Главная / Новости /Культура / ​Скульптор за баранкой: улан-удэнец днём создаёт изящные скульптуры, а ночью подрабатывает таксистом

​Скульптор за баранкой: улан-удэнец днём создаёт изящные скульптуры, а ночью подрабатывает таксистом

24-05-2019

Зоригто с супругой Светланой 

Зоригто Дансарунов родом из села Улекчин Закаменского района Бурятии. В семье, как уверяет он сам, никто с творческими профессиями свя­зан не был: в 90-е родители занимались бизнесом, затем домашним хозяйством. Сам он уже и не помнит, кем мечтал быть в детстве, но тяга к творчеству у него с ранних лет, сообщает газета «Бурятия».

В Улекчине Зоригто вырос и учился до 9 класса, а школу окон­чил уже в Закаменске. Сколько себя помнит - всегда любил рисо­вать, изготавливать поделки, что-то придумывать. Родители, видя такую расположенность сына, на­стояли на том, чтобы он поступил в технологический университет на специальность «Технология художественной обработки ма­териалов», из расчёта, что там он сможет приобрести необхо­димые навыки и отточить свой талант. После окончания учёбы в 2010 году наш герой по профессии работать не пошёл и устроился менеджером в фирму по заказу такси, где трудился 3,5 года. После этого работал в художественной мастерской Иволгинского дацана «Эрхим Дархан».

Изготовлением скульптур как основной деятельностью Зориг­то занимается уже четыре года. Свои работы – скульптуры малой формы - мастер создаёт из брон­зы, песка, гипса и глины. Широко известна технология жидкого камня, компоненты которого - эпоксидная смола и мрамор. Зоригто разработал свою соб­ственную технологию, в которой вместо мрамора применяется пе­сок. На заре своих экспериментов скульптор использовал речной песок крупной зернистости. С тех пор технологию совершенствовал и дорабатывал.

«Сейчас для своих скульптур я размалываю песок до состояния порошка. От размера песочных гранул зависит и цвет скульпту­ры: из крупных частиц получается коричневый, а из порошка - фактически белый. Перед этим сама скульптура лепится из пластили­на, затем с неё снимается силико­новая форма, в которую залива­ется раствор песка с эпоксидной смолой. После высыхания полу­чившаяся заготовка подвергается обработке и шлифовке», - мастер поделился секретами производ­ства.

Использовать полученную форму можно для создания точ­ных копий одной скульптуры. Песок скульптор берёт прямо на улице.

«Сидящий воин» и «Принцесса степей»

Тонкая работа

Детали для своих работ Зориг­то всегда тщательно продумыва­ет.

«В интернете, бывает, посмо­тришь, какие доспехи бывают, но рисунок у меня всегда свой, все детали придумываю сам, именно так, как мне больше нравится», - говорит он.

Кроме песка, Зоригто работает с бронзой, но в этом случае про­цесс технологически более сложен и долог, с использованием специ­ального ювелирного воска, тех­нологий литья по выплавляемым моделям либо вакуумного литья. Большие скульптуры делает из пенопласта, вырезая из цельного блока животных и людей.

Время работы над одной та­кой скульптурой зависит от вдох­новения.

«Скульптуру могу сделать за день, за два-три часа. Так как вся творческая работа из пластилина, потом более рутинная заливка в формы, а там уже без разницы - бронза или песок», - признался Зоригто.

Уже после высыхания прихо­дится работать над деталями. По словам Зоригто, фигуры из песка обрабатываются очень быстро, но скорость зависит и от сложности, количества мелких элементов. Удивительно, но тот или иной за­мысел может посетить молодого человека мгновенно и неожидан­но.

«Как мне приходит вдохно­вение, в голове появляются идея, некие образы, я сразу начинаю лепить. Как у других? Сначала они думают, разрабатывают, прики­дывают, как это будет выглядеть, делают эскиз. Я же обхожусь без всего этого, сразу из головы - в пластилин. Идей очень много, но далеко не все они воплощаются в виде скульптур, 10 процентов, если не меньше», - уточнил мастер.

Всему, что умеет, Зоригто на­учился сам, в результате своих творческих поисков, проб и оши­бок, а также благодаря базе, за­ложенной во время учёбы. В ху­дожественном стиле скульптора преобладают этнические мотивы. Фигура женщины в бурятском облачении - «Принцесса степей», символизирующая женское нача­ло. Смеющийся ребёнок в костюме цыплёнка, нерпа на лежбище, си­дящий воин.

«Мои скульптуры говорят сами за себя: они сделаны в Буря­тии. У нас есть традиции, сказки и легенды, у каждого из бурятских племён свой костюм. Я стараюсь в своём творчестве показать это многообразие и уникальность, при этом подчёркивая важность творческой индивидуальности, - рассказывает Зоригто. - Очень уважаю Даши Намдакова и лю­блю его творчество. Бывает, что некоторые скульпторы старают­ся подражать его стилю, что-то у него заимствовать. Я так не могу, ведь всё равно получится не как у оригинала. А зачем пытаться, если можно сделать по-своему, как нравится именно тебе?»

Скульптура «Мечта» из бронзы

Такси как отдушина

«После вуза я стал занимать­ся скульптурами, но вскоре устро­ился в такси менеджером. Там сидишь за компьютером, конечно, получаешь деньги - это плюс. Но творческого человека всегда тя­нет в сторону искусства», - говорит Зоригто.

Уйдя с работы, он пересел в водительское кресло и до сих пор подрабатывает таксистом, обыч­но по ночам. При этом молодой человек признаётся, что это дело для него сродни хобби.

«Нельзя сказать, что это вы­нужденный момент. Мне нравится. Работаешь таксистом, попадаются самые разные люди, с которыми можно поговорить. В моменты, когда сидишь в одиночестве, когда нет пассажиров, в голову приходят разные идеи. Порой бывает так, что сами люди иногда подкиды­вают. Один раз зашёл разговор про 13 хатов, божеств-покровителей в шаманизме, предложили сделать Буха-нойона. Но я пока не могу, у меня рука не поднимается. Идея интересная, но думаю, что не ка­ждому дано делать покровителей. Как, например, не каждому позво­лено выполнить скульптуру Будды Шакьямуни - на это нужно разре­шение», - рассказывает мастер.

В этом плане, как признаётся наш герой, опыт работы в «Эрхим Дархане» его тоже многому научил.

«С тех пор у меня остались друзья, с которыми общаюсь. Они дают мне советы о том, что можно делать, а что нельзя, рекоменда­ции в плане соответствия духов­ным канонам», - сказал Зоригто.

При этом, даже работая в ма­стерской при дацане, Зоригто про­должал таксовать. Просто потому, что нравится, да и деньги никогда лишними не бывают.

«Иногда люди садятся ко мне, у кого плохое настроение или не задался день. Начинаешь с ними просто разговаривать, и сам, не осознавая, поднимаешь их дух. Часто такое бывает. Да и вообще, интересно узнать, кто как живёт и чем заняты мысли людей. Они же все разные. Порой едешь на вызов, а там молодёжь садится, и даже не здороваются, сядут и сидят. Ну как так можно?» - размышляет наш герой.

Деньги – не главное

В прошлом году Зоригто впер­вые принял участие в выстав­ке-ярмарке, где представил для посетителей свои работы.

«Я тогда ничего не знал, и мне самому понравилось выставлять­ся. Народу было очень много, смотрят, спрашивают. Продали тогда работ на 13 тысяч рублей. Я сам был в шоке, потому как не ожидал такого интереса», - признаётся мо­лодой человек.

Хотя, как добавляет позже, материальная выгода никогда не стояла для него на первом месте. Следующая выставка, на кото­рой скульптор представит свои работы, состоится 26 мая в Кэпи­тал-Молле.

Бронзовая нерпа

Дешёвое – не всегда бурятское

«У нас в сувенирных магази­нах все изделия из Китая, Монго­лии, Алтая. Получается, что деньги уходят туда, а должны оставаться в республике. Поэтому хочется местную сувенирную продукцию из белого песка на поток поста­вить, - говорит Зоригто. - Главное условие - чтобы они были доступны по цене. У нас многие скуль­пторы добавляют цену за свою идею, и на выходе она получается довольно высокая. Кроме того, в сувенирных лавках идёт стопро­центная накрутка на чужие ра­боты. Я считаю, что это уже черес­чур. Понимаю, когда накидывают 30-40 процентов, но не 100. Сам оставлял у них на реализацию, и мои работы получаются дороже, чем из Китая и Алтая».

В планах у Зоригто – самому открыть сувенирный либо интер­нет-магазин, где работы местных мастеров будут продаваться по доступным ценам.

«Лично я хочу сделать так, что­бы такие скульптуры были даже в металле. А для тех, кто не может себе позволить купить металли­ческие, будет вариант из песка. Конечно же, есть много знакомых, хотелось бы брать и их работы на реализацию. У нас туристы приезжают, и бурятские изделия есть, но они дорогие. А приезжие обычно не слишком разбирают­ся в таких тонкостях, думают, что подешевле - тоже бурятское, а на самом деле нет», - раскрывает он секреты продажи.

Если ставить производство су­вениров на массовый поток, то Зо­ригто готов модернизировать его, чтобы в день можно было созда­вать как минимум десять скуль­птурных работ. Технологии по усовершенствованию изготовле­ния, а также сокращению времени на их выполнение, в теории ему известны. На выставке, которая пройдёт на этой неделе, Зоригто надеется на интерес посетителей. И возможно, именно там найдётся человек, готовый помочь проин­вестировать его задумку.

Две ипостаси

В прошлом году для минту­ризма республики к фестивалю «Шоу побратимов буузы» Зориг­то изготовил медали из бронзы, а в кинотеатре «Пионер» стоит скульптура Дарта Вейдера из пенопласта – тоже его работа.

Из идей, которых у него мно­жество, – перейти от малых форм к крупным, создавать скульптуры для украшения домашнего ин­терьера. Ещё одно относительно новое для него направление - изготовление пряжек для ремня с красивыми стилизованными ор­наментами. Особенность состоит в том, что сама модель разраба­тывается на компьютере, а затем распечатывается при помощи 3D-принтера. Все эти технологии, высокотехнологичные станки на­ходятся в распоряжении Центра молодёжных инновационных технологий (ЦМИТ) при ВСГУТУ, с которым сотрудничает мастер. Кроме того, студентам кафедры «Металловедение и технология обработки материалов» мужчина помогает осваивать азы профес­сии в учебном цехе.

Создание скульптур, работа таксистом, помощь студентам - свободного времени у Зоригто практически не бывает. Как су­ществовать в таком темпе? От­вечает, что уже привык. Конечно, поддержку оказывает семья. У Зоригто и его жены Светланы пя­теро детей.

«Жена меня всегда поддер­живает, приободряет, мотивирует. Правда, из-за работы я физически многое не успеваю, часто устаю. Жена относится с пониманием», - говорит он.

Совмещая в себе такие разные ипостаси, 32-летний Зоригто не считает себя каким-то особенным.

«Я обычный человек, в жиз­ни которого творчество играет огромную роль, без него никак. Но при этом всегда нужно что- то делать, поговорить с людьми, послушать, чему-то научиться, я пытаюсь никогда не сидеть на од­ном месте. В этом плане и работа таксистом мне очень многое дала», - уверяет он.

Мы попросили Зоригто поде­литься секретом - как найти себе любимое дело по душе?

«Секретов особых нет, а что выбрать – подскажет сердце», - по­советовал он.

Фото из личного архива Зоригто Дансарунова

Антон ИРШУТОВ

Теги: скульптор Бурятия скульптура



Наши издания