Главная / Новости /Авторская колонка Норжимы Цыбиковой / ​«Знание языка - это лекарство от самоотрицания»

​«Знание языка - это лекарство от самоотрицания»

20-02-2019

Эти слова принадлежат про­фессору лингвистики Универ­ситета Аделаиды в Австралии Гиладу Цукерману. Удивительно точные для мотивации, они дают ответ на вопрос: какую роль вы­полняет родной язык.

В проекте документа, подго­товленного к Форуму бурятского языка, проведённого в 2018 году, приводится следующая информа­ция: «Данные мониторинга уров­ня владения бурятским языком (2016-2017 гг.) свидетельствуют о том, что 62% учащихся - носи­телей бурятского языка средних общеобразовательных школ, и 73% воспитанников дошкольных образовательных организаций не владеют родным языком». Циф­ры жёстче эмоций.

Между тем, рецепт спасения языка не найден, думается, по той причине, что, кроме эмоций, требуется анализ, а после - диагноз. Как и при любой запущенной болезни. Поскольку «дети нас не слышат, дети на нас смотрят». И для того, чтобы язык ожил, а затем зажил, нужно выполнять все необходимые для этого рекомендации.

Маятник длиною в сто лет

Несомненно, что любой язык подвергается влиянию извне. Но самым тяжёлым испытанием для бурятского языка стал всё же со­ветский период. Семьдесят лет становления «единым советским народом» отпечатались на ка­честве языка так, что издержки могут стать непоправимыми. В первые советские десятилетия бурятский язык несколько раз ме­нял статус и формы, официальный язык переносился с сонгольского диалекта на хори, письменность со старомонгольской на латини­цу и кириллицу. Но националь­ная политика советского периода казалась безупречной. Обучались в столичных вузах талантливые выходцы из глухих уголков стра­ны, издавалась национальная литература, фильмы, национальный балет, опера. Но тонко вкрученный в содержание остов - «мы великий советский народ» - потихоньку выхолащивал сам дух аутентич­ного. Не случайно только сейчас приходит понимание, особенно в сфере культуры, что настоящее народное, и в песне, и в танце, и в музыке, оказалось почти утеря­но. И утеря языка как следствие утери среды. Той среды, которая делает человека причастным к своему этносу. Это традиционный быт, способ хозяйствования, оде­жда, культурные ценности.

Бабушки и дедушки сегод­няшних детей, «воспитанные» под гимн строительства коммунизма, и стали жертвами периода, кото­рый их сделал «безъязыкими». Правда, не всех и не везде. Язык сохранился не благодаря. Вопре­ки. Тот самый случай, когда от­сутствие коммуникаций сыграло спасительную роль. И люди раз­говаривали на родном сообразно своей природе, говоря со своими детьми и внуками на одном, хо­рошо им знакомом родном бурят­ском языке.

Спасительные четверть века

Знаменитая фраза, произне­сённая главой Верховного Совета РСФСР Борисом Ельциным 6 ав­густа 1990 года: «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить» - попутно внесла спасительные коррективы в пробле­му сохранения идентичности. При всём драматизме строительства новой России именно этот посыл дал импульс возрождению языка и культуре в национальных респу­бликах бывшего СССР.

И процесс пошёл. Депутаты Верховного Совета тогда ещё Бу­рятской АССР, став авторами Конституции, узаконили бурятский язык как один и из государствен­ных языков Республики Бурятия. На телевидении появились про­екты по сохранению бурятского языка. Автор большинства из них Бато Баяртуев, один из самых яр­ких представителей бурятской интеллигенции.

Всебурятская ас­социация развития культуры, «Гэ­сэриада», фестиваль эстрадной песни «Белый месяц», фестиваль моды монголов мира «Торгон зам» и многие другие - из тех проек­тов, что стали стартом для ново­го прочтения самих себя. В 2005 году благодаря настойчивости Министерства культуры из театра танца «Бадма Сэсэг», оркестра бу­рятских народных инструментов и ансамбля песни и танца «Байкал» появился теперь уже известный на всю страну театр песни и танца «Байкал». А в 2006 году фестиваль «Алтаргана», впервые проведён­ный в столице Бурятии, задал мощнейший импульс всем процес­сам идентификации.

И если в 80-х годах прошлого века говорить на родном языке в столичных кругах считалось де­лом неприличным, в году десятом нынешнего столетия бурятская этника крепко вошла в сознание и почти стала модной. Почти. Потому что наряду с объективными про­цессами, регулируемыми больше рынком, образовательные и иде­ологические процессы откровенно хромали. И яркое доказательство тому - состояние языка в контек­сте образовательном. И это, воз­можно, не вина - беда. Потому что диалог необходим, прежде всего, с носителями языка. Примеров, когда у родителей, великолепно говорящих на родном, дети языка не понимают и не говорят, - мас­са. При этом обстоятельстве мало полезными становятся потуги в области преподавания в школах.

«Принятая в 2014 г. Государ­ственная программа развития бу­рятского языка (2014-2020) дала толчок в деле сохранения и раз­вития бурятского языка. Тем не менее, следует отметить, что основные средства, выделяемые по данной программе, расходуются на издание учебников и учебных пособий по бурятскому языку и литературе. Эту статью расхо­дов необходимо вывести из про­граммы и включить отдельной строкой в бюджет республики по разделу «Образование». Это заяв­ление авторов «Стратегии» ещё раз доказывает, что процесс сохра­нения языка требует детализации приёмов и методов. И в доказа­тельство важности создания эф­фективной среды авторы проекта продолжают:

«Слабо развита система мо­ниторинга результативности и эффективности реализуемых про­ектов, проведённых мероприятий по данной Государственной про­грамме. Необходимо учитывать востребованность, актуальность проводимых мероприятий и их результативность в достиже­нии целей языковой политики и удовлетворении конкретных по­требностей носителей языка – основных «адресатов» языковой политики» (Из «Стратегии разви­тия бурятского языка»).

Именно среда способна стать эффективным движением в соз­дании мотивации для обучения языку. В первую очередь для ге­нетических носителей, и только потом для всех, кто соприкасается с культурой и языком исторически соседствующего этноса. Поскольку естественная культурная среда как инструмент мягкой силы воз­действует комфортно и благотвор­но влияет на желания к познанию. При условии, что культурная среда не содержит ни намёка на агрес­сию.

Ещё один аргумент - полез­ность знания языков. Лингвисты считают, что современный человек должен знать как минимум 4 язы­ка: свой родной, государственный той страны, в которой он живёт, международный и язык своего хобби. Дополнительным аргумен­том служит и убеждённость учё­ных, которые вывели формулу основных причин для возрожде­ния языка. Это этическая, эстети­ческая, утилитарная. К этической можно отнести слова лауреата Нобелевской премии Нельсона Манделы: «Говоря с человеком на том языке, на котором он понима­ет, ты говоришь с его головой. Если ты говоришь на его родном языке, ты говоришь с его сердцем». Что касается эстетического аспекта, по мнению профессора лингвистики Гилада Цукермана: «Язык это хра­нилище идей, ценностей и опыта народа. И потеря языка – более се­рьёзная утрата, чем потеря земли. Потеря языка – потеря культуры и интеллектуального богатства».

Утилитарная же часть очевид­на. Известный факт, что билингвы – люди, способные не только говорить, но и мыслить на двух и более языках. А значит, они умнее и кон­курентоспособнее. Считается, что эти люди защищены от старческой деменции. И… они счастливее. До­казанный факт - когда люди видят, как уничтожается их культура, они чувствуют себя несчастными.

«Золгоё» - как способ коммуникаций

Проект «Золголго», презенто­ванный в первый день Сагаалгана в столице Бурятии, неожиданно стал для многих открытием и большим обретением. Хотя пер­воначально многие отнеслись к новому проекту с долей скепсиса. В переводе «золгохо» - соеди­няться. В первый день нового года обряд почитания старших в семье обязателен и сейчас во многих семьях бурят-монгольского мира. Но философия его – в открытости намерений и трансляции традиций. И в морозный даже для нашей ре­спублики новогодний день на глав­ной площади собралось почти две тысячи человек, большей частью одетых в национальные дэгэлы. Откровением стало и то, что коли­чество участников первого обряда, одетых в зимние дэгэлы, превзош­ло все ожидания. Это к вопросу о том, что «дети нас не слышат, дети на нас смотрят». Более показатель­ной демонстрации преданности своим традициям сложно приду­мать. И это важно. Но важно и то, что культурный проект оказался способен дать толчок экономиче­ским процессам в рамках региона. И многолетние и, к счастью, небезу­спешные усилия Хамбо ламы Дам­бы Аюшеева в процессе возврата национальных видов спорта и тра­диционных видов скота в исковер­канную ментальность бурятского этноса органично ложатся в канву создания ярко выраженного лица национальной республики. Это как раз то немногое, что способно стать импульсом и для туриндустрии Бу­рятии, поскольку в мире ценится настоящая, не сувенирная куль­тура. Доказательством служит и собственно Бурятия, где безуслов­ными брендами успели стать этно­деревни семейских и бурят.

Проект «Золголго» незримо уже успел стать стимулом для бу­дущего производства зимней национальной одежды. А это одновре­менно и оживление овцеводства, рынка переработки кожи и шерсти, востребованность мастеров по шитью, ремесленников, ювелиров, что пока неочевидно. Именно с об­ряда «золголго» начала свой рас­сказ ведущая «Острого репортажа» Алла Михеева на федеральном ка­нале, что доказывает одно - мы ИН­ТЕРЕСНЫ миру своими традициями.

Родной язык даёт чувство свободы и наполняет жизнь смыслом

Процессы глобализации стре­мительно поглощают не только язык и культуру бурят. Но заметен в мире и обратный процесс. И ми­ровые подиумы, аукционы, твор­ческие олимпы всё чаще занимают ценности, так или иначе связанные с аутентичными и автохтонными мо­тивами. Не случайно ведь и то, что Даши Намдаков, Дандар Бадлуев, Эрдэни Жалцанов, Баир Дышенов, получившие признание внешних экспертов, великолепно говорят на родном языке. Согласно поговорке «большое видится на расстоянии», именно они, достигнув успеха за пределами этнической Бурятии, как никто другой, «срабатывают» моти­ваторами для поколений юных, ра­стущих, ищущих. И главное в этом месседже - важность сохранения языка, а значит, и культуры.

Уже очевидно, что ясность в ин­струментах для сохранения языка важна по той причине, что только самодостаточные люди способны сделать сильной свою родину. Как бы пафосно это ни звучало. И к ка­кой из причин это обстоятельство будет отнесено - этической, эстети­ческой или утилитарной - не суть важно. Важен результат.

Фото Анны Огородник

Норжима ЦЫБИКОВА

Теги: бурятский язык традиции бурят золголго



Наши издания