О туризме в новом статусе

06-10-2017

В Бурятии появилось Министер­ство туризма, этим шагом новое руководство республики ясно обозначило значимость этой от­расли экономики в своей страте­гии. Теперь индустрия гостепри­имства должна будет подняться на ещё более высокий уровень. Впрочем, это было давно ожида­емым и назревшим решением, подготовленным всей предыду­щей логикой развития отрасли. Ведь она появилась не вчера и не сегодня, а, так или иначе, разви­вается более полувека.

Я уже описывал туризм в 70 – 80-е годы прошлого века, по­скольку в ту пору успел поработать инструктором на базе «Котокель». Тогда Улан-Удэ, Аршан и побережье Байкала (Энхалук, Посольский Сор, Горячинск), Котокель и Щучье озе­ро были активно задействованы. Тогда в республике существовал массовый организованный туризм. Главной и единственной туристиче­ской компанией было предприятие «Турист». Были ещё «Интурист» и «Спутник», занимавшиеся выезд­ным туризмом. «Турист» распо­лагал собственным автопарком, гостиницей и рестораном «Баргу­зин». Группы туристов из Москвы, Прибалтики и других регионов СССР высаживались в Улан-Удэ и автобу­сами разъезжались по турбазам.

В лихие 90-е наши граждане устремились за границу осваивать тёплые моря. Внутри республики, к привычным Аршану, Горячинску и Щучке, прибавились новые на­правления познавательного (Аца­гат и Тарбагатай) и экстремального (восхождение на Мунку-Сардык) отдыха.

Тогда же на туризм обратил вни­мание российский криминалитет. Как рассказывал бывший началь­ник бурятского УБОП МВД РБ Ни­колай Рогалёв об авторитете по кличке Гендос: «Это был первый человек, от которого я услышал фразу «рекреационные ресурсы Бурятии». Уже в начале 90-х ту­ризм на Байкале был «воровской темой», они планировали сделать здесь вторую Швейцарию». А может быть, второй Лас-Вегас или Атлан­тик-Сити. Это американские горо­да, где процветал игорный бизнес, а мафия вкладывала «грязные» деньги в казино, отели и рестораны. Этот период криминальной истории Америки хорошо показан в «Крёст­ном отце-2».

Но почти одновременно с этой темой в Бурятии возникла другая, более прибыльная – нелегаль­ная добыча и поставки нефрита в Китай. Нефритовая лихорадка и криминальная война за доходы от «камня» заставила воров забыть о туризме. Впрочем, часть нефрито­вых денег была легализована в ин­дустрии развлечений, гостиничном бизнесе и строительстве.

Однако в это время возникла ещё одна многообещающая тема - «Байкальская гавань». Это было на исходе эпохи бурятского политиче­ского патриарха Леонида Потапова. В 2004 году сенатором от Бурятии стал олигарх Виталий Малкин, а он обладал немалыми лоббистскими возможностями. Благодаря ему в республике побывали российские министры Алексей Кудрин и Герман Греф, а в скором времени выделе­ны и гигантские средства на реали­зацию проекта.

В 2007 году у руля республики встал Вячеслав Наговицын, и ему в наследство достался ряд готовых, проработанных проектов. В том числе «Байкальская гавань» и ве­дущая к ней, стратегически важная дорога на Баргузин. И в это же вре­мя в Б урятии о чень а ктивно с тал проявлять себя миллиардер Ми­хаил Слипенчук. Он имел широкие деловые интересы в республике, в том числе и в области туризма.

С тех пор Слипенчук успел стать депутатом Государственной Думы от региона, а затем и сложить полномочия. Он сумел построить отель «Мэргэн-Батор», вложиться в комплекс «Байкальская Ривьера» в Гремячинске, модернизировать аэ­ропорт и поучаствовать в проекте «Байкальская гавань». Как говорит известный экономист Алдар Бад­маев: «Он успел выстроить цепоч­ку: аэропорт – отель – побережье Байкала. Не хватило только соз­дания собственной транспортной компании». Масштабно подходит к этому вопросу и местный бизнес. В первую очередь, это, конечно, Лев Асалханов с его комплексами в Улан-Удэ, на Байкале и по ту сто­рону моря.

Сейчас у руля новая команда, и появляется новое министерство по туризму. Говоря об этом, эксперт Андрей Измайлов сказал следую­щее: «Мы мечтали об этом, навер­ное, уже десятилетие».

И стартовые условия на этом этапе достаточно благоприятные. Сфера туризма, где организованно, а где и стихийно бурно развивает­ся. Строятся и открываются новые гостиницы, рестораны и новые объекты туристского показа. Кру­глый год проводятся фестивали, конгрессы и флешмобы.

Идёт и мощное движение снизу, с целью создания фольклорных деревень. Например, фестиваль эхиритов в Корсаково в Кабанском районе, и который в будущем году переместится в Улюн в Баргузине.

Развитию отрасли способствуют и внешние условия. Это, конечно, нарастающий поток гостей из Китая и Монголии. В общем, большому кораблю – большое плавание…

Александр МАХАЧКЕЕВ

Теги: туризм министерства Бурятия



Наши издания