Главная / Новости /Общество / ​Экс-министр МВД Бурятии Иван Калашников. Всё также в строю

​Экс-министр МВД Бурятии Иван Калашников. Всё также в строю

16-11-2018

Стальное рукопожатие. Взгляд уверенного в себе мужчины. Не по годам бодрый и подвижный. Гены! Действительно, если говорить о Почётном гражданине Республики Бурятия Иване Калашникове, то многое объ­ясняется его корнями, причастностью к уникальному селу Тарбагатай. В одном из своих интервью Иван Иг­натович признавался: «Тарбагатай - не просто место, где я родился. Это мир, который воспитал меня». Поэтому вполне логичным был первый вопрос экс-министру МВД Бурятии: «Как часто бываете на малой родине?». С него и началась на редкость откровенная беседа с Иваном Калашниковым, который не устаёт повторять, что вся его жизнь - это служба, сообщает газета «Бурятия».

«Живу на земле»

- В силу своих корней, своего характера и принци­пов я никогда не терял свя­зей с родным селом, земля­ками. Стараюсь бывать на малой родине как можно чаще. Здесь покоятся во­семь поколений моих пред­ков. В родном селе мне зна­ком каждый клочок земли, каждый ручеёк. Дышу воз­духом земли родной, кото­рая дарует мне силы для дальнейшего жизненного пути. Сколько бы времени ни прошло, по духу я чело­век деревенский. Всё равно в городе не могу долго на­ходиться. В Улан-Удэ я жил в квартире до того времени, пока не уволился из мили­ции. В последующем всё-та­ки построил свой дом. И се­годня живу на земле: жить на этаже мне некомфортно.

- Иван Игнатович, се­годня вы произнесли са­краментальную фразу - «важно сохранить корни - не только культурные, но и духовные». А каковы ваши корни?

- Все мои предки в ос­нове своей - хлебопашцы. В числе первых староверов в 60-х годах XVIII века пришёл на благодатную землю тар­багатайскую мой предок в восьмом колене - Казьма Калашников. По некоторым историческим сведениям Калашниковы пересели­лись в Восточную Сибирь из местности Ветка, что в Вин­ницкой области Украины. Будучи депутатом Народ­ного Хурала мне посчаст­ливилось побывать там. Под Винницей, в одном из старообрядческих сёл, я растрогался до слёз, когда побывал на могиле детей моего возможного предка купца Калашникова.

- Вы помните своего деда?

- Ещё как! Кстати, я очень похож на него внешне. Дед мой Калистрат Калинович, когда я был маленьким, работал на лесной деляне тарбагатайского промком­бината. Помню, перемёты (удочки), сделанные из кон­ского волоса, которые мы ставили на Селенге. Слушал перезвон ботало (колоколь­чика), по звуку которого определял, где находятся лошади.

- Выходит, Иван Игна­тович, вы - человек «от сохи»…

- Мои родители – отец, участник Великой Отече­ственной войны Игнат Калистратович, мама Степанида Самуиловна - всю жизнь трудились на земле. В школьные годы и я рабо­тал на сенокосе. А дед учил меня, как отбить косу, как правильно косить, метать копну, грести сено, завязать бурятский узел на копне.

- Вы помните дедов­ские, отцовские наставле­ния?

- Мой дед был очень строгий. Я запомнил его слова: «Трудись, не ленись, учись, чтоб всё было по уму». Когда в 1967 году меня призвали в армию и я уже садился в автобус, мама с казала мне: «Не по­зорь фамилию!», то есть бе­реги честь семьи.

- Кстати, а где, в каких войсках вы служили?

- Службу проходил в войсках ПВО. Для мужчи­ны армия – это величайшая школа. Во-первых, армия - это дисциплина, умение по­ставить себя в коллективе, учиться, хоть элементарно подчиняться: тот, кто не умеет подчиняться, никогда не сможет командовать.

- А была ли у деревен­ского мальчугана Вани Ка­лашникова мечта?

- В детстве занимался спортом. Любил с удочкой посидеть у реки, ходил в походы, увлекался туриз­мом. Любил природу и гре­зил дальними путешествия­ми. А к завершению школы мечтал стать геологом.

Непростая милицейская судьба

- А почему не сбылась ваша мечта?

- Была у нас в школе учительница Ольга Оси­повна Адушинова. И она начала подбирать ребят, кого можно отправить в ми­лицейскую школу. Из двух выпускных классов она выбрала Диму Емельяно­ва и меня. Она настроила моих родителей: мол, им ещё надо воспитывать и поднимать на ноги млад­ших детей, а в школе ми­лиции и форма бесплатная, и стипендия есть. Начали готовить документы на меня и сдали их в МВД республики. Но прошёл ав­густ, никакого вызова не было. И до сих пор мне не­известно, что стало смои­ми документами. В киоске увидел газету с инфор­мацией о дополнительном наборе в улан-удэнский техникум железнодорож­ного транспорта. Поступил на отделение автоматики и телемеханики. Через год от­туда ушёл: понял, что это не моё. Следуя своей школь­ной мечте о геологии, по­шёл в Геологоуправление и устроился рабочим в Сай­жеконскую геологическую партию. Там отработал це­лый сезон. И чуть было по совету начальника геоло­гической партии не остался на зимовку, по окончании которой мне обещали, что я поступлю на геологический факультет Иркутского госу­дарственного университета.

- Но, очевидно, от судь­бы не уйдёшь…

- Точно. В баунтовской тайге однажды приле­тел вертолёт, и я получил письмо от отца с известием, что поступила повестка о призыве в Советскую Ар­мию. Так закончилась моя геологическая эпопея… В декабре 1969 года я де­мобилизовался из армии. И вскоре было собеседование у начальника Тарбагатай­ского отделения милиции Михаила Артёмовича Став­никова. Так и оказался в рядах милиции. А потом была учёба в Волгоград­ской Высшей следственной школе МВД СССР. Первые шаги в профессии мне по­могли сделать опытные милиционеры-фронтовики Осип Трифонович Медведев и Садофей Иванович Еме­льянов и другие. Многому я научился у выпускника Ха­баровской школы милиции Валерия Александровича Малышева, который посоветовал мне поступить в Волгоградскую следствен­ную школу. В 1971 году я поступил в единственную в Советском Союзе школу, которая готовила следова­телей. Получил там очень хорошее базовое образо­вание. На распределение просился в родной Тарба­гатай, но меня направили следователем в Железно­дорожный отдел милиции.

Из плеяды тех, кому не всё равно

- В 1989 году вы окон­чили Академию Управле­ния МВД СССР. Служили заместителем начальника Управления уголовного розыска МВД РБ, началь­ником Шестого отдела…

- Я практически с нуля создавал подразделение по борьбе с организованной преступностью. Одна из ос­новных заслуг подразделе­ния состоит в том, что в те сложные 90-е годы удалось предотвратить разгул орга­низованной преступности в республике.

- В середине лихих 90-х вы стали министром внутренних дел респу­блики…

- Годы были тяжёлые. В силу сложного социально- экономического положе­ния в стране и республи­ке органы внутренних дел повсеместно испытывали значительные проблемы в ресурсном и финансовом обеспечении. А потом нача­лись командировки в Чеч­ню. В первые командировки мы отравляли наш с во­дный отряд благодаря под­держке авиазавода, БМДК, мясокомбината, за что им премного благодарны. Эти и другие предприятия по­могали нам формировать отряд – оборудованием, снаряжением, продуктами. И я выезжал туда с отря­дом. Самое страшное и тя­жёлое для министра - не дай бог никому - встречать «груз 200». Несмотря на все трудности, удалость сохра­нить кадровый костяк.

- В 2002 году вы при­няли непростое решение - завершить службу.

- В то время земляки обратились ко мне с пред­ложением пойти на выборы в Хурал. И я согласился вы­двинуться по 1 0-му одно­мандатному округу. В 2007 году я тоже пошёл в На­родный Хурал, возглавив партийный отряд «Единой России».

- Вы из тех людей, кому не всё равно, у кого душа болит за край род­ной, кому дорога честь офицера.

- Мои старшие земляки и я в 1998 году помогали построить первую древле­православную церковь в селе Куйтун. Затем с трои­ли церковь в Тарбагатае: на этом храме установлен мой родовой колокол – это память моим предкам и всему роду моему. Считаю, что наша общая задача - возродить духовность. Веду значительную обществен­ную работу. Возглавляю комиссию по помилованию при Главе РБ, также воз­главляю региональное от­деление общероссийской общественной организации «Офицеры России».

- Иван Игнатович, а с чего началась история вашей любви?

- Осенью 1970 года в район приехали выпускни­ки вузов. Среди них была молодая, красивая учитель­ница Галина Борисовна. Эта встреча стала для нас един­ственной и на всю жизнь. В марте 1972-го сыграли скромную деревенскую свадьбу.

- Как вам удаётся со­хранять хорошую физиче­скую форму, быть в тону­се?

- Думаю, сказывает­ся наследственность. Мои предки вели здоровый об­раз жизни и много трудились. Мой дед Калистрат до последнего дня тру­дился. Ему было 84 года, а он баранов держал, сено косил, картошку копал. А мой папа в 90 лет быва­ло так пожмёт руку твою, что мало не покажется. А ещё веду активный образ жизни. На диване лежать не имею времени и желания.

- Если бы вам пред­ставилась возможность всё начать заново, что бы изменили, какой бы путь выбрали?

- У каждого своя судь­ба. Я счастлив, что моя судьба сложилась именно так. Я счастлив в семье, в профессии, счастлив, что у меня прекрасные кол­леги, друзья. Поэтому я бы ничего в своей жизни не менял.

СПРАВКА

Иван Игнатович Калашников родился в 1948 году в селе Тарбагатай. Прошёл путь от рядового милици­онера до министра внутренних дел Республики Буря­тия. Кандидат исторических наук. Заслуженный юрист БурАССР. Награждён орденом Почёта, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Почётный гражданин Республики Бурятия.

Фото из личного архива Ивана Калашникова

Баясхалан ДАБАИН

Теги: почетный гражданин Бурятия Россия Тарбагатайский район МВД России по РБ Иван Игнатович Калашников



Наши издания