Главная / Новости /Авторская колонка Баира Ширапова / ​Бурятско-российская нирвана

​Бурятско-российская нирвана

14-06-2019

«Я сяду в лотос поутру посереди Кремля,
И вздрогнет просветлённая сырая мать-земля.
На что мне жемчуг с золотом, на что мне art nouveau?
Мне, кроме просветления, не нужно ничего.
Мандала с махамудрою мне светит свысока -
Ой, Волга, Волга-матушка, буддийская река!»

Такими строками провозвестник российского интеллекту­ального рок-размышления и исповеди Борис Гребенщиков (БГ) в конце 90-х годов дал понять своему слушателю, что земной шар с высоты птичьего полёта не имеет границ и каких-нибудь принципиальных различий с точки зрения конфессии, умозрения, расы и прочего. Чудная мешанина буддизма, иудаизма, православия, западной и восточной философии в текстах и образах, проповедуемых БГ, кото­рый, кстати, ровно четыре года назад с подачи нашего мест­ного культуртрегера (в исконном смысле) Натали Улановой посетил и осчастливил своих поклонников в Улан-Удэ и про­должает вдохновлять многие поколения.

Именно процитированные в начале заметки строки из песни «Русская нирвана» из альбома «Кострома Mon Amour» группы «Аквариум» вертелись в моей голове и мешали (мешали ли?) сосредоточиться 10 июня в ФСК на учении мо­лодого, в этой реинкарнации, Кунделинг ринпоче. Впервые историю про него несколько лет назад услышал от своих земляков, которым чужды разного рода гиперболизации и художественные преувеличения. В один из своих визитов в наши края он остановил свиту возле озера Байкал и прогу­лялся по мелководью. Стаи маленьких пескариков или, мо­жет, ещё какой рыбьей мелочи начали кружить вокруг его ног. Они бросались врассыпную, когда подходили люди из его окружения. Так продолжалось несколько раз. Но из поч­тительного отдаления это необычное явление очень даже хорошо наблюдалось.

Во время учения в ФСК бросается в глаза его, Ринпоче, внутренняя дисциплина, волевое сосредоточение наряду с юношеским задором и любопытством. Отрешённость не нарочитая, для тридцатишестилетнего перерожденца, раз­решала вполне комфортно чувствовать себя немолодой и молодой аудитории спортивного храма. Как охарактеризо­вал его Жаргал-лама из Иволгинского дацана, по совме­стительству сокурсник, ровесник и организатор учений:

«Я тогда понял, что он действительно необычный человек, у него есть непростые кармические отпечатки. Вот это меня, конечно, удивляло. Также я ни разу не видел, чтобы он про­являл негативные эмоции, и ни разу не слышал, чтобы он кого-то обсуждал. Он всегда искал в человеке хорошее, го­ворил о хороших качествах, а не о плохих. Он не отвлекался на словесные споры, а если и спорил, то о сути темы».

В нашу материальную эпоху, когда приходят такие про­поведники, внося свежую струю для обывателей и веру­ющих, соблюдающих только поверхностные ритуалы, мы должны быть признательны таким визитам. Сегодня, когда идёт ренессанс буддизма в Бурятии и России, обнажаются с болезненной откровенностью исторические факты, доселе находившиеся под литером «секретно», и устные расска­зы, передававшиеся украдкой, подтверждаются ими, как никогда важны эти визиты. И мутные фотографии святых, хранящиеся в божницах наших родителей, обретают имена и сопроводительные истории для нас.

«На чем ты медитируешь, подруга светлых дней?
Какую мантру дашь душе измученной моей?
Горят кресты горячие на куполах церквей -
И с ними мы в согласии, внедряя в жизнь У Вэй
Сай Рам, отец наш батюшка; Кармапа - свет души,
Ой, ламы линии Кагью - до чего ж вы хороши!
                                       
(БГ «Русская нирвана»)

Фото Жаргал-ламы Дугданова


Теги: буддизм религия Бурятия Улан-Удэ Кунделинг Тацак



Наши издания