Главная / Новости /Власть / Президентский трактор: 27 лет назад Борис Ельцин впервые побывал в Бурятии и посетил фермерское хозяйство в Оронгое

Президентский трактор: 27 лет назад Борис Ельцин впервые побывал в Бурятии и посетил фермерское хозяйство в Оронгое

30-05-2019

Борис Ельцин в гостях у фермера Дамби-Нимы Мункуева в Зун-Оронгое, 1992 год. Фото из семейного архива Одона Мункуева

Время, как аргамак быстро­ногий, летящий над степью. Казалось, вчера это было: насто­ящий «русский мужик», первый президент России Борис Ельцин громогласно басил в солнечной Оронгойской долине и по душам беседовал с бурятскими ферме­рами. Ан - нет, с той поры мину­ло почти 27 лет, и за это время выросло целое поколение сель­чан, сообщает газета «Бурятия».

Нерядовое событие

«Точно, время летит быстро», - вздыхает, хлопоча на кухне, жи­тельница Зун-Оронгоя Светлана Мункуева.

В конце мая 92-го, когда в стране, да и в республике, всё пе­ревернулось с ног на голову, она так же разливала чай на этой же кухне. Но кому! Самому россий­скому «царю-батюшке» Борису Ельцину.

Намедни на одном из порта­лов нашёл фото: Борис Ельцин 28 мая 1992 года, будучи в Ассоциа­ции хозяйств «Оронгой», уважая традиции степняков, делает гло­ток молока из зеленоватой чаши. Через несколько минут после это­го Борис Николаевич был в гостях у фермера Дамби-Нимы Мункуе­ва. Интересно, почему глава госу­дарства посетил именно это село, как проходил визит тогдашнего руководителя страны в Оронгой, и как же сложилась судьба этого фермера? С этими мыслями от­правляемся на родину известно­го писателя Бавасана Абидуева и воина-интернационалиста Бато­жапа Батуева.

«Думаю, поездка Бориса Ельцина именно в Оронгой была определена не только геогра­фической и транспортной логи­стикой, трансфером, близостью к Улан-Удэ, - считает экс-депутат Народного Хурала РБ Цыденжап Батуев. - Во многом это, скорее всего, определялось тем, что в то время на базе совхоза «Оронго­йский» тогдашний руководитель совхоза Владимир Цыденов (по­сле немалой работы, проведён­ной в Совмине республики при прямом участии Владимира Са­ганова) создал Ассоциацию кре­стьянских хозяйств «Оронго». Это отвечало духу времени, новым подходам к государственно-част­ному партнёрству, развитию предпринимательства. Там уже была проведена реорганизация. На тот момент хозяйство «Орон­го» как пример нового похода к новым формам в организации ведения сельского хозяйства ре­спублики было на слуху. Приезд главы государства в Оронгой был нерядовым событием для мест­ных жителей, тем более, что это произошло в непростой период.

Фото Анны Огородник

В Оронгое в роли своеобраз­ного гида для меня выступает экономист МО СП «Оронгойское» Баир Бадмаев. Колесим примерно по ельцинскому маршруту 27-лет­ней давности. Вот «РТС». Тогда здесь в конце мая 1992 года мест­ные жители, узнав о предстоящем визите главы государства, вышли на улицу, надеясь задать ему не­сколько вопросов. Скорее всего, получив информацию по линии специальных служб об этом, Ель­цин остановился перед собрав­шимися сельчанами и непро­должительное время поговорил с ними, отвечая на болезненные вопросы о социально-экономи­ческой обстановке в стране. А по­том прямиком в сопровождении тогдашнего министра сельского хозяйства РФ Виктора Хлыстуна отправился в Барун-Оронгой на молочно-товарную ферму. А да­лее - к одному из первых ферме­ров села Дамби-Ниме Мункуеву.

У фермеров

«В Оронгое жителям понра­вилось, что в беседе, общении он был очень простым, - вспоминает Цыденжап Батуев. - Оронгойцам импонировало, что Ельцин нику­да не торопился, и его пребывание в селе более чем в два раза превысило запланированное вре­мя. Были простые человеческие встречи без надрыва».

Спустя годы в Зун-Оронгой едем и мы. Жаркий май. Пока не пахнет дождём.

Говорят, тогда к приезду столь высокого гостя в селе готовились основательно. Отгрейдировали, выровняли дорогу, ведущую к дому Дамби-Нимы Мункуева. Из водовозок полили все дороги. Более того, компетентные структу­ры, в том числе и личная охрана президента, предприняли меры безопасности, тщательно осмо­трев буквально каждый санти­метр в доме и на прилегающей к нему территории, изрядно вспо­лошив деревенских собак, кото­рые попрятались невесть куда.

На крыльце того самого исторического дома по адресу Зун-Оронгой, 18, нас встречает его хозяин, глава семейства, сын Дамби-Нимы Мункуева - Цы­рен-Одон, немногословный, при­выкший больше работать нежели говорить. Хозяйка дома Светлана приглашает нас к столу. Слов­но перематывая плёнку памяти, рассматриваем семейный альбом Мункуевых. Супруга Цырен-Одо­на предусмотрительно вынимает из рамки ту самую фотографию, с которой на нас смотрят пер­вый президент России, стоявший в специально подобранном ко­стюме цвета индиго и модном по тем времена «небесном» галсту­ке, первый президент Бурятии и оронгойцы, включая почётного гражданина МО «Иволгинский район» Петра Нимаева. По правую руку от Бориса Ельцина - один из оронгойских первопроход­цев-фермеров Дамби-Нима Мун­куев, по левую (в ослепительно белой кофточке) - его жена Да­ри-Дулма, а рядом с ним его дети Цырен-Одон и Эржена, невестка Света, у которых вся жизнь впе­реди.

«Когда я приехал с пастьбы, там уже была охрана президента, - мыслями возвращается в свою молодость Цырен-Одон, которого Ельцин поразил высоким ростом. - Я хотел зайти в дом, но охранни­ки отсекли меня и не пустили».

К слову, в тот далёкий май­ский день бдительные здоровен­ные охранники хотели было не пустить в дом и жену фермера Дари-Дулму, но, выяснив, что это хозяйка, разрешили пройти. Перед тем как войти в дом степ­няка, самый «главный дарга» в России во дворе задал несколько житейских вопросов Мункуевым, мол, как житьё-бытьё и в чём они остро нуждаются. По рассказам старожилов, Дари-Дулма пове­дала президенту, что живут они, в общем-то, нормально, но загвоздка в сельхозтехнике: её муж пытался было собрать из метал­лолома МТЗ, но не вышло. После эти слов Ельцин, поговаривают, поинтересовался у свиты ценой хорошего трактора с комплектом навесных агрегатов. Один из чи­новников ответил, что импортный трактор стоит более пяти тысяч «зелёных». Борис Николаевич, не мешкая, распорядился: немед­ленно снять с такого-то счёта не­обходимые средства и приобре­сти бурятскому фермеру трактор.

«Назовите сына Борисом»

В доме гостеприимного фер­мера главу государства угощали белой пищей - сметаной, творо­гом, которую он с удовольствием попробовал.

«Когда Ельцин выпил рюмку тогооной архи (молочной водки), я заметила, что на его руке не хватает одного пальца, - подели­лась воспоминаниями Светлана Мункуева. - Мне с президентом поговорить не удалось. Борис Ни­колаевич после чаепития подарил мужу и его отцу две пары имен­ных часов «Полёт» с гравиров­кой «От президента России». Где вторая пара, мы не знаем, а часы мужа, к сожалению, сломались, и мы отправили их в город двою­родной сестре, чтобы отремонти­ровать их. И ещё. Сестрёнка мужа Эржена тогда была беременная. И он, видимо, перепутав меня с ней, сказал мне: «Если родите мальчи­ка и назовёте его Борей, телегра­фируйте, я вам подарок отправлю - машину». В нашем доме Ельцин полчаса точно был. Очень мно­го шутил. А потом все вышли во двор. Президент обошёл дом. И мама мужа обратилась к нему: «У нас земли мало». А Ельцин сказал: «Вон - долина. Отгораживайтесь. Я разрешаю».

О забавном случае, который касается стати и гренадёрского роста Бориса Ельцина, поведал Цыденжап Батуев.

«Когда Борис Николаевич вы­шел из дома фермера, там собра­лось изрядное количество людей, и, вполне понятно, завалинка не выдержала - поднялись клубы пыли. И когда пыль начала осе­дать, сначала появилась голова Ельцина, его плечи, и только по­том появились головы рядом находящихся людей», - вспоминает он.

Через восемь месяцев после пребывания в Оронгое Ельцина Эржена Мункуева родила дочь Сарюну. А вскоре жена Одона по­дарила ему сына, но в дацане ламы предложили назвать ма­лыша Эрдэни. Так и сделали. А вот обещанный трактор от президента страны фермер ждал целый год. Тогдашний руководитель совхоза во время командировки в Пер­вопрестольную зашёл в Министерство сельского хозяйства и напомнил об обещании президен­та. В 1993-м новёхонький трактор «Владимирец» (с маленьким по­грузчиком), пыхтя, стоял во дворе Мункуевых. Спустя годы трактор, который «служил хозяину» мно­гие годы, Дамби-Нима обменял на легковую машину. К сожалению, одного из первых фермера Орон­гоя нет рядом с его близкими и земляками. Зато дело его продол­жает сын - Одон Мункуев. Правда, он не фермер, а владелец личного подсобного хозяйства (ЛПХ).

«У нас в хозяйстве коровы да свиньи, - говорит несловоохотли­вый сельский труженик. - Молоко и другую продукцию производим для себя. Огород тоже для себя садим. Вчера вот высадили помидоры в теплице. А больше что де­лать в деревне?!» - говорит он.

Зун-Оронгой. Семья фермера Одона Мункуева, 2019 год. Фото предоставлено Баиром Бадмаевым

Сейчас по хозяйству отцу и ма­тери помогает их сын Эрдэни. Его мама честно сказала мне, что не знает, как бы сложилась его судь­ба, назови они сына Борисом. И на другой мой вопрос: «О чём бы вы попросили нынешнего главу го­сударства, если бы он приехал в ваше село?», Светлана Мункуева также откровенно ответила:

«Я бы попросила о том, чтобы у нас было больше рабочих мест. Скорее всего, именно этого нам не хватает».

Оглядываясь назад сквозь пе­лену времени, представляем, как в те же трудные майские дни лихого 92-го Борис Ельцин посещает Иволгинский дацан. Скорее всего, приветственная бурятская песня в аэропорту, минуты пребывания в резиденции Хамбо ламы (о чём сохранились фотографии в крае­ведческом музее Гильбиринской СОШ и модельной библиотеке в Оронгое) настолько впечатли­ли первое лицо страны, что он растрогался и пребывал в таком благодушном состоянии вплоть до прилёта в Москву.

Баясхалан ДАБАИН

Баясхалан ДАБАИН

Теги: история Президент России районы Бурятии фермеры Бурятия Россия Борис Ельцин



Наши издания