Главная / Новости /Авторская колонка Александра Махачкеева / Фольклорная деревня. Процесс пошёл

Фольклорная деревня. Процесс пошёл

12-04-2017

Улан-Удэ, Аршан и побережье Байкала были задей­ствованы ещё с советских времен. Тогда в респу­блике существовал массовый организованный туризм. Главной и, наверное, единственной ту­ристической компанией было предприятие «Турист». Были, конечно, ещё «Интурист» и «Спутник». Но они занимались выездным туризмом.

«Турист», кажется, принадлежал профсоюзам и распо­лагал собственным автопарком, гостиницей и рестораном «Баргузин». Группы туристов из Москвы, Прибалтики и других регионов СССР высаживались в Улан-Удэ и автобу­сами разъезжались по турбазам «Култушная» на Посоль­ском Соре, «Щучье озеро» и «Котокель» - понятно где.

Собственно на Байкале турбаз было мало, а из «диких туристов», в основном, были иркутяне. Дело в том, что об­рывистый западный берег сибирского моря не удобен для отдыха. В самый пик сезона на всём расстоянии от Котоке­ля до Турки стояли две-три машины. Сейчас же даже при­парковаться негде. А улан-удэнцы любили отдыхать на Ко­токеле, Посольском Соре и Щучьем озере, берега которых были усыпаны заводскими и ведомственными турбазами. На этих водоёмах вода прогревается уже в середине июня, и, как и сейчас, вал отдыхающих приходился на выходные.

На базах «Туриста» культорганизаторы проводили те­матические вечеринки, дискотеки и развлекали народ, как могли. Будучи студентом, я подрабатывал инструктором по туризму и водил группы в походы. В основном по одно­му и тому же маршруту: от Котокеля до берега Байкала и вдоль него до Турки. Но в целом культура отдыха с тех пор не сильно изменилась. Главным развлечением было вино­питие, а отдыхать по-другому ещё не умели.

При этом буряты, только осваивавшие города, прак­тически, не знали прелестей праздного времяпрепровож­дения на воде. Вместо этого они ездили в деревню к род­ственникам, за летними дарами природы, и на сенокос, дабы со спокойной совестью привезти осенью ууса – запас мяса на холодную зиму. Кроме того, почти в каждом при­личном колхозе имелись собственные базы отдыха – на речках, озерах и аршанах, где совершенно бесплатно отды­хали колхозники.

С открытием границ после развала СССР наши гражда­не устремились за границу осваивать тёплые моря. Внутри республики, к привычным Аршану, Горячинску и Щучке, прибавились новые направления познавательного (Ацагат и Тарбагатай) и экстремального (восхождение на Мунку- Сардык) отдыха.

Остановимся подробнее на Ацагате и Тарбагатае - как первопроходцах этнотуризма. Почему именно эти два села? Только ли потому, что в них нашлись предприимчивые бизнесмены, которые смогли наладить у себя индустрию гостеприимства? Или потому, что они занимают выгодное географическое положение?

Действительно, Ацагат и Тарбагатай расположены в пригородных районах, и доехать до них не составляет тру­да. Но это не главное. Издавна они пользуются славой ортодоксальных бурятского и семейского сёл, в которых крепко держатся за свою историю и традиции. Например, в Ацагате даже в советское время отмечали Сагаалган, одни­ми из первых стали восстанавливать некогда знаменитый дацан. Туристический этнокомплекс в Ацагате называется «Степной кочевник» и в полной мере отражает культуру степных бурят.

А с культурой семейских можно познакомиться не толь­ко в Тарбагатае, но и в соседних, наиболее консервативных Большом Куналее и Десятниково, куда есть отдельные туры. Для семейского туризма тарбагатайское направле­ние наиболее оптимально - как с точки зрения близости к городу, так и живописности ландшафта вдоль федераль­ной трассы и русла Селенги.

Итак, Ацагат и Тарбагатай успешно показывают тради­ции, культуру и быт бурят-степняков и семейских земле­пашцев. Однако этнографическая Бурятия не ограничива­ется ими. У русских есть старожильческие русские, казаки и карымы. У бурят – горцы Тунки, Оки и Закамны, «морские буряты» Кудары и Баргузина, хамниганы в Мыле, сойоты в Сороке. Эвенки сами по себе в Баунте и татары в Старом Онохое и Мухоршибири.

На днях прошло второе заседание оргкомитета по ор­ганизации фестиваля эхиритов в Корсаково, в Кабанском районе. Корсаковцы также планируют сделать своё село «фольклорной деревней» «морских бурят» и зарабаты­вать на туризме. Фестиваль в начале июля должен дать старт этой метаморфозе, а на очереди и другие села эхири­тов. Эстафету фестиваля подхватит Улюн, в Баргузинском районе. А затем, возможно, и «родина огурцов» Хурамша в Иволгинском районе. В общем, как говорил Горбачёв: «Процесс пошёл!».

Александр МАХАЧКЕЕВ

Теги: Туризм Бурятии фольклор Бурятия



Наши издания