Главная / Новости /Общество / ​«По людям стрелял один раз»: ветеран МВД Бурятии о милицейских фильмах и «божьих одуванчиках»

​«По людям стрелял один раз»: ветеран МВД Бурятии о милицейских фильмах и «божьих одуванчиках»

19-04-2019

Он мечтал стать моряком, но большую часть своей жизни боролся с преступ­ностью. И всё же детская мечта реали­зовалась, хотя в ином формате. Сегодня заслуженный пенсионер МВД Анатолий Смолин собирает модели кораблей. Впро­чем, обо всём по порядку, сообщает газета «Бурятия».

Спортом увлекался с детства

Школьные годы Анатолия прошли в род­ном Шартыкее, что в Джидинском районе. Рос, как и другие деревенские пацаны: учё­ба в школе, занятия спортом. Спортивные увлечения повлияли на дальнейшую судь­бу вчерашнего выпускника – после деся­тилетки он поступает в Бурятский государственный пединститут им. Банзарова на спортивный факультет.

«В школе я многими видами спорта увлекался, - вспоминает Анатолий Степа­нович, - но в основном тяжёлой атлети­кой. Занимался ею и в институте, а также плаванием – это была моя специализация в БГПИ. Плавал за сборную факультета, ин­ститута».

Как рассказывает Анатолий Смолин, во время учёбы им преподавали те виды спорта, которые входили в школьную про­грамму:

«Наш декан всегда говорил, что мы гото­вим не спортсменов, а учителей физической культуры, чтобы они могли разбираться в том же футболе или баскетболе. Помочь ученикам определиться с выбором, а там, если попадёт в руки хорошего профессио­нального тренера, он будет расти. Но самое главное - чтобы как можно больше детей занимались физической культурой».

После окончания БГПИ Анатолий Степа­нович возвращается в свой район и год ра­ботает учителем физкультуры в Дырестуе, затем его переводят в райцентр в Петро­павловку. В те годы учителя физкультуры с высшим образованием были редкостью, поэтому районное начальство посчитало необходимым принять такое решение.

«Школа по тем временам была замеча­тельная, - вспоминает Анатолий Степано­вич, - новая, трёхэтажная. Занятия прохо­дили по типичной школьной программе, которая включала все игровые виды спор­та, лёгкую атлетику, а зимой, естественно, лыжи. Условия были великолепные: спорт­зал, душевые, раздевалки».

Но поработать удалось недолго. Спустя год Смолина призывают в армию, и он от­правляется в Приморье, служит в 199-м Верхнеудинском полку.

«Половина части из призыва была из Бу­рятии. Хорошо - земляки кругом. Прошёл славный путь в мотопехоте - от рядового до сержанта», - рассказывает Анатолий Сте­панович.

В милицию по комсомольской путёвке

По комсомольской путёвке обкома ВЛКМ и рекомендации райкома его направляют на работу в милицию по линии уголовного розыска. Своё решение в комсомоле объяс­нили просто: там нужны крепкие ребята. И Анатолий поменял свою работу, как выяс­нилось, до самой пенсии.

«Представления о милицейской рабо­те тогда у меня совершенно не было, тем более об угрозыске. В институте у нас был оперативный комсомольский отряд (ОКОД). В свободное время дежурили по городу. Но чтобы в уголовный розыск...», - вспоминает Смолин.

Но решение принято. Определили его в Советский отдел города Улан-Удэ, дали месяц испытательного срока, который он отработал на совесть. Потом обязатель­ные курсы первоначальной подготовки в Хабаровской средней специальной школе милиции.

«Учили очень здорово, программу, рас­считанную на два года, в нас вложили за пять месяцев. Преподавательский состав в школе был очень сильный», - вспоминает Анатолий Степанович.

После этого и началась настоящая опе­ративная работа. Это был 1972 год.

«Участок у нас был большой»

С первых дней в отделе над молодым со­трудником взяли шефство. Опытные опера делились секретами: как нужно работать, как разговорить человека. Сыскное дело в те годы, вспоминает Смолин, было по­ставлено хорошо.

«Работа в уголовном розыске, с одной стороны, очень демократична. Это прояв­лялось и в общении между коллегами, и в работе. Ведь все мы работали, как говорит­ся, в одной упряжке. Не было такого: ниже или выше в звании, в должности, молодой или пожилой, - рассказывает Смолин. - У меня был наставник Алексей Пантелей­монович Гурулёв, год меня натаскивал. В оперативном составе ребята опытные – Леонид Спектр, Леонард Чикаш. Он, правда, работал отдельно, в поисковой группе по карманным кражам. Это настоящая ле­генда, таких оперов сейчас, наверное, нет. Участок у меня как оперуполномоченного был большой, от оперного театра до за­вода «Электромашина», а там в то время - сплошь частный сектор, криминогенный. Обслуживал его вместе с участковым».

Анатолий Степанович вспоминает первое уголовное дело, в раскрытии которого при­нимал непосредственное участие. На улице Партизанской обнаружили тело мужчины, зацепок практически никаких. Начали от­рабатывать, провели опросы, через три дня установили преступника.

Приговорили к высшей мере

В начале 80-х ему единственный раз довелось применить оружие против пре­ступников. Он уже работал в центральном аппарате МВД. Из воинской части сбежа­ли четверо военнослужащих, прихватив карабины. Их цель - захватить машину и скрыться из города. На проспекте Автомо­билистов они угнали такси, убив водителя, но воспользоваться машиной не смогли. Водитель всё же успел включить противо­угонное устройство, и весь город оцепили.

«Я и два молодых лейтенанта, они только прибыли к нам, сидели в дежур­ке. Поступило телефонное сообщение, что двое преступников находятся в сторожке одного из складов в районе Силикатки. На складе геологоуправления хранилась взрывчатка, а охраняли его две женщины – «божьи одуванчики». Одной из них удалось уйти, дескать, принесёт им водки и продук­тов. Когда мы приехали на место, заняли оборону, действий не предпринимали – ждали военных и БТР. Когда они прибыли, началась перестрелка, а потом наступила тишина, после чего раздался одиночный выстрел. Говорю: «Наверное, застрелил­ся». Так оно и вышло. Позднее выяснилось, что во время боя смертельное ранение получил и второй беглец. Двух остальных поймали в городе. Их судили, они получи­ли сроки. Примечательно, беглецы подали кассацию, дело пересмотрели, и их приго­ворили к высшей мере. Тогда к убийству человека относились жёстко», - вспоминает Анатолий Степанович.

Если применял оружие он только раз, то рисковать своей жизнью при задержании преступников довелось не один раз: на него нападали с ножом, бывало и с топо­ром, но по негласному закону брать пре­ступников нужно было только живыми.

Оперативной работе Смолин отдал более двух десятков лет. Перед выходом на пен­сию его пригласили заместителем начальника информационного центра МВД Бурятской АССР, откуда он ушёл на заслуженный отдых

Интересно, но без романтики

«Работа была интересной, хотя о роман­тике говорить не приходилось. Ежеднев­ные будни, «без выходных и проходных». Чтобы раскрыть преступление, требова­лось проделать уйму работы. Это и подвор­ный обход, опросить массу людей и многие другие нюансы оперативного сыска», - гово­рит мой собеседник.

Но каждое раскрытое преступление и задержание преступника были для опера настоящей наградой.

Конечно, не обходились без «висяков», когда найти преступника не удавалось, но их было немного. По крайней мере, как отмечает Анатолий Степанович, тяжкие, резонансные преступления, убийства, ко­торые брались на контроль в прокуратуре республики, обкоме партии, раскрывались все, особенно в 80-е годы.

Анатолий Смолин часто бывает в гостях у своих коллег, родное ведомство не за­бывает старых оперов. 5 октября они обя­зательно собираются вместе, чтобы отме­тить профессиональный праздник – День работника уголовного розыска.

«Старые бойцы, кто остался ещё в живых, встречаемся вместе, вспоминаем былые дни, поминаем ушедших товарищей».

О кораблях, фильмах и семейном счастье

Сегодня бывший опер полностью от­даётся любимому занятию – моделирует корабли и… размещает их в бутылках. Их у него в коллекции накопилось с десяток, а то и больше. Часть из своих работ он да­рит друзьям, коллегам по профессии. А в мастерской своей очереди ждут новые ко­рабли.

С первого взгляда кажется невозмож­ным поместить модель в стеклянную посу­дину, особенно если у неё узкое горлышко. А секрет оказался прост. Каждая деталь корабля изготавливается отдельно, а по­том собирается уже в бутылке с помощью специальных инструментов.

На сборку одной модели у Анатолия Сте­пановича уходит до двух недель. Но, как говорит ветеран, куда ему торопиться.

«Поработаю немного, надоест, отложу, позднее возвращаюсь к делу», - рассказы­вает он.

В свободное от творчества время смо­трит фильмы о милиции (полиции). Как признаётся, современные картины ему не нравятся - многое ему кажется наду­манным, не соответствующим настоящей работе оперативников. Хотя, часть из них, такие как «Каменская», «Улицы разбитых фонарей», «Убойная сила», нравятся, по­скольку сценарии к ним написаны быв­шими операми. Но настоящей классикой он считает советские фильмы о милиции: «Сержант милиции», «Рождённая револю­цией», «Петровка-38» и «Огарёва, 6». В них показана работа сыщиков такой, какой она была, не расшифровывая тонкостей опера­тивной работы. И то, что работник милиции вышел из народа и защищает его.

Как считает Смолин, всё в его жизни сло­жилось во многом благодаря его второй половинке:

«При нашей работе - сколько ребят раз­велись, ведь не каждая жена выдержит та­кой режим. Мне в этом плане повезло».

Супруга Елена Дмитриевна всю жизнь проработала в школе № 2 учителем русско­го языка и литературы. Имеет все награды, которые можно получить на учительской стезе. Она - заслуженный учитель России, дважды получала президентские премии. С мужем воспитали дочку Екатерину и сына Алексея, которые также состоялись в жизни.

«Ни об одном дне своей работы в уго­ловном розыске не жалею, - говорит Ана­толий Смолин. – Довелось бы начать зано­во - прожил свою жизнь так же».

Фото из семейного архива А.С. Смолина

Герман НАМЖИЛОВ

Теги: полиция Бурятия Россия МВД России по РБ хобби Анатолий Смолин



Наши издания