Главная / Новости /Власть / ​Николай Атанов: «Регионы разрабатывают свои Стратегии-2030, не имея в основе ни национальной стратегии, ни подзаконных актов»

​Николай Атанов: «Регионы разрабатывают свои Стратегии-2030, не имея в основе ни национальной стратегии, ни подзаконных актов»

07-04-2017

Ещё в начале 2015 года правительством была разработана и реализуется антикризисная программа, а в 2016 году в неё были внесены поправки и дополнения, но ситуация продолжает оставаться напряжённой. Так в чём проблемы?

Нищий нищему санкции не объявит

Во-первых, являясь частью общего, небольшой по масштабам провинциально-периферийный дотационный регион следует жанру общих тенденций и возможностей. Во-вторых, это общее целое, то есть, российское государство находится под санкционным давлением извне на экономику и финансы.

«Мы плохо знаем окружающий нас мир, особенно развитой, - замечает Валерий Кулешов, директор института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН. – Запад достаточно насыщен предметами потребления, … имеет огромные резервы… Окружающий нас мир достаточно устойчив, именно поэтому может позволить себе быть по отношению к нам агрессивным, вводить и расширять санкции. Ведь одни нищие не могут другим нищим объявить санкции».

Кроме того, усиливающиеся глобальная политическая неустойчивость и напряжённость диктуют необходимость разработки защитных мер для безопасности страны, что требует соответствующего увеличения оборонного бюджета.

Нас ждёт унылое десятилетие?

В-третьих, замещение исчерпавшей себя экспортно-сырьевой модели национальной экономики не происходит одномоментно, а требует довольно продолжительного времени. При этом скорость структурной диверсификации и технологической модернизации экономики зависят от качества и прогрессивной силы государственных и общественных институтов. Экспертное и научное сообщества едины во мнении по поводу их слабости. А слабость институтов – это, прежде всего, слабое управление экономическими процессами.

«И всё большее число специалистов, да и просто граждан, начинают понимать, что главная причина заключается в неумении тех, кто взял на себя функцию управления экономикой, организовывать должным образом работу в целом трудолюбивых и талантливых людей нашей страны, – отмечает профессор Виля Версан, директор ВНИИ сертификации. - ... За что ни возьмутся, ничего не удаётся довести до логического завершения. Зависимость от «нефтяной трубы», ручное управление, неспособность заглянуть в завтрашний день привели к деградации производственного потенциала страны за прошедшее время: упали производительность труда и конкурентоспособность».

Другие эксперты считают, что экономическая и управленческая модели выдохлись, исчерпав свой ресурс и страну ожидает экономически «унылое» следующее десятилетие.

Надежда на стратегию не оправдалась

Большую надежду общество возлагало на стратегию социально-экономического развития страны до 2020 года. Но она не вошла в сопряжение и не встроилась в национальную экономику в качестве концептуального локомотива. Ничего не дала и вторая её редакция. С годичным отставанием от заданного срока принят Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации» №172-ФЗ от 28 июня 2014 года, по которому с 2016 года национальная экономика, а следом региональные и муниципальные экономики должны были строить свою работу по Стратегии социально-экономического развития до 2030 года. Но нормативные акты не были разработаны в установленные законом сроки. В результате регионы разрабатывают свои Стратегии-2030, не имея в основе ни национальной стратегии, ни подзаконных актов. По мнению академика Валерия Кулешова, никто её (Стратегию-2030, прим.автора) толком не обсуждает. Непонятно и то, кто её будет разрабатывать. Пока одни вопросы...

Прежде чем принимать новую стратегию экономического развития, нужно подвести итоги прежней: провести анализ достигнутого уровня и сложившихся тенденций. Но этого нет. Практика другая: разработали стратегию – отложили, будем разрабатывать новую. Сейчас, например, никто не вспоминает Стратегию социально-экономического развития Сибири до 2020 года. Разработка «Стратегии-2030» - дело сложное и ответственное (политически и экономически). Непонятен вектор развития страны и её место в мировой экономике. Академическая наука должна сосредотачиваться на технологических стратегиях опережающего развития, не зависящих от того, какая команда управляет страной.

Странная ситуация

Серьёзные дефекты институтов во многом обусловлены тем, что с самого начала 1990-х годов реформы в России находятся под чрезмерным влиянием элит. Само общество не стало активным участником процессов реформирования, передав их на аутсорсинг (внешнее управление) власти. Последняя, для полномасштабного исполнения выпавшей на её долю миссии, выстроила свою «вертикаль». В итоге самоценность государственной машины породила конфликт интересов из-за дефицита институтов «общественных благ», обслуживающих всё общество, а не только её привилегированную часть. Создалась странная, на первый взгляд, ситуация институционального равновесия, когда существующее положение мало кого удовлетворяет, но и перемены многим невыгодны.

Опасность баланса

Если вникнуть в глубь процессов, то можно увидеть, что внутри власти сложился свой баланс в комбинациях интересов разных группировок, каждая из которых извлекает для себя выгоду, контролируя свои дивидендные сегменты влияния.

Опасность такого баланса соблюдения интересов между группировками в «коридорах власти» чрезвычайно велика, прежде всего тем, что угнетается созидательная энергия, но набирают обороты формализм, бюрократическая сила, сопровождаемые увеличивающимся аппаратом управления. Именно по этой причине из совокупности проблем, которые следует решить, «узких мест», которые нужно расшить, барьеров, которые надо преодолеть, самая сложная – это реформирование властью самоё себя.

За всё в ответе государство? А мы сами?

На другом полюсе – в самом обществе – своя стабильность, только депрессивная, которую подпитывают конформизм подавляющей части населения, его разобщённость, инертность, неразвитость потенциала общественной активности. Явно ощущается разочарование итогами реформ, апатия и кризис доверия. Упадок народного духа, чувство безысходности – плохой помощник и для развития человеческого потенциала, и для его капитализации.

Как избавиться от ложного убеждения, что государство за всё в ответе, а лично от каждого ничего не зависит?

Общеизвестно, что успехи в социальном и экономическом развитии – в целом и реформ – в частности, зависят от единения людей, социальных групп, сплочённости власти и народа.

«К сожалению, сейчас государству просто не с кем вести диалог – никаких независимых сил в стране не осталось, - с грустью заключает Евсей Гурвич, руководитель экономической экспертной группы. - Так что власти придётся самой принимать все решения и всю ответственность за них».

Умеют блистать, но не управлять

Наряду с плохо работающими институтами, проблему усугубляет ухудшающееся профессиональное качество людей во власти. «Налицо резкое снижение интеллектуального уровня элиты, - отмечает Евгений Сатановский, президент института Ближнего Востока РАН. - Во власть приходят популисты, плохо подготовленные к тому, чтобы эффективно управлять, но блестяще подготовленные к тому, чтобы блистать».

Таким образом, основной причиной институциональных ловушек является архаичность значительной части общества – на одном полюсе, и сложившийся баланс интересов в забюрократизированной вертикали власти – на другом. Их совокупность создает климат стагнации и обрекает страну на консервацию существующей отсталости.

Институты – конструкция сложная

Что такое институты в двух словах? Поведение людей формируется институтами. Если образ действий, который диктуется правилами, стал привычным, значит, институт сформирован. Как правила становятся общепринятыми, даже в отсутствие внешнего принуждения? Почему в одной стране все граждане убеждены, что надо следовать Конституции, исполнять законы, а в другой - нет?

Моральный кодекс строителя коммунизма или правовая норма из закона о полиции, не влияющие на поведение людей, – это не институты. Большинство водителей следует правилам дорожного движения, когда уверены, что так поступают и другие. Только для диктатора правовые нормы не являются институтами: он ставит себя выше закона. Факторы, мотивирующие людей соблюдать институциональные нормы, делают их поведение предсказуемыми и регулярными, т.к. знают, какое действие будет наказано, а какое – поощрено. Поэтому институты – это не монолитное образование, а сложная конструкция, состоящая из правил, убеждений, мотивов, норм и организаций.

Посадить власть в клетку институтов

Поучителен, например, китайский подход к институциализации государственного управления. Проводится она под девизом: «посадить власть в клетку институтов, укрепить систему сдерживания власти и контроля за ней, создать такую систему функционирования власти, которая характеризовалась бы научно-обоснованным принятием решений, решительным их выполнением, строгим контролем».

Одним словом, «нельзя построить новую модель экономического роста, ...не сформировав эффективный государственный аппарат, не восстановив работоспособность институтов и не улучшив качество инвестиционного климата... Повышение качества российских институтов позволит экономить 3–4 года из 20, то есть ускорить развитие экономики на 15-20% только за счёт этого фактора».

Реверс земляков из «прекрасного далёка»

Проецирование на уровень региона общей ситуации в стране по институтам развития не обнаруживает явных несовпадений и асимметрий, за исключением масштабов. Этого и следует ожидать исходя из неразделимости частного от общего. Более того, периферийность Республики Бурятия обусловливает, по закону гравитации, её донорство по снабжению более развитых и доходных регионов (в направлении федерального центра) когнитивными и креативными кадрами молодого и зрелого возраста, ухудшая без этого напряжённое демографическое положение, наращивая дефицит человеческого капитала.

Нет статистической информации и о количестве юношей и девушек, выехавших за последнюю четверть века на обучение в зарубежные страны и не вернувшихся на малую родину. В результате дефицит квалифицированных рабочих и специалистов испытывает каждая организация в любой локальной территории Бурятии.

Между тем, необходимость рекрутирования специалистов – это задача даже не ближайшего будущего, а уже сегодняшнего дня. Представим умозрительно, что инвестиционная политика правительства принесла результаты и в республику хлынули инвестиции. Если даже государство и бизнес будут в состоянии предложить достаточное количество рабочих мест, то сможет ли региональный рынок труда удовлетворить спрос именно на тех специалистов, кто эти места сможет занять? Поэтому выработка стимулов и механизмов реверса земляков из их «прекрасного далёка» - это, по нашему убеждению, повестка кадровой и бюджетной политики Правительства Бурятии.

Поиск рецептов

Хотя сталинская цитата «кадры решают всё» вновь в мейнстриме отечественной управленческой практики, более фундаментальным представляется поиск рецептов единения общества с элитой, путей выхода из ситуации депрессивного равновесия, расчистки «авгиевых конюшен» управления и экономики.

Поиск постсоциалистической национальной идеи, захватывающей в единый порыв потенции всех слоев народонаселения, не завершён. Причина, на наш взгляд, в том, что Россия в идейно-социальном мировоззрении задержалась между западнической англосаксонской эгоцентрической моделью и собственно евразийским коллективистским менталитетом. Чем скорее Россия определится со своей приверженностью в пользу евразийских духовно-моральных ценностей, тем раньше созреет общенациональная идея.

Нужная конвергентная модель

Для начала общество должно полэкономучить ответ на вопрос: что было положительного, прогрессивного в планово-центральной экономике СССР и что было в ней отрицательного, пагубного. Далее, что есть позитивного в новой рыночной экономике России и что отрицательного. На основе сравнительного анализа всё положительное двух систем можно сложить и сконструировать новую конвергентную (совмещённую) модель экономики.

И это будет свой, собственный продукт, а не заимствованный из западных доктрин и схем. Всё отрицательное обеих систем оставить для истории страны, для будущих поколений как предупредительный знак об опасности. Такой государственный заказ Академия наук России, как нам представляется, выполнит с большим энтузиазмом и качеством.

Аналогичную исследовательско-аналитическую работу можно провести и в Республике Бурятия, пока ещё «в строю» управленцы советского призыва.

Реформировать себя Следующее действие – это восстановление доверия в обществе «по вертикали». Для этого власть должна показать пример, реформировав себя, как бы ни была сложна процедура «самохирургии». Основной принцип – замещение количества качеством. Оптимизирующие меры выветрит бюрократическую энергию, существенно улучшит деловую и созидательную ауру во власти, снизит дублирование, параллелизм в работе, повысит ответственность, скорость и качество управленческих решений. Но главное – народ поверит в дееспособность власти.

В этом ключе действует инициатива руководства республики по формированию народного правительства.

Проектное управление вместо «ручного»

Качество управления обеспечивается не единичными подразделениями, а слаженной координацией их работы между собой. Пока действует несистемное «ручное» управление, добиться слаженности невозможно, т.к. превалирует принцип – меньше ответственности – меньше «головной боли».

«Ручное» управление порождает спрос на такие инструменты, как совещания, управление поручениями и документооборотом. Автоматизировать неэффективные методы работы – значит управлять теми же дедовскими способами, но лишь с помощью компьютеров.

Более высокий и качественный уровень управления достигается путём перехода на системное управление, т.е. на проектное и процессное.

Правительство республики приступило к освоению проектного управления. В стране на сегодня единицы регионов перешли на данную систему (Белгородская область, Приморский край, Татарстан и др.). Переходный процесс потребует массового обучения служащих во власти и очень требовательной аттестации на должности «проектного менеджера» и «проектного специалиста». К примеру, в Белгородском правительстве обучено 807 специалистов.

Единственный критерий – профпригодность

Критически важным и сложным является подбор руководителей на ключевые направления управления развитием, учитывая нарастающий кадровый дефицит. Ошибок можно избежать, если отказаться от следующих вредных принципов: партийная принадлежность, возрастные ограничения, этническое и территориальное происхождение, и использовать единственно правильный принцип профессиональной пригодности. Следование последнему принципу неуклонно приведёт к ситуации «в бой идут старики». Ничего плохого в этом нет, только польза, взяв верхний предел до 70 лет, как это практикуется в азиатских странах и набирает обороты в западных демократиях.

Интеллигенция может многое

Огромную пользу в единении общества может принести интеллигенция, особенно в опровержении бытующего выражения «по отдельности мы стоим больше, чем вместе». Сплочённость и ценность общества базируется на силе его идентичности. И в этом смысле интеллигенция Бурятии пока ещё не внесла вклад, на который способна. Известно, что в кризисной ситуации обнажаются проблемы, но вместе с ними растёт изобретательность.

Обратимся к истории. В 80-е годы XIX века в среде народнической интеллигенции родилась теория «малых дел» (Я.В. Абрамов, И.И. Каблиц, С.Н. Южаков, С.Н. Кривенко и др.). Сторонники этой теории призывали интеллигенцию идти в народ, работать учителями, агрономами, врачами в земствах, создавать «культурные» сельскохозяйственные колонии, организации народного кредита, страхового дела, способствовать покупке земель крестьянами, распространять улучшенные орудия труда. В теории «малых дел» они видели один из путей преобразования общества и преодоления пропасти, отделяющей просвещённое меньшинство страны от народа.

«Малые дела» помогут в трудные времена

Смысл теории «малых дел» они видели в том, что гражданин и общество оставляют до лучших времён «большие дела», вместо этого начинают действовать каждый на своём месте и сколько возможно, ведя «тихую культурную работу».

Чем не пример для поддержания и развития народнических идей, скажем, в отношении сельских семейных хозяйств (личных подворий), которые дают свыше 70% валового производства сельхозпродукции только на основе трудозатрат членов семьи, без всякой государственной поддержки? Или возобновление просвещенческой работы с населением по самым разным аспектам жизнедеятельности, по образцу общества «Знание», университета «Марксизма-ленинизма», или формирование волонтёрских бригад по решению экологических проблем, для работ по восстановлению лесов, культурно-технических работ на заброшенных полях, благоустройству населённых пунктов и т.д.

Приглашаю к дискуссии

Объектов для приложения инициативы по улучшению жизни великое множество, выходящих далеко за пределы одной статьи. Цель этой статьи – обозначить ключевые точки первостепенной важности. Не претендуя на непререкаемую истину, приглашаю к открытой дискуссии всех, кому небезразлична наша с вами судьба и судьба наших потомков.

Николай АТАНОВ, доктор экономических наук, профессор, научный сотрудник БГУ, член общественного движения «За развитие Бурятии»


Теги: экономика



Наши издания