Главная / Новости /Авторская колонка Александра Махачкеева / ​О том, как в один прекрасный день мы проснулись дальневосточниками

​О том, как в один прекрасный день мы проснулись дальневосточниками

07-11-2018

Новость о том, что Бурятия и Забайкалье указом Владими­ра Путина перешли в Дальневосточный федеральный округ, грянула, как гром среди ясного неба. Официальные лица ре­спублики: Глава Бурятии Алексей Цыденов, депутаты Госдумы, сенатор Наговицын и другие видят в этом плюсы, в первую очередь, из-за распространения дальневосточных преферен­ций. Бурятия давно уже стремилась присоединиться из-за них к Дальнему Востоку. Теперь мы получим весь спектр инструментов, необходимых для ускоренного развития.

Ещё сорок лет назад, в 1979 году, при Андрее Модогоеве республика пыталась присое­диниться к Дальнему Востоку. Вопрос рассматривался на по­литбюро, и был решён положи­тельно. Тогда ещё сохранялись останки былых совнархозов, существовало так называемое экономическое районирование. Затем с 1996 года действовала программа социально-эконо­мического развития Дальнего Востока и Забайкалья, а респу­блика входила в Ассоциацию развития Дальнего Востока и Забайкалья. Одновременно Бу­рятия входила и в Ассоциацию «Сибирское соглашение». Как говорится, ласковый телёнок двух маток сосёт.

И благодаря этому прави­тельство Леонида Потапова су­мело тогда протолкнуть через эту программу строительство моста через Селенгу, дороги Улан-Удэ – Курумкан – Новый Уоян, взлётно-посадочной полосы аэропорта, Русского драматического театра, ФСК, здания Центра восточной ме­дицины, реконструкцию театра оперы и балета. Но с прекра­щением участия в этих про­граммах мы лишились этих возможностей.

Между тем, федеральный центр продолжал уделять осо­бое персональное внимание Дальнему Востоку, развити­ем которого стало занимать­ся отдельное министерство. Действовали программы «Тер­ритории опережающего раз­вития», «Свободный порт Вла­дивосток», инфраструктурная поддержка инвестиционных проектов, механизм бесплат­ного предоставления земель­ных участков и снижение та­рифов на электроэнергию для промышленных потребите­лей Дальнего Востока. Вчера наши министры экономики, транспорта, туризма, имуще­ственных и земельных отно­шений, природы, промышлен­ности и торговли, социальной защиты населения объяснили, какие выгоды по их направле­ниям сулит этот администра­тивный передел. Получается, что перепадёт нам немало!

Теперь мы оказались в се­мье равных по статусу субъ­ектов, то есть нас – Бурятию и Забайкалье - официально при­знали такими, какие мы есть, глубоко дотационными. Как бы показали нам наше место…

Конечно, среди дальнево­сточников есть более сильные игроки, такие как Приморье, Хабаровский край и Якутия. Но их не сравнить по экономиче­ской мощи с Новосибирском, Барнаулом, Красноярском, Ке­мерово, Иркутском. У той же Якутии своих проблем выше крыши: огромная территория, климат и малолюдье.

Что касается Иркутской области, то отношения с ней у Бурятии всегда складывались непросто. Сначала всё Забай­калье относилось к Иркутской губернии, затем Западное За­байкалье отошло от неё, но Тунка и Ока остались в ней. А в 1937 году к Иркутской области отошли Усть-Орда и Ольхон. В постсоветский период, особен­но с началом процесса укруп­нения регионов, Иркутск всё время подозревали в желании присоединить к себе Бурятию. Особенно часто эта карта ра­зыгрывалась в период избира­тельных кампаний, в том числе и во внутриэлитном конфликте в Тунке. Хотя, казалось бы, за­чем Иркутску этот проблемный район? Иркутяне и так отдыха­ют там, пополняя кошельки местного населения и бюджет района.

Тем не менее, единое эко­номическое пространство с соседней областью - это свер­шившийся факт. В Бурятии хорошо известна продукция от иркутских компаний «Бе­лореченское», «Каравай», Ан­гарский мясокомбинат и так далее. В свою очередь в Ир­кутской области активно про­двигается продукция мясопе­рерабатывающих компаний из республики. Бурятские биз­несмены отмечают хорошие стартовые возможности для развития сельскохозяйствен­ного бизнеса. Это благоприятный инвестиционный кли­мат, дешёвая электроэнергия, плодородные земли и ёмкий рынок сбыта Иркутской обла­сти. Торговая сеть «Абсолют» располагает там более чем десятком супермаркетов по всей области. Очевидно, что Бурятия и в дальнейшем бу­дет экономически привязана к сильному и богатому соседу. Но это к взаимной выгоде и без политических спекуляций.

И всё-таки, почему именно сейчас мы попали в «приви­легированный» клуб дальне­восточников? Очевидно, это связано с назначением Алек­сандра Осипова врио губерна­тора Забайкальского края. При этом он попросил у Владимира Путина распространения пре­ференций Дальнего Востока на Забайкалье. До назначения на пост врио губернатора Осипов был первым замминистра РФ по развитию Дальнего Востока. Между тем, весной текущего года сенатор Вячеслав Нагови­цын поднимал в Совете Феде­рации вопрос о присоединении Бурятии к программам разви­тия Дальнего Востока. Но тогда ответили отказом, с прозрач­ным намёком на волю первого лица государства…

Случилось то, что и должно было случиться. Бурятия как историческое Западное Забай­калье и бывшая Читинская область как Восточное Забай­калье всегда были едины и неделимы, одна судьба и одна дорога на Дальний Восток.


Теги: экономика политика Бурятия Россия Забайкальский край СФО ДВФО



Наши издания