Главная / Новости /Блог Юрия НЕВСКОГО / ​Подвиг «бурятского Матросова» не оценён по достоинству

​Подвиг «бурятского Матросова» не оценён по достоинству

23-10-2019

Иннокентий Баторов

В августе 1945 года в боях за го­род Хайлар, спасая жизнь товари­щей, сержант Иннокентий Баторов грудью закрыл амбразуру японско­го дота, повторив подвиг Алексан­дра Матросова. За этот героический поступок командованием Забайкальского фронта он представлен к званию Героя Советского Союза (по­смертно). Но заслуженной награды так и не получил, сообщает газета «Бурятия».

В школе № 41 города Улан-Удэ про­шла торжественная линейка, посвящённая открытию «Парты Героя» имени Ин­нокентия Баторова. Администрация и ученики бережно хранят память о сво­ём учителе. Ведь именно отсюда в 1941 году – в то время это была школа № 66 – буквально от школьной доски он ушёл на фронт.

- Можно только представить, какие надежды и планы мечтал воплотить в своей жизни этот двадцатитрёхлетний парень… Но, выполняя свой воинский долг, он шагнул навстречу смертонос­ному огню, – сказала на торжественном открытии проекта «Парта героя. Объ­единяя поколения» директор школы Эмилия Тимина.

Эхо прошедшей войны

Школьники под руководством Елены Копыриной, организатора и хранителя школьного краеведческого музея, про­вели большую работу, собирая информацию, записывая и оформляя воспо­минания родственников и сослуживцев о нём.

Иннокентий служил в танковой ча­сти в Забайкалье. Ранним утром 9 ав­густа 1945 года войска Забайкальского фронта перешли в наступление, чтобы разгромить японскую Квантунскую ар­мию. Ожесточённое сопротивление противника не давало возможности 205-й танковой бригаде осуществить прорыв Хайларского укрепрайона. После мощнейших авиационных и артиллерийских ударов часть японских укреплений была разрушена. Однако сохранившиеся бетонные ходы и убе­жища позволяли противнику быстро перебрасывать артиллерию, используя тактику «кочующих орудий». В услови­ях сильно пересечённой горной мест­ности танки, потеряв манёвренность, попадали под прицельный огонь. Рота автоматчиков должна была выбить японцев с господствующих высот. Но атаки раз за разом захлёбывались, по­скольку из замаскированного дота бил пулемёт. Бойцы были вынуждены отсту­пать, теряя убитых и раненых.

Парторг роты Иннокентий Баторов обратился к командиру и высказал решимость подавить огневую точку. Ко­мандир дал приказ: «Выполняйте!» Ба­торов, используя складки местности, пробирался к доту. Японскими пулемётчиками была пристреляна каждая пядь земли этого каменистого склона. Приблизившись на два десятка метров, Баторов метнул гранаты. Вражеский пу­лемёт умолк. Но едва автоматчики под­нялись в атаку, как многие из них были скошены огнём ударившего из соседней амбразуры резервного пулемёта. Подо­бравшись как можно ближе, сержант оказался в «мёртвой зоне» – вне види­мости пулеметчиков. В этот момент долг воина подсказал Баторову, что нужно делать. Замерев от изумления перед храбростью своего товарища, бойцы увидели, как он решительно вскочил и ринулся прямо на чёрную пасть дота, раскинув руки. Нескольких секунд наступившей тишины хватило, чтобы рота, поднявшаяся в яростную атаку, полно­стью уничтожила укрепления и смяла сопротивление японцев.

В очерке корреспондента газеты «Суворовский натиск» Арсалана Жамбалона, написанного сразу по горячим следам события, сказано: «Ворота на Большой Хинган открыл своей роте забайкальский Матросов – паренёк из бурятского улуса, парторг роты ав­томатчиков. Весть о подвиге солдата Иннокентия Баторова с молниеносной быстротой облетела все подразделения танковой бригады и стала известна за её пределами».

Почётное место среди гостей, при­глашённых на торжественную линейку, занимал внучатый племянник Героя Евгений Боржонов. Он часто наведывается в школу. При его участии органи­зован велопробег памяти Иннокентия Баторова, который планируется сделать традиционным. По его рассказам, в да­леком 1940 году в эту школу Иннокентий привел за руку будущую маму Евгения.

- Тогда он жил в нашем доме на улице Смолина, – уточняет Евгений Дмитрие­вич. – Мой дед и родной брат отца Ин­нокентия занимал ответственный пост, работая в потребкооперации. Перед во­йной он был репрессирован. Возможно, именно этот факт бросил тень на биогра­фию самого Иннокентия. Ведь почему он не получил Звезду Героя сразу же после Победы? И только спустя 20 лет вышел Указ о его награждении орденом Отече­ственной войны I степени. Речь не идёт о том, чтобы принизить значение одной воинской награды перед другой. Здесь сказывается само представление в мен­тальности народа – в народной памяти – о величии подвига. Если воин закрыл своим телом амбразуру дота, совершив подвиг, подобный подвигу Александра Матросова – значит, он достоин самой высокой награды. То есть, это требова­ние какой-то высшей справедливости, даже если это противоречит официаль­но установленному порядку награждения.

Орлиное сердце

Этот вопрос остаётся открытым... На драматизм судьбы простого солдата по воле случая наложились события, как сказали бы сейчас, глобального масшта­ба. Возможно, сказалась своеобразная эйфория от Победы над фашистской Германией, в тени которой итог молние­носной и блистательной Маньчжурской операции оказался как бы «само собой разумеющимся». И одному из эпизодов этой операции не было оказано долж­ного внимания со стороны тех, кто об­личён властью: возвысить – либо пре­дать забвению то или иное имя. В то же время расформирование и перемеще­ние частей Забайкальского фронта, пу­таница в огромном документообороте, совершающем сложное движение с вос­точных рубежей в центр, могло смять и затереть листок с фамилией героя, бла­годаря которому десятки его товарищей остались в живых.

К обстоятельствам судьбы Баторо­ва не раз обращались и журналисты, и общественники, и родственники. Впер­вые в 1959 году в очерке Павла Натаева «Орлиное сердце», опубликованном в газете «Молодёжь Бурятии» и вызвав­шем большой общественный резонанс, прозвучал вопрос: «Почему до сих пор «бурятский Матросов» не отмечен ни одной государственной наградой?».

На то, чтобы принять решение, под­сказанное воинским долгом, у сержанта Баторова было всего лишь несколько секунд. Несколько секунд – и 74 года, прошедшие с окончания Второй миро­вой войны. Видимо, ни одно поколение чиновников сменилось за это время в кабинетах Министерства обороны. Распался Советский Союз. Завершение эпохи Горбачёва ознаменовалось восхождением Ельцина. Вот уже почти два десятка лет мы живём в обновлённой, «вставшей с колен» (хочется надеяться) России. Между тем, создаётся впечат­ление, что некий холодный и бездуш­ный механизм, единожды запущенный, продолжает перечёркивать живое имя, живую память, запечатлённую в много­численных ходатайствах и прошениях, поданных в государственные инстан­ции. 23-летний сержант Баторов остановил свинцовую смерть, хлещущую из пулемётного ствола. Но кто остановит свинцовое равнодушие чиновников?

– Основной причиной отказа являет­ся тот факт, что по закону нельзя дваж­ды представить к награде за один, пусть даже и выдающийся, подвиг, – с болью в голосе продолжает Евгений Дмитрие­вич. – Уже нет большинства родственни­ков, а те, кто остался, в столь преклон­ном возрасте, что у них не хватает сил, чтобы продолжить начатое дело и пред­ставить героя к достойной награде.

...Иногда я думаю, что десяток, а мо­жет быть, и два десятка солдат могли бы навечно остаться там, на каменистом склоне сопки под Хайларом. Но они дожили до Победы, вернулись домой, в свои семьи. А многие встретили своих половинок. Родились дети. И уже внуки и правнуки. Они здесь, с нами, также ра­дуются мирному синему небу, живут, ре­шают свои дела. То есть это настоящее древо – древо жизни, где каждая веточ­ка – это неповторимая судьба. И оно выросло, это дерево, потому что Инно­кентий поднялся, он сделал этот бросок. Мы говорим – шагнул в бессмертие. Но ведь не кто-то – даже за далью памяти – «вообще шагнул», не какой-то безликий персонаж?.

Парта Героя в школе № 41 г. Улан-Удэ

Фото Юрия Невского

По долгу памяти

Нет, память о герое не предана заб­вению. В пятом томе «Истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» рас­сказывается о подвиге нашего земляка. Слава о мужестве сержанта Баторова увековечена в Военно-историческом му­зее в Хабаровске, в музее Забайкальско­го военного округа в Чите, в окружном краеведческом музее посёлка Усть-Ор­дынский, в районном краеведческом му­зее посёлка Новонукутский, в школьных музеях Нукутского района и школе № 41 в Улан-Удэ. В городе Хайлар Китайской Народной Республики открыт мемори­альный комплекс, посвящённый отваге и стойкости советских воинов, погибших в боях на Восточном фронте.

Сам Евгений Дмитриевич продолжа­ет собирать документы, добивается общественного внимания, считая, что при поддержке руководства Республики Бурятия возможно обращение напря­мую к Президенту страны с просьбой пересмотреть решение о награждении, с представлением Иннокентия Баторо­ва к званию Героя России. Это могло бы стать резонансным событием, особенно накануне 75-летней годовщины Вели­кой Победы.

Об этом ещё раз напомнила акция, прошедшая в школе № 41 и объединившая поколения. От старших к школь­никам прозвучал наказ верно хранить память о герое, быть достойными его высокого подвига.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

За «Парту Героя» сядут лучшие ученики

Юрий НЕВСКИЙ

Теги: Бурятия Парта Героя Иннокентий Баторов Школа №41



Наши издания