Главная / Новости /Экономика / Уроки истории экономики Бурятии

Уроки истории экономики Бурятии

09-11-2018

Советник Главы республики по экономическим вопросам Алдар Бадмаев о прошлом, настоящем и будущем экономики Бурятии.

- Алдар Гальчиевич, од­ним из ключевых пока­зателей уровня развития экономики и жизни обще­ства является уровень до­ходов населения…

- С точки зрения специа­листа по макроэкономике этот показатель является результатом взаимодей­ствия спроса и предложе­ния на рынке труда. С более широкой точки зрения - это итоговая результирующая всего предшествующего развития, не только эконо­мического, но и социального развития общества.

Пока с уровнем доходов у нас в Бурятии дела обстоят скверно. И дело тут не в дан­ных официальной статисти­ки, построенных на методи­ках, спускаемых сверху. Как ни считай и не спорь с ними, итог всё равно не изменишь - по факту уровень заработ­ной платы у нас невысокий.

- С чем это связано?

- В первую очередь, из-за низкого предложения ва­кансий на рынке занятости. Наиболее остро дефицит у нас наблюдается в сфе­ре высокооплачиваемых специальностей. Это напря­мую связано с потерей за предыдущие десятилетия многих предприятий в сфере машиностроения, металлообработки, лёгкой и пищевой промышленности, которые создавали высокую степень добавленной стоимости и соответственно гаранти­ровали высокий заработок своим работникам.

Мы знаем примеры из ми­ровой практики, когда такие страны, как Япония, Южная Корея, Сингапур и другие, добивались высокого уров­ня жизни. Но на это уходил не один десяток лет. Так, чтобы японские пенсионе­ры начали ездить по всему миру, понадобилось сразу после окончания Второй мировой войны начинать экономические реформы. То же самое мы видим в со­временном Китае, где начал расти уровень доходов насе­ления после реформ 70-80-х годов.

- Неужели и у нас будет такой длительный период ожидания социального ро­ста?

- Думаю, нет. Дело в том, что как нам ни трудно было сейчас, но начинаем мы не с полного нуля. И за это мы должны сказать спа­сибо нашим предкам. Они выполнили первую часть труднейшей работы по фор­мированию индустриально­го лица нашей республики. Вспомним, как это происходило.

В 1929 году начали ра­ботать радиостанция и судостроительный завод. Начинается строительство нового аэродрома на левом берегу реки Селенги (в на­стоящее время - аэропорт «Байкал»). 22 августа 1932 года началось строитель­ство паровозовагоноре­монтного завода. В 1934 году началось строительство ТЭЦ-1 мощностью 3350 кВт. В 1935 году пущены в эксплуа­тацию мелькомбинат, мясо­комбинат, мехстеклозавод, «Механлит» (ныне «Элек­тромашина»), теплоэлектро­централь (ТЭЦ), кирпичный завод, лесозавод, сапого­валяльная фабрика. 26 мая 1936 года было принято Постановление Совета тру­да и обороны СССР №128 о строительстве двух авиаре­монтных заводов в Улан-Удэ и Арсеньеве. 4 декабря 1936 года Совет труда и обороны СССР определил площадку для строительства завода в районе улуса Шенестуй, на берегу реки Уда. Завод в Улан-Удэ получил наимено­вание «Самолётостроитель­ный завод номер № 99».

Таким образом, основной профиль экономики респу­блики, который сохранился и поныне, был создан все­го за ЧЕТЫРЕ года (с 1932 по 1936 гг.)! Именно тогда были организованы основ­ные структурообразующие предприятия Бурятии, кото­рые формируют материаль­ный фундамент республики и по сей день.

Вдумайтесь! Всего ЧЕ­ТЫРЕ ГОДА понадобилось, чтобы из сельскохозяй­ственной республики, где численность промышлен­ных рабочих ограничива­лась несколькими десят­ками человек, работавших в железнодорожных ма­стерских, сделать регион с мощным индустриальным потенциалом!

- И если бы не репрессии 37-го года, уничтожившие руководство республики во главе с Михеем Ерба­новым, было бы сделано ещё больше. А когда был следующий этап индустри­ализации, и кто его автор?

- Следующий этап инду­стриализации и перехода к новому этапу НТР у нас начался в 70-80-е годы. И действительно, экономи­ка, как и политика, так же персонифицирована. Эконо­мические реформы в после­военной Германии связаны с именем Конрада Аденау­эра, в Китае - с Дэн Сяопином. У нас период расцвета БурАССР пришёлся на время руководства республикой Андреем Модогоевым, ког­да был дан мощный толчок новым крупным проектам, дополнявшим машиностро­ительный комплекс, произ­водство строительных мате­риалов, лёгкую и пищевую промышленность. Среди них такие предприятия, как ЗММК (Улан-Удэстальмост), Улан-Удэнская трикотажная фабрика, завод автомати­зированных систем, радио­завод, вертолётный завод, моторостроительный завод и т. д.

К сожалению, этот этап не удалось завершить полно­стью, и большинство пред­приятий, не успев встать на ноги, обанкротилось в пе­риод перестройки. При этом многие из этих предприятий уже завершили набор пер­сонала, тем самым увели­чив количество занятости в республике. Причём в свя­зи с нехваткой кадров шёл процесс активной вербовки кадров из-за пределов ре­гиона. Кое-кто ехал к нам даже из западной части огромной страны. Но после закрытия этих предприя­тий все эти люди оказались выброшенными на биржу труда.

- Алдар Гальчиевич, а сейчас что мы должны де­лать?

- Сейчас перед нами, по сути дела, стоит задача за­вершения этого этапа фор­мирования индустриаль­ного профиля республики с учётом новых реалий и интеграции России в систе­му мировых хозяйственных связей. При этом, если мы сможем создать 10-15 тысяч новых высокооплачиваемых рабочих мест, то ситуация на рынке труда изменится, и неизбежно начнётся рост средней заработной платы в региональной экономи­ке. Много это или мало? Если смотреть численность трудовых ресурсов, то это примерно 2 с лишним про­цента от общего числа трудоспособного населения республики. Казалось бы, немного, но их ещё предсто­ит создать.

- Но как это сделать в ус­ловиях ограниченных ре­сурсов и сжатого времени?

- Нужно сконцентриро­вать все усилия на струк­турообразующих проектах, способных выступить «ло­комотивами роста» и со­здать кумулятивный эффект в экономике. Тогда 1 рубль инвестиций, вложенный в такой проект, сможет при­влечь ещё 6-7 рублей (а то и более!) инвестиций в свя­занные с ними проекты. Та­кие структурообразующие проекты должны рассма­триваться как своего рода «якорные» инвестиции, ко­торые могут претендовать на максимальный уровень государственной поддерж­ки. Их старт даёт толчок для развития вспомогательных отраслей и производств. Это первое.

Во-вторых, ориентация на экспорт, реализацию про­дукции на внешних рынках должна быть приоритетом и учитываться при выборе проектов в связи с узостью местного рынка. Проек­ты с небольшим объёмом производства и высокими удельными издержками на единицу выпускаемой продукции заведомо менее конкурентоспособны в ус­ловиях современной конку­ренции и заранее обречены на поражение. Это правило не относится к тем из них, кто производит свежую скоропортящуюся продук­цию для местного рынка с небольшими сроками хра­нения, и местным перераба­тывающим производствам.

Далее. Структурообра­зующими могут быть не только предприятия меж­дународной или всероссий­ской специализации. Про­изводства, направленные на переработку сельскохозяйственного сырья тоже являются ключевыми для экономики того или иного района, территории, по­скольку они вытягивают за собой производство этого сырья, закупая за живые деньги продукцию фермер­ских хозяйств, частного сек­тора, тем самым создавая стимулы для развития сель­ского хозяйства. Поэтому такие проекты также важ­ны для нашей экономики.

При реализации ключевых проектов необходимо учи­тывать локализацию про­изводства, и предпочтение должно отдаваться тем из них, которые предполага­ют максимальную степень локализации, возможность производства комплектую­щих материалов на терри­тории республики на базе малых и средних предпри­ятий. При этом поддержка должна оказываться в пер­вую очередь тем проектам и предприятиям, которые уже имеют положительный задел и успешную историю. А преимуществом долж­ны пользоваться проекты на основе государствен­но-частного партнёрства, когда на 1 рубль государ­ственных вложений при­влекаются сопоставимые частные инвестиции и при­влечённые средства.

- Что вы скажете по по­воду экологических требо­ваний, предъявляемых в Байкальском регионе?

- На самом деле, это не так сложно, как представля­ется некоторым. Основные отрасли нашей экономики уже согласуются с такими требованиями и не нано­сят серьёзный ущерб мест­ной экологии. Особенно это важно в туризме, где при размещении объектов по­близости от Байкала необ­ходимо создавать очистные сооружения, водозаборы, системы утилизации твёр­дых бытовых отходов. Так­же много вопросов встаёт по развитию горнорудной промышленности, миними­зации экологического ущер­ба от неё и восстановлению окружающей среды.

- Согласитесь, задачи как амбициозные, так и труд­новыполнимые?

- Думаю, сейчас, конечно, тоже не всё просто. Но мы хотя бы можем от чего-то оттолкнуться. Нам есть на что опереться. Нашим пред­кам было намного труднее. Если работать такими же темпами, как тогда, начиная с 2019 года, то уже к 2023 году можно многое сделать. Но, чтобы запустить что-то в 2019 году, начинать, конечно, надо уже сейчас, докумен­тацию готовить, проекты пробивать, не откладывая в долгий ящик.

СПРАВКА

Алдар Бадмаев – бизнес-консультант, кандидат экономических наук, эксперт по инвестициям, анти­кризисному управлению и финансовому оздоровле­нию. В 1989 году окончил экономический факультет Санкт-Петербургского государственного универси­тета. В Бурятии возглавлял центр поддержки пред­приятий «Макон», а также работал директором Бурятского филиала ОАО «Московская страховая компания». С 27.09.2018 назначен советником Главы республики по экономическим вопросам.

Александр МАХАЧКЕЕВ

Теги: Бурятия Россия Алдар Бадмаев



Наши издания