​Куда идут бурятские казаки?

27-02-2019

На днях в Улан-Удэ в Доме Дружбы прошёл круглый стол, по­свящённый бурятскому казачеству, а вернее, 100-летию расказа­чивания в России. Был затронут и вопрос о памятнике основате­лям Верхнеудинска.

Меня эта тема интересова­ла, поскольку принял некоторое участие в написании книги о бурятском национальном ка­зачестве, и необходимо было получить представление о со­временной ситуации. Присут­ствовали главный федеральный инспектор по Бу­рятии Сергей Ромахин, депутат Народного Хурала Сергей До­рош, заместитель руководите­ля администрации Главы и правительства РБ по развитию гражданского общества - пред­седатель комитета Михаил Ха­ритонов, а вёл собрание атаман казачьего общества «Верхне­удинское» Борис Бородин. Как видно по этим персонам, власть уделяет достаточное внимание казакам.

Основная дискуссия раз­вернулась между Михаилом Харитоновым и казачьим пол­ковником Юрием Касьяновым, который резко высказался по вопросу расказачивания. Его же оппонент, как профессио­нальный историк, настаивал на объективной и научной оценке событий Гражданской войны, опираясь при этом на факты, а не на эмоции: «Призываю не вы­носить категоричные суждения ввиду сложной обстановки той эпохи, породившей революцию. Если бы мы там оказались, как бы мы себя повели, на этот во­прос сейчас невозможно отве­тить».

Вообще, после завершения круглого стола осталось ощу­щение недосказанности, более того, возникло представление о разброде и шатании в их среде. Напомню, движение по возро­ждению сословия началось в начале 90-х годов. Тогда народ с удивлением и любопытством смотрел на первых, вновь поя­вившихся станичников в папахах, с лампасами и прочими извест­ными атрибутами. Всё это каза­лось тогда маскарадом и потеш­ными играми.

С тех пор прошло четверть века, и что же ныне представ­ляет это некогда многочислен­ное, воинственное и влиятельное сословие? Сегодня в Бурятии числится более тысячи реестро­вых казаков, то есть лиц, же­лающих участвовать в оказании содействия в решении государ­ственных вопросов. Например, обеспечивать безопасность на улицах, тушить пожары и так да­лее. А реестр – это просто учёт, благодаря которому государ­ство знает количество казачьих организаций и их членов. Люди, объединившиеся в казачьи об­щества, прошедшие процедуру этого учёта, и представляют се­годня реальное казачество.

Всего в республике зареги­стрировано 21 казачье общество (Селенгинское, Джидинское, Северобайкальское и т.д.). Они объединены в окружное казачье общество, атаманом которого и является Борис Бородин. Как говорили на круглом столе ка­заки, они неплохо работают с пограничниками, с мэрией горо­да Улан-Удэ в деле охраны улиц и охраны лесов в черте города. Разумеется, не бесплатно, по 50 рублей за час. Так же с МЧС и рыбоохраной. Казаки всегда были привязаны к земле, и ныне в республике есть немало креп­ких хозяйств в форме КФХ и ЛПХ. Как правило, они особо не афи­шируют себя, работают и вносят свой конкретный вклад в каза­чьи дела. Ещё одна важнейшая точка приложения казачества - это образование и культура. В прошлом году 12 школьников из Закаменска (атаман Борис Осо­доев) выезжали в Новосибирск и достойно выступили на детском казачьем фестивале.

Комитет по образованию ад­министрации города Улан-Удэ также озаботился вопросами ка­зачьего воспитания. И для орга­низации обмена передовым пе­дагогическим опытом 12 декабря 2018 года было сформировано городское методическое объ­единение с участием атаманов обеих казачьих станиц Улан-Удэ – Григория Собашникова и Дени­са Леонова. Итогом работы ме­тодобъединения стала дополни­тельная общеобразовательная программа «История и культура казачества». Она предназначена для теоретической и практиче­ской подготовки учащихся 5-9 классов. Так школы готовят к участию в деятельности детских объединений казачества. А всего в Бурятии официально числится 582 казачонка.

В области казачьей культуры также делается немало. В респу­блике насчитывается от 19 до 25 коллективов художественной самодеятельности. А улан-удэн­ский городской театр народной музыки и танца «Забава» на профессиональном уровне пред­ставляет самобытную казачью культуру.

И всё же, откуда это ощуще­ние неопределённости? Нужда­ется ли теперь российское госу­дарство в них? На сегодняшний момент на это нет ответа. Фе­деральная власть сама не знает, что ей делать с казаками. Хотя, по ним принято немало норма­тивных актов. На юге России – в Ростовской области, Краснодар­ском и Ставропольском краях на них выделяется немало средств. Но одного всеобъемлющего фе­дерального закона по казакам до сих пор не принято. Правда, соответствующий законопроект уже проходит экспертизу в минюсте, но и по нему, как говорит Борис Бородин, есть масса во­просов.

Однако, безотносительно того, в какой форме он будет принят, ясно, что для Бурятии ка­зачество - это не только история и этнография. Казачество - это одна из важнейших духовных скреп, объединяющих русских, бурят и эвенков в оплот россий­ского государства в Забайкалье.

Фото Анны Огородник


Теги: казаки казачество Бурятия Улан-Удэ Россия



Наши издания