Главная / Новости /Общество / ​Трижды отважный: один против ста

​Трижды отважный: один против ста

20-02-2019

Бурятский журналист, фронтовой пулемётчик Намдык Цыбенов был представлен к званию Героя Советского Союза, но всё же остался без Золотой звезды. Когда невысокого роста пожилой интеллигентный мужчина в очках стоял в очереди за хлебом, прогуливался за Удой с внучкой Аней или брал интервью у механизатора в Мухоршибири, никому не приходила мысль, что в своё время, когда гремели бои на фронте, этот на редкость скромной человек стал настоящим кошмаром для фашистов, сообщает газета «Бурятия».

В который раз перечитываю его наградные листы и пытаюсь понять, каково ему было в самом настоящем пекле войны. «Личных больших подвигов не совершил» - так, согласно фронтовому документу, предельно скромно оценил свои отважные действия на передовой (во время своего боевого крещения под Смоленском у деревни Жеребцово в декабре 1942 года) красноармеец, первый номер станкового пулемёта Намдык Цыбенов.

На самом же деле тогда, до войны, сотрудник газеты «Буряад-Монголой унэн», сменивший острое перо на пулемёт, совершил доблестный героический поступок. Немцы неистово наступали, погиб в оборонительном бою командир расчёта Рагозин. Но бурятский пулемётчик не дрогнул и взял командование на себя. В том бою, когда смерть ходила буквально по пятам, его ранило. В госпитале написал короткое письмо домой, вспоминал о своей «колыбели», затерявшемся в степном приволье бурятском улусе Унго…

На фронт - из редакции

Таёжный забайкальский край у рек Унго и Обор, впадающих в Хилок. Здесь, в улусе Унго (ныне село Усть-Обор), Намдык в 1908 году и появился на свет в семье скотовода-бедняка. Учился грамоте в ликбезе, начальной школе. По словам ветерана труда, заслуженного учителя РБ Виктора Хандажапова, учителем Намдыка и Хандажапа Тыкшеева был Норбын (Норбоев) Дарижап. В детстве Намдык с лихвой хлебнул горькую чашу жизни, во-первых, потому что, когда ему было десять лет, ушла из жизни мама. Так что его воспитывала бабушка. Но, несмотря на трудности, выпавшие на его долю, юноша шёл в ногу со временем: после четырёх классов вступил в местную ячейку РКСМ, а вскоре – в коммуну.

«В конце 20-х годов прошлого века дед, отец моего папы, забрав детей, уехал в Монголию, - рассказывает дочь героя этого повествования Наталья Данилова. - И папа остался один: видимо, не захотел уезжать в Монголию. Жил у родственников».

В 1929 году состоялась встреча, в корне изменившая его судьбу. От своих старших друзей-односельчан Намдыка Цыбикова и Даши Цыбенова (они работали в типографии Верхнеудинска) он узнал о перспективах, которые ему открываются в большом городе. В конце 1929 года он приехал в Улан-Удэ, поступил в фабрично-заводскую школу по подготовке национальных кадров для поли-графического производства при республиканской типографии. А затем у строился учеником наборщика. Овладев профессией наборщика, он стал корректором. Тогда же жадный до знаний молодой человек начал делать первые шаги в журналистике. А в 1932 году уехал учиться в Иркутск в совпартшколу. По её окончании вернулся в Улан-Удэ и влился в штат редакции газеты «Буряад-Монголой унэн» …

Намдык Цыбенов попал на передовую в октябре 1941 года. Прежде чем получить первое ранение и оказаться в сортировочно-эвакуационном госпитале (СЭГ) № 1857, служил в зенитных частях и охранял небо Москвы, затем - в 75 гвардейском стрелковом ордена Суворова полку 26 гвардейской мотострелковой Восточно-Сибирской Городокской Краснознамённой ордена Суворова дивизии (Западный фронт). Судя по наградным документам, пулемётчик из Бурятии воевал на редкость смело. За семь месяцев 1943 года его гимнастёрку украсили три медали «За отвагу». Просто так солдатам награду, особенно медаль за личную отвагу, на войне не давали. Первой медалью он был награждён за мужество, проявленное под Смоленском. Вторую «Отвагу» получил уже после госпиталя, прибыв в другое подразделение: будучи красноармейцем 1 пулемётной роты 1 стрелкового батальона 107 стрелкового Лунинецкого Краснознамённого полка 55 стрелковой Мозырской Краснознамённой дивизии (Центральный фронт). Эпизоды боя в июне сорок третьего под Орлом ему приходили на память уже после войны. Тогда ему удалось уничтожить пулемётный расчёт противника. Вспоминая о другом эпизоде (в районе села Рейментаровка Черниговской области Украины), на одной из встреч с фронтовиками Намдык Цыбенович говорил о том, что немцы открыли ожесточённый огонь. В том бою бурятский пулемётчик метким огнём подавил вражескую огневую точку и уничтожил ручной пулемёт с расчётом и миномёт с прислугой, за что и получил третью медаль «За отвагу».

А свой главный подвиг пулемётчик Цыбенов совершил 22 сентября 1943 года у села Петровка Сумской области Украины. Тогда Намдык действительно бился не на жизнь, а насмерть. Будучи ветераном-фронтовиком, прошедший сквозь фронтовой ад, опытный журналист Намдык Цыбенов, сдерживая скупую мужскую слезу, вспоминал, что тогда из его батальона в живых осталось всего человек 50. У левого края села неподвижно стоял немецкий танк. Вдруг из глубины Петровки вышла и «стала разворачиваться в цепь большая группа немецких автоматчиков, человек сто, не меньше».

Главный подвиг фронтовика-журналиста Цыбенова

Контратаку немцев поддержали шесть танков. Старый солдат признавался, что тогда «впервые почувствовал, что не миновать ему смерти», поскольку из-за шума стрельбы он не услышал команды и не заметил, как батальон и часть расчёта отошли на другой край поляны. Так что пришлось Намдыку Цыбенову, отрезанному от батальона, вцепиться в пулемёт и в упор строчить по вражеской цепи. Читаю строки из наградного листа о представлении наводчика станкового пулемёта Цыбенова к высшему знаку отличия СССР и ловлю себя на мысли: уму непостижимо, как мог совершить такое боец в одиночку - «товарищ Цыбенов пропускал танки и пулемётным огнём отсекал немецкую пехоту, в этом бою товарищ Цыбенов уничтожил до 100 гитлеровцев».

Оказывается, иногда, как в случае с нашим легендарным коллегой, бывает и один в поле воин. Когда оставшиеся из батальона воины вернулись на высоту, откуда вёл огонь бесстрашный боец из Бурятии, перед ними открылась картина: искорёженный пулемёт, рядом с раскинутыми руками лежал пулемётчик Намдык, а вокруг него - сотня уничтоженных фрицев. После войны Намдык Цыбенович образно говорил своему земляку Виктору Хандажапову, что сотня вражеских трупов напоминала кочки в степи. Как писал в своей книге «За всё в ответе» полковник Николай Ивушкин, бывший секретарь партбюро 107 стрелкового полка, за тот бой у Петровки командование предоставило бойцу из Бурятии кратковременный отпуск. А 6 октября 1943 года командир полка подполковник Фёдор Смекалин представил младшего сержанта Цыбенова к званию Героя Советского Союза. С мнением своего младшего коллеги был согласен командир 55 стрелковой дивизии Герой Советского Союза полковник Николай Заиюльев. Однако вышестоящие инстанции, а именно: командир 29 стрелкового корпуса генерал-майор Афанасий Слышкин, командующий войсками Центрального фронта генерал Армии Константин Рокоссовский и член Военного Совета генерал-лейтенант Константин Телегин своими решениями понизили награду красноармейца до ордена Ленина. Спрашивается, почему выдающийся бурятский воин, известный журналист не получил Звезду Героя? По этому поводу существуют разные предположения: в наградной системе СССР было много подводных камней. И всё же автор этих строк считает, что Намдыку Цыбенову не дали Героя, скорее всего, по причине того, что его близкие родственники до войны выехали за постоянное место жительства за границу. Других объяснений занижения награды пока не нахожу.

Отважный и скромный собкор

В мирное время, а точнее, в 2009 году по просьбе общественности президиум республиканского Совета ветеранов (председатель – Ревомир Гармаев) направили ходатайство (не путать с представлением) в Минобороны РФ о присвоении звания Героя России семерым бурятским солдатам Победы, в том числе Намдыку Цыбенову. Ответ из главного Управления кадров Минобороны России был отрицательным: рассмотрение вопроса о присвоении фронтовикам звания Героя России в виде исключения возможно лишь «на основании нереализованных представлений», а представление к награде Намдыка Цыбенова реализовано (награждён орденом Ленина). Жаль, ведь он сделал на передовой столько, что хватило бы на несколько золотых звёзд! Впрочем, Намдык Цыбенович сражался не ради славы и наград. Главным его делом на войне было, не прячась за товарищами, защищать Отчизну и стоять насмерть. По-другому он не умел, да и не мог жить.

После Победы Намдыка Цыбеновича, как рассказывает его дочь Наталья Данилова, комиссовали из-за ранения в руку:

«Эта рука его так мучила. Он ночами не спал. И тогда мама его отправила на малую родину. Там к его руке прикоснулась народная целительница, и папа в ту ночь спокойно уснул. После этого рука пошла на поправку, рана затянулась».

Вскоре он вернулся в редакцию «Буряад унэн». Более 23 лет трудился в родном коллективе. Был собственным корреспондентом газеты в Джидинском, Закаменском и Мухоршибирском районах.

«Мой отец в жизни был скромным, добрым, доброжелательным, трудолюбивым человеком, - рассказывает Наталья Данилова. - Он никогда никому не сказал грубого слова. Со своей будущей женой, моей мамой Цыбикмит Жаргаловной, познакомился до войны. Он очень любил маму. Был хорошим отцом. Водил меня на прогулку на речку. Мы с отцом ходили за грибами, на даче с ним работали. Он был лёгким на подъём: мы спим, а он уже с утра за грибами в лес сходит. Папа был кулинар ещё тот! Варил варенье, делал «закатки», грибы солил. Буузы у него получались изумительные! Я до сих пор не ела такой борщ, какой варил отец».

Ветеран бурятской журналистики и настоящий герой войны был на седьмом небе от счастья, когда родились его внук и внучка. Узнав о том, что на свет появилась внучка Аня, Намдык Цыденович словно на крыльях «прилетел» в роддом с продуктами…

В 2008 году на малой родине (в селе Усть-Обор) отметили 100-летний юбилей героя без Звезды. Там было решено назвать одну из улиц в этом селе именем отважного земляка, но пока это решение не выполнено.

«После Сагаалгана обязательно поеду в Усть-Обор и вплотную займусь этим вопросом, - говорит Виктор Хандажапов. - Ещё и местной школе можно было бы присвоить имя нашего выдающегося земляка».

Да и в нашем городе, думаю, есть место для мемориальной доски памяти нашего героического коллеги-журналиста, трижды отважного Намдыка Цыбенова, награждённого высшей наградой страны. Это место точно для него, и оно, ничуть не сомневаюсь, - на одной из колонн Дома печати в Улан-Удэ.

Коллаж Аркадия Батомункуева

Баясхалан ДАБАИН

Теги: история Великая Отечественная война Ветераны Бурятия Улан-Удэ Россия Герои без звёзд



Наши издания