Главная / Новости /Общество / ​Бурятский язык и звезды буринета – 2

​Бурятский язык и звезды буринета – 2

22-11-2018

В прошлом номере «Буряад үнэн» мы обратились к теме взаимодействия бурятско­го языка и интернета. Это было логичным продолжением недавних материалов о пиджи­не – смешанном русско-бурятском языке, необходимости завести в газете страницы на русском языке и диалектах бурятского языка, а также об учреждении Ассоциации бурятскоязычных журналистов. В этом номере мы продолжаем тему статьи «Бурятский язык и звезды буринета» от 14 ноября.

Модель, путешественник и сумоист

Кроме артистов, телеведущих, юмористов и политиков, есть еще спортсмены, путешественники, мо­дели и ряд других популярных оби­тателей национального инета. Мо­дель Виктория Дашиева имеет 31,7 тысячи подписчиков. Она исполнитель­ный директор фестиваля красоты и таланта, свадебный организатор, Miss Asia Pacific Int’l Russia’2017. Виктория - классическая предста­вительница индустрии красоты, так же как Лариса Иринцеева и Мэдэгма Доржиева.

Путешественник Александр Ихи­ритов побывал в 35 странах мира, обучался коучингу – разновидности консультирования, занимается голо­данием и прочее. «Я режиссёр своей жизни», - говорит он о себе. А под­тверждением интереса к нему слу­жат 14,5 тысячи подписчиков.

Что касается экс-сумоиста Ана­толия Михаханова, на момент сдачи материала в номер он имел 33,9 тысячи подписчиков в Инстаграм. Михаха­нов - это, конечно, особый случай - первый профессиональный сумо­ист, национальный герой и «чело­век-гора». Где бы он не появился, к нему тянется народ. Известность не вскружила ему голову. Анатолий легок и деликатен в общении, об­ладает громадным чувством юмора и мгновенной реакцией. Как гласит народная мудрость: «Будь проще, и люди к тебе потянутся». В сети нужно уметь максимально понятно и просто донести информацию, не ввязываться в перепалки и не оби­жаться по пустякам. Все эти каче­ства присущи Анатолию Михаханову и другим рекордсменам бурятских соцсетей.

Цифровое безумие

В бурятском селе Усть-Обор в Пе­тровск-Забайкальском районе За­байкальского края никогда не было проблем с родным языком. Но в по­следнее время ситуация резко изме­нилась, когда дошколята перешли на русский. Что же изменилось? Ока­залось, у них появился телеканал «Карусель». Родители на работу, а дети смотрят мультики.

Прецедент в Усть-Оборе не еди­ничен. В Санаге, в самом большом бурятском селе, малыши, встретив­шись в магазине, также стали гово­рить между собой на русском. Так­же и в Орлике, в Окинском районе. И это в изолированных бурятских анклавах, а не в Усть-Орде, рассеченной напополам более чем миллионной иркутской агломерацией – Шелехово – Иркутск – Ангарск – Усолье – Свирск - Черемхово! А с 1 января 2019 года население РФ сможет бесплатно смотреть цифро­вые «мультиплексы», вместо анало­говых каналов. Более двух десятков бесплатных телеканалов и радио­станций накроют страну, и их коли­чество будет расти.

Между тем, в самом разгаре меж­дународный скандал с российским мультсериалом «Маша и Медведь». В Лондонском Times написали, что детский мультфильм являет­ся частью путинской пропаганды. Эстонский публицист Прийт Хы­бемяги считает: «Меня же не по­кидает мысль, что «Маша и Мед­ведь» — представители той самой российской «мягкой силы», незамет­но проникающей к нам гибридной формой идеологической диверсии без «зеленых человечков» и крас­ных флагов».

В ответ официальный представи­тель МИД РФ Мария Захарова заяви­ла: «Если Маша из мультика «Маша и Медведь», с точки зрения британ­ских учёных, символизирует совре­менную Россию, то, что же тогда во­площает Том из «Том и Джерри»?».

Можно предположить, что За­пад введет санкции против «Маши и Медведя», а Россия ответит запре­том продукции Диснея. Впрочем, ин­тернет вездесущ и бурятские детиш­ки успешно осваивают английский язык через мультфильмы и компью­терные игрушки.…

Как с этим бороться? Ясно, что ограничить детей от информацион­ного потока физически невозможно. Для этого нужно, подобно отшель­никам или сектантам, отгородиться от внешнего мира. Вместе с тем, про­извести такое количество собствен­ного конкурентоспособного продук­та или перевести его на бурятский язык мы тоже не сможем. Отдельные гранты на переводы или съемки по­годы не сделают. Это будет капля в океане цифровой информации. Дру­гая капля, это все наши бурятскоя­зычные СМИ вместе взятые. Выход один, должна быть выработана си­стема точечного образования и об­учения, то есть, создана языковая среда.

Без эквивалента

В настоящее время русский язык захлестнуло цунами иностранных слов, в первую очередь из англий­ского языка: компьютер, ритейл, киллер, смартфон, плеер, аська. Ощущение, что эти слова возникают ежечасно: диджитал – продвижение бренда, дезлайк – противоположное лайку, значит, не нравится и прочее. В русском языке эквивалента к ним не придумали, также и в бурятском, куда они массово перемещаются. Та­ким образом, английские названия все больше и больше наполняют бу­рятский язык.

У нас в «Буряад үнэн» был опыт бурятизации подобного слова, по­пытка как неудачная, так и комиче­ская. Как-то мы придумали новую рубрику, куда читатели должны были отправить свое селфи (авто­портрет) в национальной одежде или же с каким-либо атрибутом. Наш редактор Бадмажаб Гындын­цыренов назвал ее на бурятский лад – сээлпи, однако позднее вернулись к привычной русскоязычной форму­ле – сэлфи. А вот как предложили на­звать ее наши юмористы от КВН:

- В честь праздника давайте сде­лаем селфи?

- Почему говорите «селфи»? Гово­рите на бурятском!

- Давайте сделаем бишку!

Однако, такие поиски неизбеж­ны. Как считает Badmaev Bair на ФБ: «Многие буряты разных возрастов, владеющие бурятским языком, не одобряют тексты, где употребляется новая терминология, вроде «юрэн­хылэгшэ, түлөөлэгшэ, сахим хаяг, ехэ һургуули, хүреэлэн и т.д.», обосновы­вая это тем, что тексты становятся непонятными и монголизированны­ми. Видимо, по их теории, предпола­гается и дальше писать и говорить на полу-русском-бурятском, снижая и без того низкий престиж родного языка».

Мессенджеры

Наиболее популярные мессен­джеры (программы для обмена тек­стовыми сообщениями в онлайне, звонков и видео звонков) это Viber, WhatsApp и Telegram. Трудно найти человека, который не был участни­ком какой-либо группы, объединяю­щей коллег, земляков, одноклассников или их родителей. Если с аудио и видео звонками в плане использова­ния родного языка все понятно, это простой устный, то с текстовым об­меном не все так однозначно, пись­менный всегда сложнее.

В подавляющем большинстве общение идет на смеси бурятско­го и русского языков: «Молодцы! Ажал ябажа байна!», «Сайн байна! С праздником вас!». В некоторых в основном на русском, кроме особых случаев, например, поздравления и юрөөлы на бурятском. Причем, не­зависимо от того, кто состоит в этих группах: джидинцы, баргузинцы или закаменцы. Или же профи от языка, в частности, группы нашей газеты, Буряад-FM, выпускников бурфака БГУ и др. В Магадане есть две бурятские группы в вайбере. Первая – «Бурятское землячество», куда входят выходцы из Иркутской области и Бурятии и вторая – «Агин­ские колымчане». Первая группа это старожилы, у которых на Колыме ро­дились дети и внуки. Эта группа об­щается на русском и не растет. Вто­рая, агинская группа, это мигранты из Аги, она быстро растет, сильно ностальгирует по родине и, конеч­но, в основном переписывается по-бурятски: «Агамнай ямар байнаб даа?»

Компьютерный язык

В социальных сетях, сайтах, фору­мах, чатах, электронной почте и т.д., слова бурятского языка часто упо­требляются не по правилам. Без зна­ков препинания и прописных букв, с многочисленными сокращениями и опечатками. Причина в скорости, слова пишутся «на бегу», а кроме того в общение вступают люди, не владеющие письменным родным языком. Явление похвальное и та­ких людей нужно поддерживать. В Туве, например, поощряют любого тувинца, который хоть и коряво, но старается говорить на родном языке. Ну, так получилось, человек вырос в другом регионе? У нас же могут и обсмеять такого человека и тем самым оттолкнуть.

Но, в итоге появляется упрощён­ный сетевой язык, слова типа «аф­фтар». Впрочем, это общее правило для всех языков, онлайновое обще­ние требует краткости и доступно­сти мысли, а не красоты стиля. Как сказал Хамбо лама Аюшеев: «Наш язык должен быть кратким, пото­му что на дворе компьютерный век, ясным, чтобы не путались, богатым – выражать душевные состояния, глубоким – он должен вывернуть че­ловека. А пятое определение – сами найдите…» (Хамбо лама. Мысли на­едине. Улан-Удэ. 2017).

А редактор газеты «Буряад үнэн» Бадмажаб Гындынцыренов счита­ет: «Бурятский язык развивается вместе с обществом, он непрерывно изменяется, и мы не должны боять­ся перемен. Уверен, что мы сможем найти адекватный ответ новым вы­зовам, как нашли в 20-х гг., когда БурУчКом (Бурятский Ученый Ко­митет) согласовал с МонУчКомом (Монгольский Ученый Комитет) около 2000 терминов. То есть мы, буряты, в значительной степени создали современный монгольский язык...».

На фото: Сергей Степанов и Фонд «Найдал» работают над созданием анимационного мультфильма по мотивам эпоса «Гэсэр»

Александр МАХАЧКЕЕВ

Теги: интернет бурятский язык Бурятия



Наши издания