Главная / Новости /Общество / ​Биофункциональные методы диагностики – миф или реальность для Бурятии?

​Биофункциональные методы диагностики – миф или реальность для Бурятии?

24-11-2017

Бурятия активизировалась в поисках прорывных про­ектов в области медицины, фармацевтики и биотехно­логий, способных вывести республику в число иннова­ционных регионов России. Сюда входят и достижения в области конкурентоспособной медицинской помощи, импортозамещение лекарственных средств и оборудо­вания, выход на зарубежные рынки. В настоящее время минздрав Бурятии проводит испытания медицинского диагностического прибора «МЕТСИС», разработанного профессором Михаилом Кутушовым совместно с док­тором Михаилом Шрайбманом. Об эксперименте и его участниках в интервью газете «Бурятия» рассказывает доктор Пётр Шаблин.

- Пётр Аюшеевич, какова ваша роль в этом экспери­менте?

- Я довожу диагностику до ума на «МЭТСИСе» уже 9 лет, и я вижу, что его пока­зания достоверны. Главный разработчик прибора - мой друг и учитель доктор Куту­шов, который сейчас живёт в Чехии, является сотрудни­ком моей компании. Мы с ним долгое время работаем как партнёры, создаём раз­ные препараты и методы лечения.

- Несколько слов о са­мом приборе и его воз­можностях.

- Диагностический аппа­рат «МЕТСИС» предназначен для ранней диагностики рака и нарушений белково­го синтеза, которые лежат в основе всех патологий. Ме­тод запатентован. Начнём с экспресс-теста на рак. Его достоверность фантастически высокая, как показыва­ет мой опыт – свыше 90%. Этот аппарат видит начало ракового процесса ещё за несколько лет до появления самой опухоли. Очень важ­но иметь на вооружении всем врачам такой аппарат, потому что успех в борьбе с раком – ранняя диагности­ка.

- В чём суть метода?

- Известно, что в предра­ковом и тем более раковом состоянии изменяются па­рамагнитные свойства тка­ней. При взаимодействии и совпадении волновых источников организма че­ловека с тест-препаратом возникает явление волно­вого резонанса, которое фиксируется прибором. Прибор основан на мето­де Р. Фолля и Х. Шиммеля и способен обнаруживать энергетический дисбаланс организма через изменение электропроводности в био­логически активных точках. (Р. Фолль и Х. Шиммел - не­мецкие врач, разработав­шие на основе китайской акупунктуры диагностиче­ский метод, позволяющий измерять электропрово­дность биологически актив­ных точек).

- Известно, что методы электропунктурной диа­гностики широко приме­няются в восточной меди­цине. В чем ноу-хау этого прибора?

- Ноу-хау в том, что док­тор Кутушов предложил свою классификация рака, относительно которой определяется дисбаланс в биологически активных точках. Есть отклонения от нормы или нет. В основе ди­агностики лежит его теория «нелинейной медицины». Существующие визуаль­ные методы диагностики (УЗИ, флюорография, маг­нитно-ядерный резонанс, биопсия и др.) способны определить то, что видно, то есть раковую опухоль, которая уже есть, и которая характерна для рака высо­кой степени, когда лечить уже сложно. Логично пред­положить, что, если мы хо­тим диагностировать рак на ранних стадиях, необходи­мы принципиально другие подходы.

Доктор Кутушов предло­жил свою «систему коорди­нат», в которой есть такие понятия, как «анизотро­пия» и «диссимметрия», когда накапливаются не­свойственные организму правополяризованные ами­нокислоты и нарушается нормальная самоорганиза­ция белков. Такой биофунк­циональный метод диагно­стики способен определить, как наличие опухоли, так и процессы, предшествующие её развитию. Понятно, что опухоль возникает не на пустом месте. Морфологи­ческим изменениям в орга­низме предшествует целый ряд биофизических, а затем и биохимических наруше­ний. Ноу-хау в том, что най­ден способ эти нарушения фиксировать прибором.

- Для вас, как для прак­тика, в чём главная цен­ность этой разработки?

- Кроме ранней диагно­стики рака, ценность этого прибора заключается также и в том, что на нём можно тестировать любые препа­раты природного или син­тетического происхождения с точки зрения эффективно­сти лечения. Речь идёт не только об индивидуальном подборе препаратов для лечения рака. Прибор видит системные нарушения бел­кового обмена, которые ле­жат в основе любого хрони­ческого заболевания. Таким образом, периодическое тестирование и эффективный подбор препаратов при любой болезни индивиду­ально для каждого челове­ка, может значительно уве­личить продолжительность активной и здоровой жизни человека. До 100-120 лет и более лет.

- Какие цели ставятся в экспериментальном ис­следовании «МЕТСИС»?

- Цель - показать диагно­стическую достоверность аппарата и убедить минздрав РФ обеспечить этим аппаратом всю Россию, все больницы и поликлиники, все медпункты, наладить настоящую диспансериза­цию. Экспресс-диагностика занимает всего одну мину­ту. Каждый человек может заглянуть в поликлинику хотя бы раз в полгода. Не надо бояться онкологии на ранней стадии. Если на ранней стадии выявили, вылечиться легко, для этого не нужна вредная и дорогостоящая химиотерапия. Есть множество других способов на начальном этапе остано­вить развитие болезни.

- На каком этапе экспе­римент?

- Пока с методикой раз­бираемся, как только все стороны придут к общему согласию, тогда и запустим процесс.

- Расскажите о других заинтересованных сторо­нах.

- Правительство респу­блики в лице Министерства здравоохранения, Фонда регионального развития – главные заинтересованные стороны проекта. Если мы сегодня пытаемся в респу­блике развивать биофар­мацевтическую отрасль, медицинский туризм, сеть курортных и оздорови­тельных центров, то надо думать, а чем мы всё это будем наполнять, чтобы создавать конкурентоспо­собное и экспортно-ориен­тированное производство и технопарки, привлекать и туриста, и инвесторов на территорию Бурятии.

- Каким образом будет оцениваться достовер­ность прибора?

- Здесь не надо ничего мудрить. Собираем группу, среди них, к примеру, 20 раковых больных и 20 не­раковых больных, обезли­ченных, только пронуме­рованных. Пусть они будут примерно одинаковыми по внешнему виду, чтобы ни один доктор не смог по внешности определить, больны ли участники, и если больны, то чем. Жела­тельно не брать четвёртую стадию. Если мы говорим о методе ранней диагностики, то лучше, чтобы все участ­ники исследования были работоспособными, ходячи­ми, нелечеными, без опера­ций. Создаём независимую комиссию, и я на глазах у этой комиссии за один час всех тестирую на этом при­боре. Если в 90% случаев подтверждается диагноз, то, конечно, аппарат интере­сен и заслуживает не просто внимания, а пристального внимания! На сегодня ни один существующий аппа­рат в мире так быстро и с такой достоверностью ни­чего не покажет.

- А что, онкология 4-й стадии не определяется на этом приборе?

- Да, я в этом на собствен­ном многолетнем опыте убедился. Когда я получил первый аппарат, освоил его и стал проверять раковых больных, удостоверился, что в 90% случаев аппарат показывает наличие рака. И я стал выяснять причину – а почему в 10% случаев аппа­рат не показывает? Оказа­лась что каждый раз – это 4 стадия. И вот на протяжении 9 лет я вижу эти результа­ты. Если я вижу, что пациент тяжёлый и аппарат ничего не показывает, то я сразу подозреваю, что либо у него рак 4 стадии, либо цирроз, либо любая другая тяжёлая болезнь, которую далее вы­явить несложно.

Иногда аппарат не видит ракового процесса из-за того, что ракового белка в организме на момент те­стирования недостаточно, чтобы аппарат его зафик­сировал, то есть нет актив­ного ракового процесса. Такая картина, к примеру, наблюдается при ремиссии после медицинского вме­шательства, или на момент тестирования организм как-то справился сам. Но чаще всего раковый белок всё равно накапливается, и, как правило, через некоторое время прибор показывает наличие этого белка, и мы определяем, что человек действительно болен.

Повторяю, если у челове­ка 4 стадия, рак всё равно определят любыми други­ми существующими мето­дами. УЗИ покажет, рентген покажет, томография и он­комаркеры ещё покажут. В основе прибора «МЕТСИС» несколько другие принци­пы, и заточен он на раннюю диагностику. Мы говорим о том, что надо находить рак не в 3-4, и даже не в 1-2 ста­диях, а на стадии предрака. Но чтобы нам показать, что аппарат не врёт, надо снача­ла комиссии хотя бы пока­зать, что аппарат 1, 2 и 3 ста­дии активной формы рака видит всегда. А неактивную форму, что встречается в 10 процентах случаев, увидит немного позже, как только в очередной раз накопится в крови раковый белок.

- Насколько легитимно на местном уровне прово­дить исследования?

- Для того, чтобы в даль­нейшем нам провести се­рьёзные клинические ис­пытания этого прибора, нам надо на региональном уровне, так скажем, по-кре­стьянски, провести хоть ка­кой-то эксперимент, чтобы хоть какую-то доказатель­ную базу под это подвести. Понятно, что все вопросы легализации ранней ди­агностики рака и вообще эффективного лечения рака надо решать не на местном уровне, а на федеральном. Но первые масштабные внедрения мы можем сде­лать у себя в республике. Наш интерес как раз заклю­чается в том, чтобы нала­дить массовое производство этого уни­кального прибора именно в Бурятии. Эти приборы и ме­тоды лечения могут способ­ствовать развитию массово­го медицинского туризма, росту имиджа Бурятии. Глу­по упускать такие возмож­ности. Но пока приходится внедрять эти инновации в клиниках других регионов страны.

- Какие ваши прогнозы результатов эксперимен­та?

- Я доверяю этому прибо­ру на 100%, если показал во всех трёх режимах рак. Но! Прибор имеет один “недо­статок”. В случае обнаруже­ния предрака или рака на ранней стадии, современ­ные методы исследования, как правило, ничего не обнаруживают на устаревших приборах и существующих методах. К великому сожа­лению, спустя время в этом убеждаются сами пациен­ты. И возвращаются ко мне уже с третьей или четвёртой стадией.

- Какой эффект от вне­дрения можно ожидать?

- Если мы внедряем этот метод ранней диагностики рака, то выявляем группы риска, наконец-то, прово­дим эффективную мас­совую диспансеризацию, проводим эффективное профилактическое лечение предрака, то есть пред­упреждаем страдания и смерти от рака. Мы можем кардинально изменить су­ществующую ситуацию в онкологии, сделать Россию первой страной в мире, по­бедившей рак. А Бурятия может стать первой в Рос­сии безраковой территори­ей.

СПРАВКА

В России злокачественная опухоль ежегодно диагностируется у 500 тысяч че­ловек, примерно 300 тысяч из них умирают, причём треть уже через год после постановки диагноза. В Бурятии число больных растёт на три тысячи ежегодно, сегодня со страшным вердиктом живут 14500 человек. В общероссийской струк­туре онкологической заболеваемости репродуктивной системы женщин рак шейки матки в Бурятии в течение последних лет – на первом месте. Онкологическая заболеваемость, к примеру, в Улан-Удэ возросла с 18 до 27,3 на 100 тысяч женщин (РБ – 28,5; РФ – 28,0). Прогнозы ВОЗ неутешительны – через 20 лет случаи заболевания раком в мире увеличатся на 70%. В настоящее время в России разрабатывается Национальная программа по борьбе с раком… Пока без «МЕТСИСа»...

Лариса БОЧАНОВА

Теги: наука медицина Онкология рак Бурятия Россия Минздрав Бурятии Минздрав России Шаблин Пётр Аюшеевич Пётр Шаблин



Наши издания