Главная / Новости /Общество / Арнольд Тулохонов: Последним ударом по голове в Бурятии запретили вылов омуля

Арнольд Тулохонов: Последним ударом по голове в Бурятии запретили вылов омуля

07-12-2017

Ученые, депутаты народного хурала и представители силовых структур поспорили о важности запрета на вылов омуля, методах подсчета браконьерской рыбы, а также задались вопросом о наказании для последних. Ведь, по словам сотрудников Байкало-Ангарского теруправления, браконьеры - это не всегда простые местные жители, но и работники рыбоохраны, сообщает ИА Буряад Унэн.

«Печальная» биомасса

Запрет на вылов омуля вступил в силу с 1 октября 2017 года. Это касается как промышленного, так и любительского лова. Исключение - рыбалка с бормашовой удочкой со льда Байкала. Это решение взвешивалось и обговаривалось на всех уровнях власти несколько лет. Кто-то выступал против введения полного запрета, но ученые каждый раз приводили пугающие данные. По их мнению, пренебрежение крайними мерами могло привести к катастрофе, и эндемик оказался бы на грани вымирания.

В итоге, запрет ввели. Однако президент России Владимир Путин, заявил о необходимости трудоустройства населения прибайкальских поселков в связи с введением «рыбного моратория». В конце октября на заседании Правительства Бурятии заместитель министра сельского хозяйства и продо­вольствия Пётр Брыков заверил, что людям, оставшимся без работы, ведомство предложит грантовую поддержку.

Кроме того, по данным республиканского центра занятости только 470 человек могут остаться без работы в трех прибрежных районах республики. Руководитель ведомства Александр Башкирцев успокоил собравшихся, сообщив, что в связи с за­претом на промышленную добычу омуля ухудшения ситуации на рынке труда не ожида­ется.

Но эти официальные цифры не учитывают тех, кто подрабатывает на вылове омуля сезонно. А таких большинство.

Поэтому, 7 декабря депутаты Народного Хурала Бурятии, представители республиканского правительства и учёные на расширенном совещании пытались разобраться: действительно ли омуля осталось мало, как скажется на популяции запрет вылова? И решить, что делать с теми, кто лишился единственного способа заработка.

Директор байкальского филиала «Госрыбцентра» Владимир Петерфельд  привел данные, которые указывают на достаточно плачевную ситуацию с популяцией омуля.

Он заявил, что с 2008 года биомасса пресноводного эндемика опустилась ниже 20 тысяч тонн. Сейчас это число вообще достигло 10-12 тысяч. Владимир Петерфельд объяснил, что основным «поставщиком» омуля для озера является Селенга и Верхняя Ангара. Но в последние годы из этих рек в Байкал попадает лишь 35-40% биомассы от нужного количества. 

«Омуль в воздухе не живет»

Ещё одна причина омулевой беды - браконьерство.

- Масштабы неучтённого вылова рыбы очень велики. А с 2011 года они увеличились и сейчас уже сравнялись с официальным, - грустно констатировал директор байкальского филиала «Госрыбцентра».

Он также поведал, что ведомствов  передало Росрыболовству все материалы по численности омуля за последние 20 лет. Позитивом они не радовали. Анализ данных показал, что за это время количество эндемика снизилось в три раза.

- В ближайшем будущем увеличение массы омуля маловероятно. Поэтому не надо говорить о том, что ситуация сама по себе поменяется, - настаивал Владимир Петерфельд.

По его мнению, исправить ситуацию можно только пятилетним запретом на вылов, жёстким пресечением браконьерства и незаконного сбыта омуля, а также финансированием заводов, которые будут разводить рыбу. Он отметил, что необходимо внедрить специальный технический комплекс, который позволит учитывать заходящий на нерест омуль. Владимир Петерфельд также предложил ввести промышленную добычу байкальской нерпы, и регулировать численность бакланов.

Второй выступающий, экс-сенатор и академик Арнольд Тулохонов с подозрением отнесся не только к статистическим данным, но и протестовал по поводу запрета на вылов омуля как такового. По его мнению, запретить нужно не вылов, а перевозку и продажу. Тогда браконьеры не смогут сбывать незаконную рыбу и от безысходности перестанут ее ловить.

- Запреты никогда не решали задачу, будь это алкоголь, или рыба. Статистике, которую представили сегодня, с одинаковым успехом можно верить, а можно и не верить. Вообще, стоит учесть, что, например в Селенге уменьшила проточность, и омуль в реку не будет заходить. То есть считать по старым данным - занятие малоперспективное. Значит этой методике расчета можно не доверять, - заявил учёный.

Арнольд Тулохонов отметил, что маловодье Байкала также не могло не сказаться на популяции эндемика.

- Ведь омуль в воздухе не живёт, он в воде живёт, - объяснил он.

По его мнению, полный запрет может только навредить. И ссылаться на опыт Советского Союза нельзя.

- Может и был эффект, но это было другое государство, и у людей была работа. С Тихого океана тогда везли рыбу сюда на переработку, и был промысел нерпы. Владимир Путин сказал «кончайте запрещать, думайте, как жить людям». Но мы только запрещаем. Сначала запретили, заходит в лес, добывать дрова и последним ударом по голове запретили добывать омуль, - негодовал бывший сенатор.

«Свои» люди

Ведущий инженер лаборатории ихтиологии «Лимнологического института» Павел Аношко также с недоверием отнесся к официальной статистике. Но согласился с тем, что популяция омуля уменьшилась. Однако по данным лимнологов всего на 30%.

- Тем не менее, данные Госрыбцентра вызывают сомнения. У нас нет инструмента, чтобы фиксировать как официальный, так и незаконный вылов. Надо как-то искать способы учитывать численность вылова омуля. Но абсолютно значения оценить достаточно сложно, - поделился он своим мнением.

Павел Аношко также предложил отказаться от полного запрета на вылов. И в то же время разрешить «удить» рыбу только на глубоководье. Не трогая прибрежные и мелкие места, где нерестится «драгоценная» рыба. В то же время вводить реальные сроки за браконьерство.

Сотрудники «Госрыбцентра» настояли на том, что заявления о неспособности подсчитать количество выловленной рыбы не соответствует действительности. Для этого есть специальная методика.

Что касается браконьерства, то, по словам, замруководителя Байкало-Ангарского теруправления Росрыболовства Романа Гармаева, порой за незаконный вылов рыбы приходится наказывать не только простых жителей прибрежных районов, но и…самих сотрудников рыбоохраны.

Пока запрет на вылов байкальского эндемика никак не сказался на популяции омуля и зарплатах жителей. Дальнейшее зависит от работы всех заинтересованных лиц.

Алёна ЦЫБИКОВА

Теги: Рыбалка омуль ученые Бурятии запрет Бурятия Народный Хурал Бурятии Александр Попов



Наши издания