Главная / Новости /Общество / ​«Никто, кроме нас»: полвека парашютист-пожарный из Бурятии спускался с небес в пекло

​«Никто, кроме нас»: полвека парашютист-пожарный из Бурятии спускался с небес в пекло

20-06-2018

Фото ТК «Альтес»

Кто не видел живьём верховой лесной пожар, который идёт сплошной стеной, тот не представляет, чем занимается «лесной десант». Нередко именно в таких экстремальных ситуациях выполняют свой долг парашютисты-пожарные – есть такая профессия, в которой не бывает мелочей. К сожалению, сегодня до обидного мало людей, которые знают, что удивительно смелые люди десантируются с парашютом ближе к огненному «армагеддону» для того, чтобы остановить разбушевавшуюся стихию, спасти лес, зверьё и, конечно, попавших в смертельно опасную ситуацию людей. Спасают, порой, ценой собственной жизни, сообщает газета «Бурятия».

Из племени «лесных десантников»

В подобных чрезвычайных ситуациях в охваченном пламенем лесу, один на один со сметающей всё на своём пути стихией не раз оказывался и парашютист-пожарный с 50-летним стажем Виктор Иванов.

Сухие, как осенние листья, строки из его характеристики: «Парашютист-пожарный Виктор Иванов участвовал в ликвидации более 500 крупных пожаров», «ценой огромных усилий ему в 1998 году удалось заставить отступить огонь, который подступил к санаторию вблизи посёлка Онохой». В его личном деле говорится о том, что он в 1999 году сумел предотвратить катастрофу около станции Гусиное Озеро.

Там, в нескольких километрах от горящего леса некстати оказались склады взрывчатых материалов. В 2000 году он помог спасти людей, попавших в кольцо трёх лесных пожаров. И ещё один штрих из его биографии: в 2002 году на пиджаке начальника десантно-пожарной службы республики засверкала медаль «За спасение погибавших»- государственная награда РФ, которой награждаются граждане за спасение людей во время стихийных бедствий.

На самом же деле, признаётся один из самых известных бурятских парашютистов-десантников, он участвовал в ликвидации гораздо большего количества пожаров. Совершил свыше тысячи прыжков и примерно такое же количество спусков.

Свой первый прыжок с парашютом Виктор Иванов, конечно же, запомнил. Это было в 1967 году в «золотой» долине между селами Оронгой и Ключи.

«С ноября по март 1966 года мы обучались парашютному делу, - вспоминает Виктор Николаевич. - В то время в учёбе был комплексный поход: в программу входила и лётная работа. А потом после тренировок на тренажёре и обкатки был первый прыжок. Он прошёл для меня как в тумане: мысли бежали быстро, поэтому казалось, что я всё делал медленно. Помню, вышли с самолёта, приземлились. Всё нормально, и сердце учащенно забилось. А третий мой прыжок был переломный, произошёл психологический перелом. И после того всё вошло в норму».

А перед первым прыжком с парашютом в том же шестьдесят шестом, когда Виктор учился в вечерней школе («надо было помогать матери и зарабатывать на кусок хлеба»), для 19-летнего юноши началась по-настоящему взрослая жизнь. Он устроился парашютистом на Забайкальскую базу авиационной охраны лесов. Через два года ушёл в армию: служил на Дальнем Востоке в морской авиации. Там-то и осознал, что у него есть «тяга к небу».

После «дембеля» поступал в Бугурусланское авиационное училище. Не поступил, потому что во время экзаменов приболел. После этого вернулся на Забайкальскую базу авиаохраны лесов. В те годы, как вспоминает яркий представитель отважного племени «лесного десанта», частенько приходилось выезжать в командировки по разным республикам Советского Союза.

Во время таких командировок Виктор зачастую оказывался в экстремальных ситуациях, в которых человек проверяется на прочность.

«Таких ситуаций было море, - говорит Виктор Иванов. - Одна из них возникла недалеко от посёлка Таксимо в девяностые годы. Мы полетели с тогдашним заместителем начальника по лётной службе Владленом Кривобоковым. Прилетели туда, а там, оказывается, горит не 150 га, а 6 тысяч гектаров. Я тогда взял под свою ответственность северо-восточную часть, то есть «голову» пожара (распространение стихии шло по розе ветров). В нашей группе было 24 человека. Прибыв на место, сразу же изучил пути отхода – где каменистая россыпь, где вода, чтобы в случае чего выводить людей. Проложили 20-километровую минерализованную полосу. Тогда удалость вывести людей в безопасное место. Справились, благодаря правильной расстановке сил, остановили пожар за три дня, а до нас это не смогли сделать в течение месяца.

1970 год. Виктор Иванов (слева) на соревнованиях среди парашютистов-пожарных

«Было трудно, но мы справились»

Был случай, когда Виктор Иванов и его коллеги из Бурятии смогли ликвидировать пожар в Забайкальском крае. Там ситуация усугублялась тем, что поблизости были склады с боеприпасами.

«Там горели торфяники, но они совсем по-другому тушатся: надо взрывать и побыстрому отжигать. Было холодно на морозе, но мы справились», - говорит о той самой командировке в Забайкалье Виктор Иванов.

В конце 90-х годов Иванов и пожарные из его группы срочно выехали в Заиграевский район. В то время огненная волна приближалось к детскому оздоровительному лагерю, но благодаря умелым и слаженным действиям группы Иванова стихию заставили отступить. Виктор Иванович убеждён, что тогда недалеко от Онохоя кто-то поджигал лес специально:

«Мы боялись, что огонь перекинется на детский лагерь. Там все были в готовности номер один. Вызвали машины, чтобы в случае чего эвакуировать детей. До утра сделали всё как положено и справились».

Был и серьёзный пожар в Селенгинском районе возле складов с боеприпасами, по словам Виктора Николаевича, в чрезвычайно опасных условиях. А ещё одна огненная напасть приключилась в Хабаровском крае: пришёл большой китайский пожар:

«Он перекинулся через Амур: он же широкий. Это было в районе населённых пунктов Шкотово-Смоляниново. Нам пришлось врываться в дома и в срочном порядке эвакуировать людей. Мы вместе с солдатами всех людей собрали и вывезли в безопасное место. Успели. А потом увидели, что на месте бывших домов остались печные трубы.

Болеть душой за дело

По словам героя нашего рассказа, в его память врезался и пожар в Кижингинском районе:

«Там плотность леса была высокая, деревья росли так плотно, что не пройдёшь. И там мы вывели несколько неопытных человек, которые полезли тушить. А ещё был случай, когда мы тушили пожар в Баунтовском районе, когда сгорели люди, не наши, а хабаровчане. Туда закинули и другую группу наших коллег из Хабаровского края. Но их не состыковали, и одна из групп попала в два огня... Я своему внуку Игорю, который недавно устроился пожарным-десантником, говорю, во время пожара никогда не беги в гору, потому что пожар догонит. У меня был один эпизод в Муйском районе: горел лес у деревни Бамбуйка. Тогда мы минполосу создавали с двух сторон, чтобы захватить пожар. Там, видимо, возгорание случилось по вине геологов. Сначала я послал более опытных товарищей отжечь один участок и предупредил их, чтобы они отжигали против ветра и не торопились. А они поторопились (это была их ошибка), и пожар им ударил в хвост. Смотрю, бегут. А пожар пошёл с двух сторон. И два пожара начали сходиться в один: создавался дополнительный ветер. Когда пожар загудел, он был, как вал, метров пять высотой, сплошной вал. И я сказал, давайте быстрее бежать ближе к Витиму. Мы побежали, и пожар приостановился. А на следующий день остановили пожар…

На вопрос «сколько учеников вы подготовили?» Виктор Николаевич отвечает, мол, много, и сколько их - не считал, и сразу же переходит к наболевшей теме:

«Конечно же, у нас люди бы держались, если бы зарплата была соответствующая. Командировочные сейчас остались практически такие же, какие были в постсоветское время».

Сегодня Виктор Иванов тепло отзывается о своих коллегах, с которыми трудился плечом к плечу и вместе с которыми участвовал в сложнейших битвах с огненной стихией. А на вопрос о том, какими качествами должен обладать настоящий десантник-пожарный, Виктор Николаевич отвечает:

«Прежде всего, он должен быть физически развит, хорошо знать свою профессию. Должен отлично знать сложнейшую науку - пирологию, потому что пожары бывают разные. Человек нашей профессии должен быть здравомыслящим: должен чётко и быстро решать много вопросов. И у парашютиста-пожарного непременно должно быть горячее сердце: он должен душой болеть за дело, которому посвятил жизнь. И ещё. Нужно уметь правильно оценивать ситуацию».

В конце нашей беседы Виктор Николаевич признаётся, что ему часто звонят его ученики и коллеги («не забывают!») из Куморы, Нижнеангарска, Багдарина и других населённых пунктов. Вместе с ними он шагал навстречу опасности, быть может, с мыслями «никто, кроме нас, не сделает это». С особой теплотой говорит о своём надёжном тыле – супруге Нине Александровне, вместе с которой воспитал двух дочерей, о шестерых внучатах. Один из его внуков – Игорь - пошёл по стопам деда.

Напоследок задаю на редкость преданному человеку (полвека посвятил любимому делу и почти пять десятилетий идёт по жизни с супругой) Виктору Николаевичу ещё один вопрос – чувствует ли он себя героем, ведь спас столько людей.

«Какой же я герой! – улыбается Виктор Николаевич. – Считаю, что я просто выполнял свою работу, старался работать как надо. И если человек выбрал профессию, она должна подходить ему по душе. А мне моя работа была по душе».

Фотографии предоставил Виктор Иванов

Баясхалан ДАБАИН

Теги: тушение лесных пожаров Бурятия Россия парашютисты-пожарные



Наши издания