Главная / Новости /Власть / Федеральные ведомства «не нашли» деревни на карте Бурятии

Федеральные ведомства «не нашли» деревни на карте Бурятии

11-10-2017

Проблема границ водоохранной зоны обсуждалась на самых высоких уровнях и до сих пор не даёт по­коя ни властям, ни жителям этой самой зоны. Вопрос о том, что «нужно что-то делать», поднимали ещё при Вячеславе Наговицыне, который, будучи главой Буря­тии, высказывался негативно о подобных нововведе­ниях. Вновь подняли вопрос после назначения Алексея Цыденова на должность исполняющего обязанности руководителя региона. Он убедился в парадоксально­сти и нелепости требований закона, когда «на каждый сарай нужна экспертиза». В августе министр природы России Сергей Донской во время визита в Бурятию за­верил, что проблему с границами решат если не в этом, то в следующем году точно, сообщает газета «Бурятия».

«Необъективные» зоны

Пока власти на местах пытаются изменить при­нятые законы, больше всех страдают местное населе­ние и бизнес. Им досталось по полной. Практически на всём побережье Байкала действуют четыре право­вые зоны: водоохранная, рыбоохранная, экологиче­ская зона и зона Наследия ЮНЕСКО.

Не выдержали жители острова Ольхон и во время прямой линии с Владими­ром Путиным сообщили президенту, что они попали в «ловушку» водоохранной зоны, где им запрещает­ся практически всё. Тогда Владимир Путин отметил, что необходимо внести из­менения в закон и обеспе­чить людям возможность жить нормально.

К слову, зона Насле­дия ЮНЕСКО на Байкале - вообще беспрецедент­ный случай. По словам министра имущественных и земельных отношений Бурятии Маргариты Маго­медовой, в минприроды России республиканские власти внесли предложе­ние о корректировке ста­тьи 27 Земельного кодекса. Поправка предполагает из­менение понятие участка Всемирного наследия. То есть, чтобы в него входили непосредственно культур­ные объекты, но никак не целое озеро с близлежа­щей землёй.

«Сейчас в границах Цен­тральной экологической зоны в Бурятии проживает 78 тысяч человек. 5 марта 2015 года приняли по­становление РФ, в котором утверждили грани­цы водоохраной зоны. И с этой даты Росреестр стал отказывать в оформлении прав на земельные участ­ки, которые находятся в границах Байкальской природной территории. И юридические лица лише­ны права оформлять зе­мельные участки, которые находятся на этой террито­рии. Поэтому у нас возник­ли проблемы с инвестора­ми, которые участвуют в ФЦП «Развития внутрен­него и въездного туризма РФ». Ведь они вкладыва­ют деньги в строительство недвижимости, но у них нет никаких гарантий. Им нельзя оформить право собственности на эти зе­мельные участки», - расска­зала министр имущества Бурятии.

По её словам, ещё в 2016 году правительство Бурятии направило в феде­ральные ведомства предложения, чтобы каким-то образом эту проблему ре­шить. В ответ министер­ство природных ресурсов РФ посоветовало опреде­лить границы населённых пунктов и вывести из-под действия тотальных запре­тов.

«В 2017 году в законе о республиканском бюджете рассмотрели возможность выделения субсидий му­ниципальным образова­ниям для проведения этой работы. В отношении 15 из 81 населённого пункта данные есть, в отношении 66 населённых пунктов мы работу проводим. По итогам 2017 года уже 10 населённых пунктов Ка­банского района и два Бар­гузинского внесли в ЕГРН и границы поставили на кадастровый учёт. До 2018 года мы должны сделать всё до конца», - объяснила Маргарита Магомедова.

Повисли в воздухе

Из-под действия водо­охранной зоны вывели уже 41 населённый пункт, прав­да, ещё 40 «повисли в воз­духе».

«Я спрашивала в Мо­скве, почему они не вы­вели эти 40 пунктов. Они не смогли ответить. Они сказали, что при выведе­нии 41 населённого пункта основывались на геогра­фических координатах. А остальные что? У них нет координат? Они в воздухе висят?», - рассказала ми­нистр имущества.

Напомним, что во время визита министра природы России в Бурятию этот во­прос был одним из глав­ных. Сергей Донской тогда отметил, что уже готово постановление правитель­ства, которое исключает 40 населённых пунктов из 81 из водоохраной зоны.

«Что касается осталь­ных, то мы договорились, что коллеги их исключат из водоохранной зоны в том постановлении, которое будет утверждаться прави­тельством. С учётом строи­тельства и мусороперера­ботки. Это требует подхода регионов, чтобы они посмо­трели и оценили всё с точки зрения социально-экономи­ческого развития», - сообщил Сергей Донской.

Но и здесь возникли проблемы. Теперь федера­лы требуют, чтобы при вы­ведении сел и деревень из границ водоохранной зоны соблюдалась 200-ме­тровая прибрежная зона. А во многих населённых пун­ктах, тем более туристиче­ских, там уже есть объекты недвижимости. И какова будет их судьба, пока неясно.

«Сейчас мы внесли та­кое предложение, по ко­торому двухсотметровую зону мы «обошли», - констатировала Маргарита Магомедова.

«Национальный» вопрос

Заложниками заповед­ников с 1995 года оказа­лись жители Тункинского района Бурятии. Фактически сейчас на землях Тун­кинского нацпарка нахо­дятся населённые пункты. По закону все их жители являются нарушителями заповедных границ. Од­нако нарушителями люди стали внезапно для себя. В 1991 году Совет министров РСФСР установил, что гра­ницы Тункинского нацио­нального парка включают в себя все земли админи­стративного образования «Тункинский район». Это земли лесного фонда, за­паса, населённых пунктов, сельхозназначения. Одна­ко постановление имело оговорку - «без изъятия земель из хозяйственного пользования». То есть, по сути, люди, «попавшие» в заповедник, могли вести привычный образ жизни.

Но в 1995 году на феде­ральном уровне приняли закон об особо охраняемых природных территориях, который гласит, что ООПТ должна сохраняться в пер­возданном виде.

«Казалось бы, если приняли в 1995 году такой закон, то тогда постановле­ние по границам нацпарка должны изменить. Но до настоящего времени этого не сделали. И мы сталки­ваемся с ситуацией, что в черте нацпарка находятся и земли сельхозназначе­ния, и населённые пункты. Там постоянно идёт строи­тельство. Алексей Цыденов лично подписывал письма, и сейчас вышла очередная редакция, с изменением границ Тункинского на­цпарка, и исключение из них 158 тысяч га земли», - сообщила Маргарита Ма­гомедова.

Однако общая площадь национального парка при этом не сократится. Увели­чат недостающие 158 ты­сяч за счёт земель лесного фонда Российской Феде­рации, который находится на территории двух муни­ципальных образований – Окинского и Закаменского районов. При этом террито­рии этих двух муниципали­тетов не изменятся.

«Мы надеемся, что эта проблема решится до кон­ца этого года», - объяснила министр имущественных и земельных отношений ре­спублики.

Елена МЕДВЕДЕВА

Теги: Байкал недвижимость водоохранная зона Бурятия Россия Маргарита Магомедова Магомедова Маргарита Антоновна минимущества РБ



Наши издания