Главная / Новости /Общество / И горит в долине священный огонь лампады

И горит в долине священный огонь лампады

14-03-2018

Ара-Киретский дацан "Галдан Даржалинг"

Из окна дома жителя села Хаян Алдара Санжи­ева открывается величе­ственная панорама: чистое белое покрывало Ара-Ки­ретской долины, укрыв­шее благодатную землю, голубая «юрта» небес. А на фоне нерукотворной природной красоты - зо­лотыми красками сверка­ют купол и шпиль нового буддийского храма. Это Чойжал-Сахюусан дуган Ара-Киретского дацана.

ШЛИ НА ВОЙНУ КАЗАКИ-АШАГАБАТЫ

Много воды в бирю­зовом Хилке утекло с той поры, как в нескольких ки­лометрах от сёла Хаян на берегу реки Ара-Киреть был основан Ара-Киретский да­цан «Галдан Даржалинг».

Открытый более 250 лет назад (в 1763 году) этот да­цан был первым родовым дацаном казаков-ашабага­тов. Ему дали одноименное название со станицей Пер­вого Верхнеудинского воен­ного отдела Забайкальского казачьего войска (сегодня на месте казачьей стани­цы стоит село Ара-Киреть). К слову, в 1831 году у реки Убэр-Киреть воздвигли вто­рой ашабагатский дацан – «Тубдэн Даржалинг».

Более 300 лет назад (в 1686 году) ашабагаты при­няли подданство «белого» царя и поселились в мест­ности «пяти целебных ар­шанов» – по левобережью Хилка и правобережью Чи­коя. До того времени пред­ставители этого племени проживали к западу от Бай­кала, в Приангарье. Осно­ванные в 1763 году Ара-Ки­ретсикй и Убур-Киретский дацаны были духовной опорой, в том числе ашаба­гатам-казакам. В 1764 году был создан шестисотенный Ашабагатский полк, каза­ки которого охраняли вос­точные рубежи российской империи. С тех пор опреде­ление Ара-Киретского даца­на как казачьего ашабагат­ского обрело новый смысл. Ведь после Сенатского Указа 1764 бурятские казаки, в том числе ашабагаты, офици­ально были причислены к казачеству.

Казаки-ашагабаты

Архивные документы, которые отыскала канди­дат филологических наук, переводчик Галина Очиро­ва, свидетельствуют о том, что часть лам и настояте­лей Ара-Киретского дацана вышли из казачьего сосло­вия. К примеру, из казаков был хуварак в 1864 году и гэлун (высшая степень буддийских монахов) в 1875 году Чойван Намсараев. А в 1896 году гэлуном военным губернатором Забайкаль­ской области утвержден принадлежавший к казачье­му сословию Ирдэни Дылгы­ров. Одним из ширээтэ-лам дацана был в прошлом ата­ман Ашабагатского полка Цыбэк Данцуев (возможно, Динцуев или Данжуев), ко­торый будучи настоятелем этого дацана в 1839 году построил деревянный сумэ (малый храм) «Найдан». Ещё одним ширээтэ-ламой даца­на был служивший казаком 3-й конной бригады Чойм­пол Цыбыков. В должности настоятеля буддийского храма его в 1857 году утвердил военный губернатор За­байкальской области…

Уходя в дальние похо­ды, казаки-буряты, про­живавшие в сёлах Ара-Ки­реть, Дунда-Киреть, Хаян, обязательно приходили помолиться и получить бла­гословение лам Ара-Кирет­ского дацана.

АЮР САКИЯЕВ – ПОЛНЫЙ ГЕОРГИЕВСКИЙ КАВАЛЕР

По словам уроженца Хаяна, художника, мастера резьбы по дереву, одного из инициаторов возрождения родового дацана ашабага­тов Алдара Санжиева, уходя на войну, казаки-буряты по­лучали буддийские обереги - дугаргаржама, благодаря которым они возвращались к родным очагам живыми.

Возвратился в родной Хаян живым с Первой миро­вой и дед Алдара Санжиева – Цырен Ниндакович Санжи­ев.

- Мы же, хаянцы, дун­дакиретцы – ара-киретские казаки, поэтому моего деда в 1915 году призвали на во­енную службу, - рассказы­вает Алдар Санжиев. – А до призыва на службу он был хувараком: учился в дацане Хамбын хурэ (Тамчинском): около десяти лет с раннего детства изучал буддийскую философию.

Хаянский казак Цырен Санжиев в 1916 году сра­жался в составе 1-го Нер­чинского казачьего полка в Польше и за подвиг, совер­шённый на войне, удостоен Георгиевского креста. После ранения и расформирования полка он вернулся в родное село.

Георгиевский крест I степпени (для иноверцев)

- И тут его мобилизова­ли семёновцы, - продолжает свой рассказ о корнях и тра­дициях Алдар Санжиев. – А потом он добровольно пе­решёл к красным. Мой дед был мобилизован и во вре­мя Великой Отечественной войны: служил в городе Усо­лье-Сибирское Иркутской области на военном заводе в составе охраны.

Таким вот героическим был казак, дархан и воин Цырен Санжиев, в судьбе ко­торого, как в капле степной хаянской росы, отразилась история небольшого ка­зачьего села, расположен­ного на границе степей и гор (в переводе с бурятского «хаяа» –край, окраина, сто­рона).

Немало казаков-ашаба­гатов в той или иной степе­ни повторили путь Цырена Ниндаковича. Один из самых ярких представителей этого сословия – Аюр Сакияев. В некоторых источниках его имя указывается как Аюша. Однако с этим категориче­ски не согласны местные жители, в том числе ещё один инициатор возрожде­ния Ара-Киретского дацана Бимбажап Шодоев.

- На самом деле, наше­го легендарного земляка, полного Георгиевского ка­валера звали Аюром Ринчи­новичем Сакияевым, - по­ясняет Бимбажап Шодоев. – Во-первых, его сына звали Бадмажапом Аюровичем. Во-вторых, моя тётушка, когда была в Георгиевском зале Кремля в Москве, сре­ди других полных кавале­ров «Георгия» увидела имя Аюра Сакияева. Говорят, его брат был кавалером двух Георгиевских крестов.

Судя по ранее опубли­кованным материалам и по рассказам бичурян, выда­ющийся казак-бурят, бом­бардир 4-й Забайкальской казачьей батареи Аюр Саки­яев воевал во время русско- японской войны.

- В бою он захватил японскую батарею, уничто­жил орудийную прислугу, - рассказывает Бимбажап Шодоев. – Развернул захва­ченное в бою орудие в сто­рону врага и открыл огонь по японцам.

В небольшом краевед­ческом музее в селе Хаян видим увеличенную фото­графию казака из села Ду­нда-Киреть Аюра Сакияева.

- Конечно же, наш зна­менитый земляк-казак мастерски владел шашкой и пикой, одним прыжком вскакивал на коня, - всту­пает в разговор Алдар Сан­жиев. – Впрочем, такими качествами воина обладали и другие казаки-ашабагаты.

ДУГАН ВОЗВЕЛИ ВСЕМ МИРОМ

А ещё семейные пре­дания гласят о том, что его судьба тесно связана с Ара-Киретским дацаном. Он, талантливый художник, иконописец, расписывал бурятские дацаны. В по­следние годы жизни служил атаманом Ара-Киретской станицы. После его смерти золотой крест его мать от­дала на строительство од­ного из дуганов Ара-Кирет­ского дацана.

По воспоминаниям Бим­бажапа Шодоева, его дед Гарма Ринчинович Соктоев также служил 25 лет: уча­ствовал в русской-японской войне, был награждён Ге­оргиевским крестом. До сих пор в семье Шодоевых хра­нится настоящая реликвия – казачий сундучок. Казаками также были дядя Бимбажа­па Шодоева – Рабжа Шодо­ев, Самарин Будаев.

Интересную историю о хаянском казаке Батомунко (Апонтий) поведали его зем­ляки. Когда он возвращался домой с войны, то, говорят, он заехал в Заиграево к бо­гатому буряту. Там, проявив находчивость, представился состоятельным человеком и взял в жёны дочь богатея.

Многие хаянцы и аша­багаты из соседних дере­вень отважно сражались на фронтах Великой Отече­ственной войны. Среди них – гвардии старшина Даша Ленхоев, прошедший бое­вой путь от Великих Лук до Кёнигсберга, награждённый орденами Отечественной войны и Красной Звезды, двумя медалями «За отва­гу». Двумя орденами Сла­вы был награждён Цыбик Параев. До Берлина дошёл Жигмит-Доржо Очиров…

Когда хаянцы и мужчи­ны соседних деревень ухо­дили на фронт, Ара-Кирет­ского дацана уже не было: он был уничтожен в 1933 году. Поговаривают, что из бревен ликвидированного храма построили скотный двор, но скотина туда не заходила. Местные жители полагают, что буддийские монахи сумели спрятать имущество - статуэтки и ценные книги в одном из колодцев, из которых ламы брали воду, неподалёку от места, где раньше находил­ся буддийский храм. Однако пока там ничего не нашли.

Многие годы после смутных тридцатых годов помыслы жителей Хаяна и близлежащих сёл были на­правлены на возрождение Ара-Киретского дацана.

Дуган в священном ме­сте у села Хаян достроили в 2014 голу. Инициаторами возрождения Ашабагатско­го казачьего дацана были Намдак Аюшеев, ширээ­тэ-лама Солбон Дайнда­ров, Очир Линхожиев, Дам­ба-Доржо Мункуев, Виктор Санжалов, Алдар Санжиев, Олег Цыдендамбаев, Мар­гарита Шагжитарова, Бим­бажап Шодоев, Владимир Эрдынеев, Бадмажап Эрды­неев.

– Для строительства на­шего дацана мы ездили к Хамбо-ламе Дамбе Аюшееву и брали у него разре­шение, – продолжает свой рассказ о прошлом и настоя­щем Ара-Киретского дацана Алдар Санжиев. – И четыре года назад Сахюусан дуган возвели. Всем миром.

Хамбо лама Дамба Аюшеев и прихожане дацана. Слева - Алдар Санжиев, справа - ширээтэ-лама Солбон Дайндаров

С прежнего места да­цана привезли Мааниин Шулун – каменную плиту с высеченными на ней тек­стами почитания хранителя дацана Чойжал-Сахюусан и Божества Силы Очирвани (Ваджрапани) – защитника воинов и казаков Ара-Ки­ретской станицы.

Алдар Санжиев и его земляки считают, что новый дуган Ара-Киретского даца­на построен рядом с места­ми могущественной силы.

- Наши деды рассказы­вали, что недалеко от на­шего села со своим 40-ты­сячным войском восемь столетий назад проходил великий Чингисхан, - задум­чиво говорит, указывая на местность за Хилком, Алдар Санжиев. – Здесь, по месту Нарин Адаг, расположенно­му напротив дацана, и про­ходил Чингисхан, чтобы раз­бить меркитов и вызволить из плена свою жену Бортэ. По Селенге нельзя ему было идти: там, видимо, меркиты устроили засаду. Поэтому его друг Джамуха предло­жил идти на врага по Хилку: там есть место, которое мы называем «тропа Чингис­хана». Говорят, что в горах на плато – на окаменевшей глине сохранились отпечат­ки следов скота, который гнали воины Чингисхана.

Недалеко от дацана есть ещё одно священное место – Габжын Хунды. Там в своё время медитировали ламы.

А в новом Сахюусан дугане у Хаяна постоянно горит зула (лампада), кото­рую по очереди возжигают местные жители. Зула го­рит, значит, жизнь в благо­словенной Ара-Киретской долине, где сегодня живут потомки бурятских казаков, которые находятся под за­щитой Чойжал Сахюусана, продолжается…

Фото Иннокентия Харанутова

Баясхалан ДАБАИН

Теги:



Наши издания