Главная / Новости /Власть / Степан Калмыков: «Бурятии нужен закон о кадровой политике»

Степан Калмыков: «Бурятии нужен закон о кадровой политике»

14-12-2017

В преддверии нового 2018 года депутат Народного Хурала РБ Степан Калмыков рассуждает о некоторых событиях политической и законотворческой жизни ре­спублики. Также парламентарий, как и всегда, в беседах с корреспондентами Бурятии выступает с интересными предложениями, озвучивает мысли, достойные обсуж­дения в широких политических и общественных кругах, сообщает газета «Бурятия».

Давно не было кадровых решений на условиях конкурса

«Сам факт того, что в этом году Глава Бурятии провёл конкурсы на пять министерских должно­стей, достоин позитивной оценки, - с ходу, не ожи­дая вопроса журналиста, начинает беседу один из самых опытных парламен­тариев республики. – По этому поводу есть разные точки зрения. В конкурс­ных отборах на должности министров участвовало много людей. Но внуша­ет оптимизм тот факт, что за минувшие 25-30 лет в республике впервые про­ведены конкурсы на такие высокие государственные должности.

В советское время проходили кадровые конкурсы, но они были регламентированные. И тогда была своя, довольно раз­умная кадровая политика, стратегически выверенная. Но в то время основным критерием отбора, поми­мо деловых качеств, был и идеологический фактор. В проведённых в Буря­тии нынче конкурсах на первый план вышли профессиональные качества претендентов и их способ­ность к управлению.

То, что в этом году выдвинулось более ста человек, говорит, во-первых, о том, что в на­шей республике давно не было кадровых решений на условиях конкурса. Во-вто­рых, всё-таки в Бурятии за последние годы образо­валась довольно большая группа молодёжи, которая сегодня имеет хорошее образова­ние, хорошую подготовку, определённый опыт, но в силу ряда причин не востребована.

Такую тенденцию по ка­дровым решениям, уверен, следует продолжать по другим министерствам и на другом уровне – заммини­стров, начальников отде­лов, департаментов и т.д. Но это не должно стать па­нацеей: может получиться так, что человек победил в конкурсе на высшую административную должность, но не смог проявить себя на этом месте.

Спрашивается, а что делать, чтобы люди, прошедшие через сито конкурсного отбора, показывали результаты на вы­соком посту? Убеждён, для этого в нашей республике нужна чётко выстроенная государственная кадровая политика. Это важная ра­бота должна проводиться со стороны Правительства республики, Народного Ху­рала, муниципальных об­разований. То есть, систе­ма кадрового управления должна затрагивать сферу – от села, посёлка, района до уровня республики. Нам следует выдвигать людей на федеральный уровень и для работы в международных организациях за рубежом.

В этом плане есть положительные примеры. Знаю, что хорошая кадро­вая политика поставлена в республике Саха (Якутия). Такую же кадровую поли­тику, но в несколько другом плане проводит Татарстан. Очень много сту­дентов из этой республики обучаются в федеральных вузах, трудятся в феде­ральных структурах и ра­ботают за рубежом. Также целенаправленную кадровую политику прово­дит Красноярский край».

- Степан Владимиро­вич, бытует мнение, что вузы плохо готовят ка­дры…

«Конечно, это не так. Существует определён­ный государственный об­разовательный стандарт, и соответственно стандартам в университетах и инсти­тутах ведётся подготовка студентов. Другое дело, что для некоторых организа­ций и предприятий нужны кадры со своей спецификой подготовки: следует ре­шать вопросы специализа­ции. Эти вопросы не может решать высшее учебное заведение: это проблема самих организаций и пред­приятий. К сожалению, многие организации се­годня, несколько банально понимая экономику, не же­лают заниматься стратегической кадровой политикой и ни рубля не вкладывают в подготовку своих буду­щих специалистов. Исклю­чение составляют отдель­ные руководители, которые понимают, что кадры они готовят для себя. Не все понимают, что развитие организации, предприятия, бизнеса невозможно без совершенствования кадро­вой политики».

Как удержать в Бурятии талантливую молодёжь?

Ранее в республике, как и в других регионах, кадро­вая политика проводилась. Но сегодня эта политика нуждается в системати­зации. Например, недавно принятый на сессии Народ­ного Хурала закон о госна­градах вырван из контекста общей кадровой политики в Бурятии. Поэтому сейчас в связи с процессами, кото­рые начались в республи­ке, назрела необходимость принятия закона «О кадро­вой политике в Республике Бурятия».

В этом законе должны быть заложены основы кадровой полити­ки, в том числе обозначе­ны базовые положения, критерии по конкурсному отбору на государственные и другие должности, указа­ны гарантии победителям конкурсов. А ещё должна быть квалификационная характеристика для пре­тендентов. Сегодня такая характеристика есть, но она не отвечает требованиям времени, и кадры отбира­ются по разным принци­пам. Если в Бурятии примут такой закон, то республика станет одним из немногих регионов в стране, который может систематизировать свою деятельность по ка­дровой проблематике. А системный подход в этой области нужен, в том числе, чтобы удержать в респу­блике молодёжь.

- Несколько лет назад молодёжь перебиралась из республики преиму­щественно в Москву или Санкт-Петербург…

«В 90-е годы прошло­го века и в последующий период молодые люди из республики стремились уе­хать в Москву, а затем – за рубеж. Сейчас такая тен­денция продолжается: мно­гие хотят уехать по причине непростой социально-эко­номической ситуации в ре­спублике. И самое главное, в России, и, в частности, в Бурятии, не очень востре­бована экономика знаний. В основном у нас экономика базируется на физическом труде. А люди, получив­шие хорошую подготовку в вузах, хотят специали­зироваться в экономике знаний. Некоторые хотят вернуться в Бурятию, но такие специалисты у нас не востребованы. И в резуль­тате образуется тупик для людей думающих, творческих.

Сейчас Москва, Санкт-Петербург и другие крупные города страны для такой группы молодёжи из Бурятии не настолько привлекательны, как было в 90-е годы, потому что многие сталкивались с ря­дом проблем. Первая про­блема – жилищная, вторая – трудоустройства, третья – отсутствие перспектив карьерного роста. Поэтому сейчас наблюдается другая тенденция в миграционном потоке молодёжи из Буря­тии: многие по-прежнему уезжают в другие страны, но и там сталкиваются с такими проблемами, как жильё, повышение квали­фикации, карьерный рост, адаптация к необходимо­сти много работать. Ведь ментально многие наши сограждане не готовы и по­рой не способны работать ежедневно по 12-14 часов.

Поэтому сегодня сложилось третье направление мигра­ции – северные и дальне­восточные регионы нашей страны, богатые природ­ными ресурсами. В этих ре­гионах России выходцы из Бурятии, а также молодые люди из Иркутской области и Забайкальского края до­вольно востребованы. Там у них есть перспективы высо­кой заработной платы, вос­требованы хорошие знания, работоспособность, имеет­ся перспектива карьерного роста.

В таких условиях нам всё труднее удерживать кадры на месте: для этого правительство, Народный Хурал, муниципалитеты должны создавать для та­лантливой и перспективной молодёжи «социальные лифты», чтобы они могли продвигаться по служебной лестнице, расти, развивать малый и средний бизнес. Это довольно длительная, кропотливая работа. Но это делать необходимо, и дру­гого пути, чтобы удержать молодёжь в Бурятии, у нас просто нет. Нужно совершенствовать и систему об­щего и профессионального образования, создать ус­ловия для способной и та­лантливой молодежи.

Другой момент. Для того, чтобы видеть пер­спективу роста кадров, нужно изучать историю. Ведь практически в че­ловеческой цивилизации нового, кроме достижений науки, не очень много, всё в истории циклично или не­циклично повторяется в той или иной степени в разных условиях. И когда сегодня речь идёт о перспективах роста и выдвижении ка­дров, уроженцев Бурятии, надо глубже изучать исто­рию. Считаю, что нам по-но­вому, на цивилизованном уровне, нужно взглянуть на жизнь и деятельность выдающихся деятелей из Бурятии, Сибири, которые в своё время трудились за пределами региона, в том числе за рубежом.

Есть описания их деятельности за границей, но нет долж­ного анализа и системати­зации. К примеру, урожен­цы Бурятии в своё время занимали высокие государ­ственные, политические посты в Монголии. Думаю, что пока не дана достаточно объективная оценка дея­тельности Петра Бадмаева, Агвана Доржиева, Михаила Богданова, Цыбена Жамса­рано, Элбэг-Доржи Ринчино, Марии Сахьяновой, Матвея Амагаева, Никиты Бутуха­нова и других в контексте взаимоотношений России, Китая, Монголии.

На мой взгляд, среди представителей Бурятии, работавших за рубежом, особое место занимает видный партийный и госу­дарственный деятель СССР Мария Сахьянова. Известно, что она - один из основа­телей Бурят-Монгольской АССР и её руководителей в 1924-1928 годах. Но если объективно оценивать её деятельность за рубежом, то она, конечно же, заметно выделятся, поскольку была в числе тех немногих, кто стоял у истоков создания компартии Китая, и об этом сегодня мало кто знает.

Мария Сахьянова входила в группу Григория Войтин­ского, который основал коммунистическую партию в Шанхае. И сегодня, осоз­навая роль компартии Ки­тая, начинаешь понимать историческое значение группы Войтинского с уча­стием Марии Сахьяновой, которая была в числе тех, кто организовал компар­тию Китая в 1920-1921 годах.

Многие беды в траги­ческой истории китайского народа и сегодняшние фе­номенальные достижения в экономике, науке, образо­вании связаны с деятель­ностью КПК. В этом плане незаслуженно обойдена вниманием выдающаяся роль Григория Войтинского и его группы (Мария Сахья­нова и другие) – основа­телей коммунистической партии Китая (источники: авторы – Юн Чжан, Джон Холлидэй, Бато Батуев, Сер­гей Басаев, Ирина Сотнико­ва, и другие).

- Степан Владимиро­вич, хотелось бы в све­те недавних событий в олимпийском движении услышать ваше мнение о кадровой политике в сфе­ре спорта высших дости­жений.

«К сожалению, про­блема не новая. Вспомним ситуацию с легкой атлети­кой. Наши спортсмены не допущены к ОИ в Рио-2016. Были отдельные случаи и раньше. Александр Жу­ков, президент ОКР, принес извинения МОК. Виталий Смирнов, почётный пре­зидент ОКР, признал, что ошибки были…

Для вдум­чивых специалистов мно­гое поясняет статистика зимних Олимпийских игр 2010 г. в Ванкувере и 2014 г. в Сочи. Конечно, причин для анализа сложившейся си­туации в спорте (не только по зимним видам) немало. Многие проблемы тянутся с 90-х годов, когда разру­шился Советский Союз. Со­ответственно разрушилась система физического вос­питания и спорта в стране. Большое количество выда­ющихся тренеров и специ­алистов уехали за рубеж. Стадионы и спортивные сооружения превратились в рынки… Спортсмены и их тренеры оказались предоставлены сами себе… Однако через некоторое время пришло осознание необходимости развития детского и юношеского спорта (проблемы социали­зации, подготовка резерва и т.д.), достижения высоких результатов в междуна­родных соревнованиях.

Отечественные и зарубежные специалисты понимают, что возникшие проблемы связаны с уровнем спортивной науки и спортивной медицины в стране. Хорошо знаю, что не один тренер, работающий с кандидатами в сборную страны, не удов­летворён финансовым, ма­териальным, медицинским, научным, методическим, психологическим и органи­зационным обеспечением своих учеников, собствен­ной заработной платой и социальным статусом. ­

Сегодня не все понима­ют, что подготовка спортсменов высокой квалифи­кации - это многолетний высокотехнологичный про­цесс. И в этих условиях мы наблюдаем излишнюю по­литизацию спорта в стране. Думается, в случае с Олим­пиадой в Корее форма не определяет со­держание, в любом случае наш спортсмен остается россиянином.

Проблемы спорта в Бу­рятии готов более подроб­но обсудить в ближайшее время. Полагаю, что новое руководство спортивной отрасли обратит более пристальное внимание на подготовку к летней Олим­пиаде 2020 года в Токио. Мне не совсем понятно, почему тренер талантливой спортсменки Стальвиры Оршуш - Максим Молонов оказался за пределами Бу­рятии, востребованным в Москве, США, Европе?

Это тоже одна из проблем, че­рез призму которой надо решать кадровые вопросы в республике. В целом в ре­спублике есть хороший ка­дровый потенциал не толь­ко из числа молодежи, но и людей, имеющих богатый управленческий опыт, кото­рый должен быть системно задействован в целях даль­нейшего развития Байкаль­ского региона и страны.

- Можно ли назвать за­вершившуюся в этом году эпопею с реконструкцией многострадальной школы №2 города Улан-Удэ од­ним из основных событий вашей депутатской де­ятельности в уходящем году?

«Вопрос о реконструк­ции «второй» школы я и мои коллеги помогали решать несколько лет. И то, что нынче 1 сентября ученики этой школы сели за парты, можно назвать одним из итогов моей депутатской деятельности. То, что этот вопрос затянул­ся на несколько лет - это опять-таки кадровая про­блема: значит, кто-то не сработал как надо на своём участке работы.

Повторяю, в прежние годы руководство респу­блики практически не за­нималось вопросами стратегического планирования в кадровой политике. И эти проблемы сегодня отража­ются в конкретных делах республиканских и муни­ципальных органов власти, эффективности деятель­ности организаций и биз­нес-структур».

Баясхалан ДАБАИН

Теги: закон кадровая политика Бурятия Народный Хурал Бурятии Россия кадры Степан Калмыков



Наши издания