Главная / Новости /Общество / ​Люди, которым доверяют…

​Люди, которым доверяют…

25-10-2019

Михаил Семёнов был великолепен и как оратор, и как председатель парламента

Нынешняя осень в Бурятии дала множество поводов для анализа. И судьба бурятского язы­ка, и политическая ситуация в республике, и недавний уход Михаила Семёнова, первого Председателя На­родного Хурала РБ, - все это наводит на размышления. Об этом в материале газеты "Бурятия".

- Михаил Иннокентьевич ушел очень символично, - счи­тает Норжима Цыбикова, один из первых медийных продю­серов Бурятии, замдиректора ИД «Буряад үнэн». – С ним ушло прежнее понимание диалога…

- Норжима Доржиевна, поводом для нашей беседы стал недавний уход Михаи­ла Семёнова. Но начать по­звольте с упоминания одной дискуссии, в рамках которой вы отметили, что Бурятии сегодня просто как воздух нужны новые «спикеры». «Спикер» - понятие широкое. Что именно вы имели в виду?

- Для начала давайте разбе­ремся с терминами. В класси­ческом понимании спикер - это оратор. В реалиях же совре­менной российской истории - председатель парламента. В рамках той дискуссии я подра­зумевала под спикерами лю­дей, которые умеют доносить свои мысли до широких масс. Михаил Иннокентьевич, на мой взгляд, был великолепен и как оратор, и как председатель пар­ламента. Хотя многим может показаться: а где он блистал? В том-то и дело, что без повода он трибуну и микрофон не за­нимал, но обладал той самой харизмой или магией убеди­тельности, которой не хватает сегодня многим его последо­вателям. Показателем же его ума было невероятное чувство юмора, что не каждому дано. И любовь к людям, к нам, всяким, часто помятым жизнью.

- Это был человек, кото­рого слышали?

- Однозначно. Михаил Ин­нокентьевич умел говорить точными категориями, и был авторитетен в любой среде. Возвращаясь к первому во­просу: спикер – это человек, которого хочется слушать. «Придется слушать» и «хочет­ся слушать» - разные катего­рии, согласитесь. И, во-вторых, люди слышат тех, кого хотят слышать. Потому люди, подоб­ные Михаилу Семёнову, сегод­ня очень нужны, поскольку в обществе нарастает усталость от «многослов». Необходимо искусство убеждения. Наверня­ка помнят и Лидию Чимитовну Нимаеву, которую еще при жиз­ни называли «железной леди бурятской политики». Как к ак­тивному политику к ней навер­няка были претензии. Но кто теперь помнит, как она умела разговаривать с доведенными до отчаяния горожанами в на­чале 90-х.

Наша страна периодически входит в состояние турбулент­ности по понятным причинам. В условиях рыночной экономи­ки мы живем всего 30 лет. Для истории - это миг, для опыта жить в новых реалиях тоже не­много. Общество сегодня со­стоит из тех, кто большую часть своей жизни прожил в СССР, социализм в свое время заменил им все религии вместе взятые. И разом перестроить это об­щество на новые рельсы невоз­можно. И потом необходимо понимать, что жители бывшего СССР и рожденное ими поколение в основной массе своей по складу ума гуманитарии. Они привыкли к коллективной жиз­ни, к разговорам, убеждени­ям, призывам. Это из истории «умом Россию не понять». По­тому в период турбулентности необходимы все инструмента­рии, в первую очередь - ана­лиз происходящего.

- Кто из известных сегод­ня людей кажется вам наи­более перспективным спике­ром нового времени?

- Наверное, сказанное мною сейчас кому-то покажется бре­дом. Но, на мой взгляд, лучше всех искусством овладевать настроениями, а где-то и ума­ми, сегодня обладает Бато Багдаев. Его кредо – биться за каждого, кого можно обратить в свою веру, кредо трибуна и политика. Разумеется, к нему масса вопросов по части по­следовательности и всерьез его вряд ли кто воспринимает. А зря. Не удивлюсь, если Дми­трий Баиров - новый персонаж, решился повторить именно карьеру Багдаева. И нашумевший фильм «Джокер» ведь о том, что на арену выходят люди, тонко чувствующие настроения масс. И, как выясняется, заполнив собою пустоту, они способны провоцировать неожиданные последствия. «Чувствовать на­строения спинным мозгом» - вот, пожалуй, качество спикера нового времени.

Кстати, Бато Дугаржапович Баяртуев, бурятский ученый, общественник, второй прези­дент ВАРК, на мой взгляд, был самым ярким из трибунов от народа, общественности. Люди слушали его с замиранием и плакали после его выступле­ний. Его и запомнили как само­го искреннего защитника свое­го народа.

- Чем еще запомнится эта осень, так это наверняка ре­зультатами чемпионата мира по боксу среди женщин. Этот чемпионат, по-моему, пока­зал, насколько убедителен Валерий Доржиев как менед­жер и спортивный функцио­нер. Вам не кажется, что буду­щее за такими людьми?

- Мне кажется, это событие стало знаковым и символич­ным для республики. Только что Бурятия громыхнула на всю страну митингами, и букваль­но следом показала высший пилотаж в плане организации и проведения такого события, как чемпионат мира. Идея Ва­лерия Доржиева, помноженная на менеджмент, - вот, собствен­но, и есть продюсинг высшего уровня. Обозначены ресурсы республики, обозначен уро­вень. У нас есть театр «Байкал», есть множество других ресур­сов, благодаря которым мы показали способность прово­дить спортивные состязания мирового уровня. Нам всем нужна история побед. А для этого нужны менеджеры высо­кого уровня. Их, как правило, немного.

- В эти дни особенно зло­бодневно звучали вопросы о дальнейшей судьбе бурят­ского языка. Прозвучали и весьма интересные мысли о том, как с ним дальше быть. Вас из того, что было сказа­но, что-то зацепило?

- Тут нужно понимать, что в советское время из нас ста­рательно вышибали идентич­ность, согласно принципу «нет идентичности, нет споров». По­сему за точку отсчета в плане осознания проблем бурятского языка, я считаю, следует брать 2007 год, когда в Бурятию при­была новая во всех смыслах команда во главе с Вячеславом Наговицыным. И при желании та команда могла бы все эти проблемы решить. Другое дело, задача такая, видимо, не стави­лась. Зато со временем тема бурятского языка стала предме­том политических спекуляций. Дабы что-то сдвинулось с мерт­вой точки, сейчас, по-моему, нужно четко детализировать понятие «среда». Мы все гово­рим о том, что она нужна, а кто понимает, что это такое и какой она должна быть? Пока все, что у нас есть, это конкретные ин­струментарии бурятского язы­ка: школы, Буряад театр, кино, бурятские СМИ. И, в первую очередь, перед этими институ­тами надо ставить общую зада­чу. Нет задачи – нет результата. Конкретная задача побуждает к конкретным действиям. А когда начинаются конкретные действия, становится понятно, что «не так страшен черт». И потом мы настолько привыкли к депрессивной риторике, к это­му пресловутому «денег нет», что сами себя загнали в угол. И сейчас всем нам нужно заново учиться побеждать. А для этого и Буряад театр должен греметь на всю страну, и газета «Буряад үнэн» должна стать реальным вестником для всех бурят, и Бурятский научный центр дол­жен выдать, наконец, «исто­рию родного края» для детей и взрослых. Проще говоря, Бу­рятии необходима конкретная идея, понятная, правдивая, яс­ная. Это сложно. Но нет ничего невозможного. А чтобы доне­сти её, нужны спикеры. Люди, которым доверяют.

Фото из открытых источников

Болот ШИРИБАЗАРОВ

Теги: бурятский язык Бурятия Народный Хурал Бурятии Михаил Семенов спикеры коммуникация



Наши издания