Разина 11 (1907 г., объект культурного наследия регионального значения). Это единственный исторический объект в г. Иркутск, из наследия бурятских купцов. Сохранились ли усадьбы и дома тайши Пирожкова, братьев Ханхасаевых, Александровых, Михайлова и др., неизвестно

Меценат и картежник

В свое время купцы Бичаханов и Александров вносили большие пожертвования для Санкт-Петербургского дацана, строительство которого инициировал Агван Доржиев (К.М. Герасимова, 1957 г). По его просьбе они построили первый на эхиритской земле буддийский дацан в Кырме. Монастырь оставался оплотом веры верхоленских бурят до трагических 30-х годов. «После разгрома и закрытия своего дацана, они ночами тайно на конях зимой из Хогот, Кырмы, прямо через замерзший Байкал, сутками добирались до Шолотского дацана (Ацагатский) на новогодние хуралы» (Чимитдоржин. с.60).

В 1923 г. Агван Доржиев отправил десять мальчиков, в том числе его сына Николая на учебу в Тибет. Трое погибли в пути из-за сильной песчаной бури в пустыне Гоби. По свидетельству его сестры Августы Бичахановой: «Брат вернулся через 10 лет, но он снова уехал в Тибет, сказав, что он не сможет жить здесь» (Там же).

В «Путевых дневниках: 1903 – 1907» Цыбен Жамцарано неоднократно упоминает его: «Бичаханов – очень богатый и энергичный молодой бурят, стоял во главе движения шаманистов в сторону буддизма. Нас угостили самым торжественным образом. Сверх ожидания, появилось шампанское. Загостили у Бичаханова на несколько дней…

Провожая нас, Бичаханов подарил мне якутский пояс, сказал: «Подари ты кому-нибудь из своих друзей, который делает нам, бурятам, благо от чистого сердца. Можешь подарить музею. Я переслал Ольденбургу С.Ф.

Александров, Бичаханов и Крутиков играли в карты без передышки. В библиотеку учащихся бурят доставалось с «банка», потом – поочередно: то Бичаханов, то Крутиков, то Александров делали небольшие пожертвования» (с.227). 

История успеха

Его род состоял из трех семей, главами которых были братья — Асхэ, Биша-нохэ, Бишхан. От них произошли фамилии семей Асхаевых, Бичахановых, Бишхановых. Мать Михаила звали Наголэй, рано овдовев, она осталась с двумя детьми – сыном Михаилом и дочерью Галнай. Женщина она была хваткая, открыла сначала лавку, а затем и магазин. 

Михаил продолжил дело матери, хотя правнук Бичаханова Михаил Дембелов, утверждает, что начинал он с нуля. От отца Ивана он принял, практически, только одного коня. Так или иначе, став купцом II-й гильдии: «…брал подряды на поставку хлеба в Якутию и на Бодайбинские золотые прииски, сплавляя его по Лене на собственных баржах. Он также подряжался отбывать почтовую гоньбу, и в притрактовом селе держал лучших ямщиков и несколько пар добрых лошадей» (История Бурятии. 2011. с.237). Почтовая гоньба, приносила значительные доходы (на каждую пару лошадей казна платила им по 1800 руб., не считая прогонных денег, которые взимали почтосодержатели с проезжающих).

По воспоминаниям невестки Прасковьи Кузминичны, жены старшего сына Владимира, М.И. Бичаханов принимал участие в снабжении продовольствием знаменитой полярной экспедиции Александра Колчака в 1903 г. в Иркутске. Она была впечатлена статью и аристократизмом адмирала.

Верхоленский промышленник

Бичаханов был известен всему населению бывшего Верхоленского уезда, хорошо его знали и в самом Иркутске, где находились базы и дома. В поместье работало много батраков, а в судоходной компании, матросы и служащие: «…которые, несмотря на страшные быки великой реки Лены, бесстрашно вели его катера и баржи до Усть-Кута, Жигалово, до Бодайбо и Якутска. Он был по рассказам рабочих и служащих, весьма щедр после удачных операций. Давал рабочим и служащим деньги на праздники и наградные, бывал у них, гулял и выпивал с ними» (С.П. Балдаев, фонды ИМБТ СО РАН).

Михаил Иванович занимался большой благотворительной деятельностью, был попечителем народной школы. Помогал беднякам, выделяя зерно для посева, лошадей и продовольствие. «Он был обходителен с людьми, относился к людям хорошо, поэтому никто на него не жаловался» (Там же). Чаще всего он передавал беднякам безвозмездно в собственность хорошую корову с условием возврата потом одного теленка. А от лихих людей его охраняли телохранители черкесы (ширхеесуд). Однажды они застрелили вора, пробравшегося ночью в поместье. 

Под катком репрессий

В годы Гражданской войны Бичаханов для белых был классово близким, а красных снабжал провиантом, фуражом и подводами. Партизану анархисту Нестору Каландаришвили, во время его похода из Иркутска в Якутск, он выдал 25 оседланных лошадей, продовольствие, дохи и теплую одежду, а в ответ получил расписку. Когда Бичаханов попал под арест, это свидетельство спасло ему жизнь. После победы красных, в 1922 г. он оставил свое имение и переехал с семьей в Иркутск. Предприятия и имущество были конфискованы.

«Тогда же он добровольно сдал государству более 30 кг золота, но в 1933 г. его все же отправили в ссылку в Томск, где через два года Бичаханов умер» (Дырхеев. 2011. с.156). В 1937 году всю семью сына Владимира (7 детей, в т.ч. 1 грудной ребенок) выселили из родного поместья без предоставления жилья. Сына Константина чекисты расстреляли прямо во дворе дома. Дочь Августа была оправлена в ссылку в Бодайбо, где вышла замуж за сына другого купца Александрова. Там же в бараке для ссыльных родила сына Евгения. Другая дочь Наталья 15 лет скрывалась от властей. Николай вернулся в дацан в Тибет, а сын Андрей попал во время войны в плен к немцам, судьба его неизвестна. «Внук Бичаханова Александр защищал Сталинград и вернулся домой без ноги, а другой внук Михаил погиб в 1941 г. под Брянском» (Там же).

В 50-е годы Сергей Балдаев писал о его потомках: «…все они получили образование, одни служат в армии офицерами, другие работают инженерами, третьи врачами и пр.».  Всего у него было 7 детей (известных), 11 внуков, 32 правнука, около 100 праправнуков, и множество пра-пра-правнуков. Ныне в областном музее «Тальцы» стоит дом Бичаханова из Степного Балтая, а в Иркутске особняк – копия парижского Тюильри.

P.S. Была ли, на самом деле, у него неразделенная любовь к прекрасной француженке? Не знаю. Но атмосферу этой love storу можно почувствовать во дворце Бичаханова с его французской изысканностью и налетом грусти о канувшей в лету прекрасной и трагической эпохе…

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: из архива М.Дембелова