Главная / Новости /Власть / Цыденжап Батуев рассказал о согласии, конфликтах и российской нации

Цыденжап Батуев рассказал о согласии, конфликтах и российской нации

12-04-2017

В октябре 2016 года на заседании президентского Со­вета экс-глава бывшего министерства по делам на­циональностей и федеральных отношений Вячеслав Михайлов предложил принять закон о российской нации. Разработка законопроекта о единой российской нации вызвала значительный общественный резонанс. В итоге рабочая группа по доработке концепции законопро­екта учла опасения представителей различных этнических групп и приняла решение – переименовать законопроект о единой российской нации в проект закона «Об основах государственной национальной политики в Российской Федерации». Свое мнение по решению рабочей группы и также по известному событию, произошедшему в Улан-Удэ, имеющему непосредственное отношение к основам госнац­политики в России, в интервью газете «Бурятии» выразил предсе­датель Комитета НХ РБ по межрегиональным связям, наци­ональным вопросам, молодежной политике, религиозным и общественным объединениям, доктор исторических наук Цыденжап Батуев.

Бурятия: не толерантность, а согласие

- Цыденжап Бимбаевич, в ближайшей перспективе вместо закона «О россий­ской нации», возможно, по­явится закон «Об основах государственной нацио­нальной политики в Россий­ской Федерации»…

- Вопрос о национальном строительстве применитель­но к России означает объ­единение народов в едином государстве. За более чем ты­сячелетнюю историю россий­ского государства в его состав вошли более 100 больших и малых народов. Такого интен­сивного национального стро­ительства не знала ни одна страна в мире.

В любом государстве есть представители разных на­циональностей. Государств, созданных на основе подавля­ющего большинства одной национальности, - единицы. Классический пример такого государственного устройства – наш соседний Китай. Поэто­му, думаю, от сегодняшней по­становки вопроса и возможно­го изменения названия закона суть проблемы не меняется. В условиях возрастающей эко­номической конкуренции и соперничества за природные ресурсы основой постановки вопроса по совершенство­ванию межнациональных, межэтнических, межкон­фессиональных отношений становится доминирующая практика действий «центра мирового порядка – США». Это политика «управляемого хаоса», «мягкой силы», «цвет­ных революций», информаци­онных войн.

И в этом контек­сте показателен пример того, что произошло с таким циви­лизованным континентом, как Европа. В европейских странах, по всей видимости, пресловутая теория мульти­культурализма на каком-то этапе развития этих госу­дарств превратилась в насто­ящую догму. В этих странах в какой-то момент этот процесс упустили как в теоретиче­ском аспекте, так и в практи­ческом преломлении. И тогда в небольших по территории государствах появились ан­клавы из представителей тех или иных национальностей. И сегодня, к сожалению, в Ев­ропе есть примеры, когда так называемые «натурализован­ные» граждане, в том числе и граждане той же Франции, совершают террористические акты, и не обязательно, воюя за джихад, на Ближнем Восто­ке. Причем, «натурализован­ные» европейцы совершают теракты на территориях тех стран, которые дали им воз­можность получить образова­ние, предоставили широкий спектр социальных льгот. И в этом случае, на мой взгляд, на первый план выходит другая составляющая, которая тоже в какой-то момент была теоре­тически не до конца осмысле­на государственными струк­турами, - идея толерантности.

И в нашей республике есть любители броских, револю­ционных времен призывов. Они любят давать оценку на­бившими оскомину штампа­ми тем или иным процессам, которые не присущи межна­циональным, межконфесси­ональным процессам, проис­ходящим в нашей республике, рассуждают о толерантности.

Но толерантность – это тер­пимость к иному мировоз­зрению, традициям, обычаям. В этом смысле есть хорошая народная мудрость о том, что всякому терпению при­ходит конец. Я же убежден, что в нашей республике во многом благодаря мудрости и дальновидности наших пред­ков ситуация иная. Сегодня в Бурятии межнациональные, межэтнические и межкон­фессиональные отношения между основными группами населения – бурятами, рус­скими, семейскими, эвенка­ми и сойотами – строятся на основе взаимопонимания и взаимной поддержки. Мне ка­жется, что такие отношения между основными группами населения в Бурятии и гео­графически, и геополитиче­ски обоснованны: у нас были неспокойные соседи с юга, а с востока мы всегда ощущали тысячелетнюю цивилизацию Поднебесной. Поэтому где-то на подсознательном уровне у бурят, сойотов, эвенков сфор­мировалось мнение о добром соседстве с русскими-сибиря­ками и семейскими.

И такие добрососедские отношения не раз подвергались суровым испытаниям, и они скреплены кровью, пролитой в совмест­ных боях против захватчиков. Поэтому я принципиально не согласен с тем, что между основными группами насе­ления, исторически населяю­щими территорию Бурятии, существует толерантность. Это понятие может быть при­менимо к тем людям, которые выбирают местом жительства нашу республику как для по­стоянного места жительства, так и для временной трудовой деятельности. И в этом слу­чае, думаю, толерантность со стороны так называемых ми­грантов должна проявляться по отношению к гражданам Российской Федерации.

Ещё раз о «духовных скрепах»

- Мы всегда с пониманием относились к тем людям, ко­торые в силу тех или иных обстоятельств приехали жить или работать в любой из субъектов РФ, но при одном условии – эти люди должны уважать местные традиции и обычаи. И как раз эти момен­ты должны быть отражены в проекте будущего закона, как бы он ни назывался. Ведь жи­тели Бурятии не могут избе­жать таких цивилизованных процессов, как миграцион­ные потоки и глобализация. И здесь перед органами го­сударственной власти стоит важная задача – уметь нахо­дить общественное согласие.

В нашей республике от­крыт Дом дружбы, где созда­ны условия для сотрудниче­ства 46 различных по форме образования культурно-на­циональных автономий, зем­лячеств, сообществ. А задача органов государственной вла­сти, с учетом тех историче­ских традиций, которые есть в Бурятии, межнационально­го, межэтнического взаимо­понимания и взаимной под­держки, суметь этих людей, которые в силу тех или иных обстоятельств выбрали Бу­рятию местом постоянного проживания или временной трудовой занятости, на осно­ве федерального и республи­канского законодательства научить жить в обстановке общественного согласия. А понятие «общественное» или «социальное согласие», на мой взгляд, несколько выше такого понимания, как уваже­ние культурных, религиозных традиций, потому что то и другое – это составные поня­тия социума и такого социаль­ного феномена, как культура.

Поэтому никто не говорит о том, что люди, приехавшие к нам и исповедующие иную, чем буддизм и православие, религию, или же отмечающие другие национальные празд­ники, должны подвергаться внутреннему переосмысле­нию или же чувствовать на­пряженность в плане веро­исповедания. Никто никого не заставляет этого делать и не будет заставлять менять свои религиозные убежде­ния. Тут стоит совершенно другой вопрос: мы, исходя из понимания нашей практики и большого опыта совмест­ного проживания, должны иметь внутреннее убеждение в том, что в Республике Буря­тия есть центр российского буддизма и есть, к примеру, и Свято-Троицкая церковь – первый православный мона­стырь в Забайкалье. Поэтому если 239 разного течения и направления католических, протестантских и более уль­трасовременных религиоз­ных течений будут проводить миссионерскую деятельность в соответствии с федераль­ным и республиканским зако­нодательствами, то это будет в рамках цивилизованного, единого правого поля.

Но бу­дет совершенно другой разго­вор с такими религиозными течениями, если они не будут себя вести в соответствии с нашим законодательством, нашими традициями, истори­ческими религиями, россий­скими геополитическими ин­тересами.

Мы, жители Бурятии, жи­вем на востоке страны, в важ­ном с точки зрения эконо­мических интересов России регионе, по соседству со стра­нами Азиатско-Тихоокеанско­го региона, вблизи с мировым наследием ЮНЕСКО - озе­ром Байкал. Поэтому несем большую ответственность за особый гражданский дух, за особое предназначение граж­дан РФ, которые проживают у берегов Байкала. И с каждым годом эта ответственность будет возрастать. Поэтому ор­ганы государственной власти должны проводить выверен­ную, взвешенную политику в сфере межнациональных отношений в четком соответ­ствии с федеральным и респу­бликанским законодатель­ствами.

- Президент России Вла­димир Путин в одном из своих выступлений сделал акцент на развитии духов­ности…

- Когда в своем ежегодном Послании Владимир Путин впервые сказал о «духовных скрепах», он имел в виду и возрастающую роль наших основных религий в деле укрепления патриотизма и гражданского самосознания. И в этом смысле мы понима­ем, что создание митрополии Русской православной церк­ви в Бурятии – это не про­стое переформатирование. Историческая реальность и в том, что с каждым годом укре­пляется центр российского буддизма и растет авторитет Буддийского традиционной Сангхи России. И, конечно, се­годня мы не вправе отрицать феномен XII Пандито Хамбо ламы Даши-Доржо Итигэлова и делать непродуманные за­явления о том, что якобы не нужен праздничный день, по­священный хуралу «какого-то Хамбо ламы».

Ведь, не секрет, что бурятские спецназовцы, которые отправляются в ко­мандировки по наведению конституционного порядка в конфликтные регионы или «горячие точки», перед отъез­дом приходят не на площадь Советов. Они не приходят в кабинеты высоких началь­ников, а идут к XII Пандито Хамбо ламе или в церковь. По­этому вопрос обсуждаемого закона, как бы он ни называл­ся, – это задача сложная. Эта задача поставлена, и ее надо выполнять.

Уверен, что Президент Рос­сии хорошо понимает, что про­возгласить свои приоритеты и прилагать титанические усилия, к примеру, для осво­ения Арктики, это одно дело, говорить о возвращении на­шей страны в разряд мировых сверхдержав – тоже важное дело. Но совершенно другое дело – то, что в Великой От­ечественной войне советский народ выдержал и ценой не­имоверных усилий и потерь доказал свою жизнеспособ­ность и право быть сильной нацией и сильным государ­ством. Но есть и другие исто­рические примеры, когда за три дня исчезло былое могу­щество сильного государства. «Русь слиняла в два дня, са­мое большее - в три, – говорил философ-публицист Василий Романов о революционных днях 1917 года. - Не осталось державы, не осталось церкви. Не осталось войска. Не оста­лось рабочего класса. Что же осталось? Странным образом – буквально ничего. В 1991 году тоже было три дня».

Политики и обществен­ные деятели страны говорят о том, что законопроект об основах госнацполитики дол­жен обсуждаться на местах, в регионах. На местном, ре­гиональном и федеральном уровнях должно быть сфор­мировано общее движение для теоретического, четкого мозгового штурма - чем мы наполним этот будущий за­кон, и для четкого понимания - что он нам даст на далекую перспективу.

К примеру, «Бес­смертный полк», он же не в Москве родился. Движение ТОСов – также не московское творение. Поэтому наста­ло время для разработки и принятия закона. И об этом лидер российской нации чет­ко и ясно выразился перед научным сообществом. Оно должно уловить настроения обычных граждан. А стати­стика показывает: если в 90-х годах россияне стыдились собственного государства, то опросы 2016 года свидетель­ствуют о том, что значитель­ное число россиян гордится собственным государством. И это количество граждан со­ставляет более 60%.

- Недавно руководитель федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов заявил о не­обходимости создания ми­нистерства по делам наци­ональностей. Разделяете ли вы его точку зрения?

- Агентство в иерархии государствен­ных структур - это уровень в системе вла­сти, функционально рассчитанный для оказания услуг. Есть же, к примеру, у нас агентства недвижимости. Министерство же в системе государственной власти и управ­ления – это орган, который вырабатывает политику и осуществляет ее. Господин Ба­ринов прав. Поэтому задача, поставленная Владимиром Путиным для специалистов, понятна: мы, с одной стороны, говорим о выработке стратегического документа, ко­торый будет называться законом об осно­вах госнацполитики, с другой стороны - мы должны в организованном плане двигаться к созданию полноценного министерства.

«Конфликт был, но он не носил межнациональный характер»

- Цыденжап Бимбаевич, в период, ког­да в регионах России широко обсуждает­ся законопроект об основах госнацполи­тики, особый смысл приобрело событие, произошедшее на одном из рынков Улан- Удэ, когда торговец киргизской нацио­нальности оскорбил пожилую женщину- бурятку.

- Конфликт был. Надо отдать должное средствам массовой информации, кото­рые своевременно довели информацию до общественности, граждан республики. Другой вопрос – в реакции на это событие наших людей. Кто такую реакцию анали­зирует? А реакция – очень выдержанная. Тем людям, которые в недавнем прошлом приехали и живут в Бурятии или же соби­раются приехать к нам, не следует расце­нивать такую выдержанную реакцию как проявление мягкотелости и всепрощенче­ства. Поэтому, прежде всего, хотелось бы отметить выдержку, проявленную боль­шинством населения Бурятии. А органам власти всех уровней хотелось бы напом­нить, что Президент России инициировал ответственность всех уровней власти за межнациональное согласие и недопущение конфликтов. Прецедент по запрещению ис­пользования бренда «Будда-бар» и предот­вращение конфликта можно ставить в при­мер должной реакции властей на основе федерального законодательства по недо­пущению межнациональных конфликтов.

Конфликт в Улан-Удэ произошел на рын­ке. А рынок – это, в первую очередь, товар­но-денежные отношения, это конкуренция. Тогда на эту проблему надо смотреть изну­три: почему, к примеру, на этом рынке стало возможным преобладающее большинство лиц одной национальности? А учеными до­казано, что, если количество лиц одной на­циональности в социуме становится более 15%, то априори создается конфликтная ситуация. Поэтому коммерческий интерес и где-то, возможно, наем лиц одной нацио­нальности местными предпринимателями, возможно, стали одной из составляющих этого конфликта, который не носил в сво­ей основе межконфессиональный и межна­циональный характер.

Если бы подобный конфликт произошел в общественном ме­сте, где кто-то выкрикивал бы лозунги про­тив той или иной этнической группы, то природа конфликта была бы совершенно другой. Поэтому мне представляется, что все уровни власти, и прежде всего регио­нальная и муниципальная, на основе функ­циональных прав и возможностей должны продумать грамотную работу, или по сдаче внаем собственных помещений, или через соответствующие структуры смотреть, чтобы не было таких перекосов.

Предста­вителям наших муниципальных органов власти следует взять на вооружение ини­циативу губернатора Новосибирска Вла­димира Городецкого, который иницииро­вал принятие документа, запрещающего трудовым мигрантам занимать должности в определенных сферах (по 33 специаль­ностям). В частности, мигрантам запреща­ется варить пиво, продавать вино и другие алкогольные напитки, быть водителем в такси и другом общественном транспорте. Гастарбайтерам в Новосибирске также за­претили заниматься финансово-страховой деятельностью. А в прошлом году в Ново­сибирске трудовым мигрантам запретили работать в школах, детских садах, а также на производстве детского и диетического питания.

Власти Новосибирска справед­ливо считают, что запрет для иностранцев работать на некоторых должностях снизит криминогенную обстановку и повысит на рынке труда спрос на местных специали­стов. 

Фото: отдел по работе со СМИ НХ РБ

Баясхалан ДАБАИН

Теги: межнациональные отношения законопроект депутат Бурятия Батуев Цыденжап Бимбаевич Народный Хурал Республики Бурятия



Наши издания