Главная / Новости /Культура / Газета «Буряад Унэн» представит рубрику на русском языке с эксклюзивными материалами об истории и этнографии Бурятии

Газета «Буряад Унэн» представит рубрику на русском языке с эксклюзивными материалами об истории и этнографии Бурятии

02-10-2018

Газета «Буряад Унэн» в свежем номере презентует рубрику на русском языке с эксклюзивными материалами об истории и этнографии Бурятии от мэтров науки. Известный автор и журналист Александр Махачкеев рассказал о том, почему это необходимо знать.

«От пиджина до истории и географии»

Нынче летом я был на Алханае, священной горе в Агинском округе. Ныне это большой природный, религиозный и рекреационный комплекс, притягивающий к себе множество паломников и туристов. В соседнем кемпинге разместилась большая компания местных жителей среднего возраста. Похоже, это были бывшие однокурсники. До глубокой ночи они пели в караоке песни на бурятском и русском языках. Впрочем, и говорили на двух языках одновременно, например: «Муноо удэр, шашлыгаа жарилдэхэмнээ гуу?»

Сразу вспомнилось каноническое: «Кошкэ окошкэ дэрээ прыгыдлаад….»

Теперь, увы, подобный русско-бурятский пиджин стал общим местом, а не только приметой лишь периферии бурятского мира. И это явление реалистично и талантливо отражают бурятские писатели и поэты. Вспомним «Макаронический романс» Баира Дугарова:

Хорошо бродить с тобою
С самого утра.
Светит солнце золотое –
Шаб шара.

И, нависнув над землёю,
В облачной дохе,
Небо смотрит голубое –
Хүб хүхэ….

И далее еще пять куплетов в таком же духе. Но если в рафинированной поэзии Баира Дугарова, это легкая и изящная игра слов с изрядной долей юмора, то в прозе Булата Молонова - творческий подход рожденный самой жизнью. Возьмем три характерных отрывка из цикла «Рассказы МОБУ» (ж. «Байкал» №1 за 2008 г.):

«Тут до меня начал докапываться Даши из “А” класса: “Ши, Булад, юум бэ? Бyyрэ болоогши? Ши юундэ намай на... эльгээгээбши тиихэдээ?” (Что? Бурой стал? Ты почему меня на… послал?). Сделав очень недовольное лицо, я: “Хэзээ???” (Когда?). Он: “Тиихэдэ, долоодохиин байхадаа...” (В седьмом классе). Я: “Бүри саадигай байhан юумэеэ hанахаа яанабши?” (Ты еще садик вспомни!), а он не утихомиривается, думает, что я его боюсь: “Наншалдаяб-ди!” (Выйдем!)».

«Ахайшка как всегда что-то увлечённо рассказывает пацанам. Тут Арсик, доставая из-под кровати гитару: “Булат! Давай сбацаем чо-нить!”. Я: “Базар тебе нужен!”. Мужики: “Буряад дуугаа дуулая!..” Я, настраивая гитару: “Зай!”. Смотрю на мужиков, лица у них печальные, коричневые. Буряты... деревенские... что заставило их покинуть тоонто нютагаа и приехать в эту Корею?»
«Днём, когда садик работает, дети ленинзамские сидят на заборе, как воробьи, и поют: “Мама, ерээрэй! Папа, ерээрэй!” (Мама, приходи! Папа, приходи!). Это традиция. Так пел Ахай, когда ходил туда. Так пел я. Так поют до сих пор. Смешно: маленькие щекастые буряты сидят на заборе и поют: “Мама, ерээрэй! Папа, ерээрэй!..”»

Напомню, что действие большинства рассказов Булата Молонова происходит в Кижинге, в признанном центре бурятской культуры и языка. Так же говорят в Усть-Орде и Аге, практически, во всех райцентрах Бурятии. Даже в изолированной от внешнего мира горами Оке со стопроцентным бурятским населением, дети, увы, стали говорить между собой на русском языке или вот на такой смеси - пиджине. А пиджин отличают радикально упрощенная грамматика и сокращенный словарь.

Что ему можно противопоставить? Только четкую государственную языковую политику и общественное согласие в данном вопросе.

Однако, редакция «Буряад Унэн» и вместе с ней и наши читатели попали в заложники сложившейся ситуации с бурятским языком. В свое время в газете «Буряад Унэн» порядка 30-40% полос было на русском языке. Для единственной республиканской газеты на родном языке это был нонсенс! Непозволительная роскошь! И эта практика была решительно прекращена. Газета, безусловно, только выиграла от этого! Она стала более информативной, профессиональной и современной.

Но, вместе с тем, у нас возникла проблема с материалами на темы современной интерпретации истории и этнографии. Сказывается острейший дефицит на авторов на подобающем уровне владеющих родным языком. Фактически, можно по пальцам пересчитать тех, кто так может писать. Тем самым, наш читатель оказался лишен картины всего многообразия современной жизни бурятского народа. В частности, ее могли бы представить такие яркие представители современной науки, как Булат Зориктуев и Баир Нанзатов. Исходя из этих соображений и учитывая запросы наших читателей, мы открываем новую рубрику на русском языке «История и этнография». 

Фото Анны Огородник


Теги: история бурятский язык этнография Бурятия Россия Александр Махачкеев



Наши издания