Главная / Новости /Власть / ​Степан Калмыков: «В Бурятии ресурсы есть, и их надо использовать»

​Степан Калмыков: «В Бурятии ресурсы есть, и их надо использовать»

11-08-2017

Экс-ректор БГУ Степана Калмыкова называют не ина­че как мэтром бурятской политики, старожилом респу­бликанского парламента. И это вполне справедливо: он – депутат всех пяти созывов Народного Хурала РБ, был депутатом последнего, двенадцатого созыва Верховно­го Совета БурАССР. Причём в Верховный Совет и парла­мент республики избирался по одному и тому же округу. Важный штрих к его портрету: он не состоял и не состоит ни в одной политической партии. Как всегда, интервью с учёным, политиком и обществен­ным деятелем Калмыковым не уложилось в обычную схему «вопрос-ответ». Впрочем, профессиональный рост и политическая карьера создателя классического уни­верситета Бурятии тоже не укладывается в привычные рамки: сначала был спортфак пединститута, тренерская деятельность, а потом уже постепенное, поэтапное дви­жение наверх. С особой теплотой, как и всегда, он рас­сказывает о родном университете, коллегах-преподава­телях (Бурятский пединститут, БГУ - это жизнь, судьба и боль Степана Владимировича) и, конечно, о студентах. Именно с подачи студентов Бурятского государствен­ного педагогического института в 1990 году, по сути, и началась его политическая деятельность, сообщает газета «Бурятия».

Зачем изобретать велосипед?

И интервью с депутатом Калмыковым началось с того, что Степан Владими­рович, упреждая мой во­прос, сразу обозначил своё видение предстоящего ре­спубликанского съезда де­путатов всех уровней:

- Предстоящий осенью этого года съезд депута­тов всех уровней, конечно, нужен. И в преддверии его нужна мощная информа­ционная подготовка: люди должны знать, что состоится такое масштабное меропри­ятие. Тем более, что в стране ситуация не простая, у мно­гих людей потеряно доверие к власти, и многие задаются вопросом - «как дальше жить?».

К сожалению, в це­лом уровень жизни россиян не растёт, это касается ре­гионов Сибири и Дальнего Востока. И вместе с тем эти регионы не должны сидеть и ждать манны небесной. Они должны самостоятель­но прилагать усилия по своему развитию. При этом многие регионы, в том числе сибирские, могут при определённых условиях су­ществовать самостоятель­но. Давайте вспомним исто­рию. В былые годы, ещё до Советской власти, люди на земле жили самостоя­тельно, не ожидая дотаций, поддержки, и тут главное, чтобы им не мешали.

Поэто­му на намечающемся съез­де депутаты всех уровней должны обсудить вопросы – как нам дальше жить, ка­кие нормативные законода­тельные акты должны быть приняты для того, чтобы обеспечить деятельность многих людей, занятых в сфере экономики, культуры, образования. К сожалению, зачастую у нас инициатива не поддерживается, поэто­му у многих нет желания её проявлять. Также, к со­жалению, в нашей стране серьёзно нарушены отно­шения между ветвями вла­сти: исполнительная власть начинает диктовать свои условия законодательной и судебной властям.

Что делать в такой ситуации? Конечно, ни в коем случае нельзя сидеть сложа руки. Надо встречаться, обсуж­дать и думать. На предсто­ящем съезде мы должны друг другу подсказать, что нам делать, какие мобили­зовать ресурсы. А опреде­лённые ресурсы в Бурятии есть, к примеру, в сельском хозяйстве. Почему-то у нас в отличие от Монголии нет серьёзного увеличения по­головья скота. К сожале­нию, поставки мяса в ре­спублику осуществляются из других регионов и стран. Тем не менее, нужно видеть перспективу, необходимо поддерживать село, раз­вивать образование. Надо обратиться к науке.

В нашей республике работает око­ло тысячи учёных, которые находятся на федеральном бюджете, но их отдачи в экономику и социальную сферу Бурятии пока не вид­но. Идеи и разработки на­ших учёных не находят ре­ализации и практического применения, потому что на них нет спроса и республи­ка не обращается к учёным с конкретными заказами. И здесь нужны новые подхо­ды. Для того чтобы прово­дить эксперименты по на­учным разработкам, у нас нет ни времени, ни денег. Можно было бы, к примеру, брать готовые разработки, которые уже есть в произ­водстве, скажем, в Японии, Китае или Южной Корее, и делать то же самое на на­ших предприятиях. Зачем изобретать велосипед? Ведь бизнесу нужны гото­вые приборы и технологии, которые сразу дают резуль­тат.

- Степан Владимиро­вич, в работе предстоя­щего съезда примут уча­стие депутаты из сельских поселений. Известно, что поселенческие бюджеты скудны.

- Уверен, об этом будут дискутировать на съезде: в условиях дефицита средств на местах в поселениях трудно жить и работать. Но в то же время люди живут по-разному. К примеру, в одном районе одни раз­водят скот, приобретают сельхозтехнику, а другие ждут, когда дадут пособия, субвенции, дотации. Даже в одном селе можно увидеть такую картину: один сель­чанин трудится не покла­дая рук, а у другого всё раз­валилось, и он всех ругает, ещё и соседу мешает. И в республике много говорит­ся о том, что нужно под­держивать, стимулировать предприятия, производства. Но реальная статистика та­кова: у нас снижается коли­чество людей, работающих в малом и среднем бизнесе. Не секрет, что предприни­мателям трудно развивать­ся и конкурировать с кол­легами из других регионов, в том числе из-за того, что в Бурятии электроэнергия дороже, чем, скажем, в Иркутской области.

Локомотивом экономики Бурятии может стать лесопереработка

- На прошедших съез­дах депутатов всех уров­ней речь шла и том, что одними из перспективных направлений развития экономики республики должны стать лесоперера­ботка, сельское хозяйство, туризм. Хотелось бы услы­шать ваше мнение по клю­чевым направлениям раз­вития нашей экономики.

- В последнее время у нас многие зациклились на туризме. Я же считаю, что туризм в ближайшие годы не сможет стать локомо­тивом экономики Бурятии. Для того чтобы эта отрасль стала прибыльной, нужно туда вложить огромные средства, создать соответ­ствующую инфраструктуру.

В Бурятии в основном развивается местный, вну­тренний туризм: на Байкал приезжают из Красноярско­го края, Иркутской области, Забайкалья, немного ту­ристов из Монголии. И всё. Особенность нашего туриз­ма состоит в том, что у за­рубежных туристов, посмо­тревших на инфраструктуру и сервис на Байкале, не по­является желание приехать к нам снова. Уверен, что для продвижения туризма в республике надо очень серьёзно готовить кадры.

В своё время я предлагал построить на Байкале Центр олимпийской подготовки как некую форму туризма с использованием рекреаци­онных возможностей Бай­кальской территории: Центр олимпийской подготовки решает проблему кругло­годичности, плановости и системности туризма.

Не­смотря на большую работу в федеральных структурах, увы, Центр олимпийской подготовки на Байкале строить не захотели. А что касается лесопереработки, то эта отрасль может стать локомотивом экономики Бурятии. В своё время в БГУ был цех по переработке леса, там было установлено японское оборудование. И я не раз говорил Леониду Потапову, что на региональ­ном уровне можно было принять законодательный акт, который обязывал бы местных лесозаготовите­лей перерабатывать свою продукцию.

В Бурятии в последнее время приходит понимание того, что нужно серьёзно заниматься лесопереработкой, лесовосста­новлением. В Маньчжурии на расстоянии более 10 км организованы предприятия по переработ­ке сибирской древесины. На наших дорогах видно, что везут не «кругляк», а распи­ленный лес. Но всё же пока у нас лесопереработкой за­нимаются не в полном объ­ёме. ­

- Есть ли у депутатов возможность наладить более эффективное взаи­модействие с недропользователями, осуществля­ющими свою деятельность на территории Бурятии, чтобы увеличить наполня­емость республиканского бюджета?

- Возможности в этом плане огромные. И этим надо заниматься. К сожале­нию, мы не вникаем в эти процессы. Почему республи­канский бюджет получает недостаточное количество средств от деятельности Тугнуйского угольного раз­реза? И таких компаний у нас немало. У республики имеется достаточно при­родно-сырьевых ресурсов, в том числе нефти и газа.

- Степан Владимиро­вич, давайте мысленно перенесёмся в 1990-й год, когда вы стали депутатом Верховного Совета БурАССР двенадцатого созыва. Вас выдвинули студенты БГПИ?

- В 1989 году возникла такая молодёжная волна: студенты сами пришли ко мне и сначала рекомендовали меня в Верховный Совет СССР, но я отказался: меня недавно избрали де­каном, и надо было рабо­тать. В 1990 году студенты пытались протолкнуть меня кандидатом в депутаты в Верховный Совет РСФСР, но я, подумав, решил дви­гаться в Верховный Совет БурАССР. Тогда студенты и молодые сотрудники вуза развернули широкую изби­рательную кампанию.

- Вы участвовали в ше­сти избирательных кампа­ниях. Какая была наибо­лее трудная?

- Наиболее трудная была первая - 1990-го года, поскольку тогда у меня не было опыта участия в по­добных кампаниях, к тому же я соперничал с рек­тором Геннадием Басае­вым, и административный ресурс был против меня. Также очень трудной для меня была избиратель­ная кампания в первый созыв Народного Хурала: моими соперниками были десять человек. Какие это были личности! К примеру, министр внутренних дел Сергей Иванов, главный архитектор города Павел Зильберман, бывший пер­вый секретарь Советского райкома КПСС Владимир Грехов и другие.

Депутат должен концентрироваться на главном

- Ваша депутатская де­ятельность в Верховном Совете республики при­шлась на сложный пери­од…

- Тогда жалоб от изби­рателей хватало. В то время приходилось часто встре­чаться с людьми на округе, вникать в их насущные про­блемы. Кстати, строитель­ство республиканского ста­диона на набережной (когда я уже был депутатом Народ­ного Хурала РБ) в какой-то степени - моя работа. Моя задача была в том, чтобы «затянуть» строительство стадиона на то место, где он сейчас стоит. За счёт строи­тельства этого спортивного объекта удалось расселить часть жителей моего округа, которые раньше проживали в ветхом жилье.

- Вы были инициато­ром принятия Закона о флаге нашей республики. Как это происходило?

- Действительно, я один из авторов Закона «О Го­сударственном флаге Ре­спублики Бурятия». Часть депутатов считала, что флаг нашей республики мож­но создать на основе фла­га Российской Федерации, поставив на нём какой-то отличительный знак. Но мне удалось убедить кол­лег-депутатов, что наш флаг должен быть узнаваемым, оригинальным, индивиду­альным, и со второго раза 29 сентября 1992 года Закон о флаге был утверждён и флаг республики внесён в Государственный геральди­ческий реестр РФ.

- Какой из выполненных вами наказов избирателей вы считаете основным?

- Конечно же, наказ об открытии классического университета. Это было в 1990-м. Признаюсь, выполнить этот наказ было очень трудно. Но всё же это уда­лось сделать. 3 октября 1990 года я вынес этот вопрос на заседании Президиума Верховного Совета БурАС­СР, на котором единогласно приняли решение об орга­низации Бурятского госу­дарственного университета. Постановление Президиума ушло «вниз» - в Совмин, и Владимир Саганов актив­но работал по созданию в Улан-Удэ филиала Новоси­бирского государственного госуниверситета.

- Вы также были одним из инициаторов принятия закона о двух государ­ственных языках…

- Этот вопрос тоже шёл очень тяжело. Была созда­на специальная комиссия. Я принимал участие в редактировании окончательного варианта Закона. Многие де­путаты были против двух го­сударственных языков. Были дискуссии, и сразу этот закон не приняли.

- Какими качествами, на ваш взгляд, должен об­ладать, к примеру, депутат Народного Хурала РБ?

- Конечно, депутат дол­жен представлять опре­делённую группу, часть населения. Хурал - это представительный орган. В то же время он в силу сво­ей компетенции, на мой взгляд, не должен быть втя­нут в мелочи. Когда депу­тат втягивается в решение незначительных вопросов, он теряет главное направле­ние. Когда я шёл на выборы, говорил своим избирателям, что не буду чинить дворы, моя задача – решать задачи стратегического характера.

В последнее время я зани­мался школой № 2 в Улан-Удэ. К сожалению, у «второй» школы пока не будет собственной спорт­площадки. Мы пытаемся решить этот вопрос за счёт сноса близлежащих к шко­ле домов, но это непросто. В сентябре этого года «вто­рая» школа войдёт в строй. Также я занимался таким принципиальным вопросом, как закрепление земли за так называемыми «самовольщиками». В результате был принят закон, согласно которому за «самовольщи­ками» закрепили право на собственность.

СПРАВКА

Степан Владимиро­вич Калмыков родился в Иркутской области. В 27 лет стал кандида­том наук, в 37 - деканом факультета физическо­го воспитания БГПИ. В 40 лет избран депута­том Верховного Совета БурАССР, в 43 года на альтернативной осно­ве – ректором БГПИ. Почти 22 года был бессменным ректором БГПИ-БГУ. Научно-пе­дагогический стаж – 41 год. Написал более 200 научных работ. На­граждён медалью РФ «За заслуги перед От­чеством» II степени, а также орденами «По­лярная Звезда» и Трудо­вого Красного Знамени Монголии. Депутат парламента Бурятии шести созывов (стаж депутатской деятель­ности – 27 лет).

Баясхалан ДАБАИН

Теги: образование депутаты Бурятия Народный Хурал Бурятии Калмыков Степан Владимирович съезд



Наши издания