Главная / Новости /Общество / Ветеран бурятской журналистики о секретах профессии

Ветеран бурятской журналистики о секретах профессии

15-01-2020

Татьяна Подберёзкина (в центре) с коллегами Александром и Аллой Мальцевыми

О своих первых шагах в журналистике, людях, которые учили профессии, об исторических мо­ментах в жизни республики, своей семье и сегод­няшней жизни рассказала один из ведущих жур­налистов Бурятии, в прошлом начальник отдела информации республиканского радио Татьяна Подберёзкина. 13 января, в День Российской печа­ти, она отметила свое 70-летие, сообщает газета "Бурятия".

- Татьяна Николаевна, как вы пришли в журна­листику, и что для вас эта профессия?

- Это моя жизнь. Во всяком случае, значимая ее часть. И как жизнь - она разная. Любимая и нелюбимая, проклинаемая и обожаемая. Но, как в своей жизни, так и в профессии, я бы ничего не изменила. Я осталась верна журналистике, и считаю, что это самая трудная, самая лучшая и интересная профессия.

А начиналось все просто, почти случайно. Моя подруга по институту Татьяна Каширина работала в молодежной редакции на радио, она меня и привела в радиокомитет. За что я ей всю жизнь буду благодар­на. После «молодежки» я работала в музыкальной редакции, причем довольно долго. Моим учителем и начальником была Элеонора Львовна Родионова. Она была высочайшим профессионалом, все знала о музыке и музыкальной жизни республики. А какая она была женщина! Огонь и страсть. И если я сейчас что-то знаю и понимаю в музыке, только благодаря ей. Она научила меня писать еженедельные кон­церты для передовиков производства и сельского хозяйства, открыла для меня сельскую самодеятельность, народное творчество - этот совершенно непохожий ни на что мир. Благодаря передаче «В сельском клубе» я объехала всю республику, позна­комилась с интереснейшими людьми. Это была шко­ла на всю жизнь!

- Вы известны как один из лучших «новостий­щиков». Что для вас значило - оказаться в команде отдела новостей республиканского радио?

- Когда я перешла в редакцию новостей (моя меч­та - элитная редакция), думала, что уже что-то могу и умею в журналистике. Ан нет! Там такие «зубры» рабо­тали. Наш цвет информационной журналистики - Ида Владимировна Балкова, Николай Иванович Макаров. Вот где меня погоняли. До сих пор помню, как мои так называемые «корреспондентки» спокойно летели в урну. Меня отдел новостей, прежде всего, научил учиться и учиться…. Ведь никто не знает, о чем тебе надо будет завтра писать, в какой обстановке – ехать в командировку в район, чтобы осветить уборку кор­мов или идти в бригаду на завод. Зато как гордилась своими первыми репортажами.

Работа новостийщика - особенная. Готовишься, пи­шешь, радуешься, как хорошо получилось. А в итоге остается три-четыре строчки! И вечная гонка - нужно быстрее и лучше!

Научилась торопиться медленно, могла писать в любой обстановке. Конечно, были и казусы - то фа­милию перепутаешь, то должность, а то вообще - на­звание предприятия или колхоза. За это получала «по полной». Обижалась, ругалась, порывалась все бро­сить… Но опять брала ручку, диктофон - и вперед!

И так каждый день - сегодня завод, завтра село, по­слезавтра школа или больница. Только через несколь­ко лет поняла, что такое новости. Радио тогда слушали все, нас по голосам узнавали. Прекрасное было время.

- А неприятные моменты в вашей профессио­нальной деятельности были?

- Сколько угодно. Но, пожалуй, самые неприятные - конец 80-х - начало 90-х, ГКЧП, так называемые «де­мократические преобразования», свобода, с которой не знаешь, что делать. Другая страна, другие задачи, другая идеология. О чем писать, как писать? Самое трудное время для новостей. Получали «указания» и не знали, как на них реагировать. Да и начальство не знало. «Делайте правильно!» - был их ответ. А как пра­вильно? Они думали по-своему, я считала по-другому. Постоянные споры.

Но самое плохое началось, когда все относительно успокоилось. Начались проверки, беседы с серьезны­ми людьми, вопросы, кто что и где сказал, как написал. Тогда я научилась отстаивать свое мнение, и проигра­ла... Оказывается, «понимала» неправильно. Обидно было, тогда и ушла из радиокомитета, при этом еще и кулаком по столу у начальства стукнула. Наивная была.

- Но все же вернулись?

- Вернулась. Мы много тогда разговаривали с моим другом и учителем Николаем Ивановичем Макаро­вым. После ухода несколько месяцев работала убор­щицей в этом же самом радиокомитете, причем на том же этаже, где находится отдел новостей. Спасибо коллегам, что приняли обратно без ехидства, без не­нужных разговоров, наоборот - по-дружески. У меня даже запись в трудовой книжке осталась, что я рабо­тала уборщицей.

Через несколько месяцев вернулась в журнали­стику, в свой отдел. Новые темы, новые задачи, другие люди, вот только техника старая, да мебель в редак­ции разваливалась, людей приглашать на интервью было стыдно...

Но зато в это время в редакцию пришли молодые, интересные, энергичные люди. Александр и Алла Мальцевы, Станислав Белобородов. Каждый - это лич­ность. Учились, как говорится, уже в процессе работы. Зато идей было сколько! Только выбирай!

Именно в этот период придумывались и воплоща­лись в жизнь самые интересные передачи: «Утро Бу­рятии», «Вчера. Сегодня. Завтра». Мы их придумали, и были их ведущими. А кроме этого - «Актуальное интер­вью», «Прямой эфир». Это все наша редакция начинала.

Недаром в то время отдел новостей и его корре­спонденты получали первые награды республикан­ских, межрегиональных и всероссийских творческих конкурсов.

Работать стало и труднее, и интереснее. Мечтали, чтобы техника у нас была современная. И это случи­лось с приходом Александра Георгиевича Варфоло­меева. Отношения с ним не всегда складывались хо­рошо, можно сказать, что трудные отношения. Но он был руководителем, которого я раньше не встречала. Он всегда выделял новости, говорил, что это главное. Строго спрашивал, но и многое понимал в нашей ра­боте. Видел, что без нормальных условий работы не будет того, что он от нас требует.

С ним всегда можно было найти общий язык, до­казать свою правоту, поспорить. И первыми на радио, именно в нашем отделе, появились новые цифровые диктофоны, компьютеры, кондиционер, новая мебель. А мы, в свою очередь, старались не подводить, делали лучшие новости в республике. Мы чувствовали ответ­ственность и были за многое благодарны Александру Георгиевичу. Он умел наказать, но и умел отметить.

В то время директором радио стала Марина Васи­льевна Урбаева. Она всегда была рядом с нами, с ней и посоветоваться можно было, и высказать, что накопи­лось на душе, попросить о помощи. Она нас понимала и, как могла, защищала.

- После радиокомитета вы оказались в Народ­ном Хурале Бурятии консультантом пресс-служ­бы. Почему приняли такое решение?

- Это отдельная страница моей жизни. Я ушла в пресс-службу республиканского парламента не толь­ко потому, что там была больше зарплата, хотя это по­влияло, поскольку возраст уже был предпенсионный.

Я поняла, что ничего нового в новостях не сделаю и без прежней радости хожу на работу. Значит, нужно ее поменять. А в Народном Хурале все было новое, все по-другому. Хотя многих депутатов я знала, брала у них интервью, делала радиопередачу «В Народном Хурале».

Работу в парламенте всегда вспоминаю с удоволь­ствием. Меня хорошо приняли, появились друзья. Я думаю, пресс-служба хорошо работала в то время. И журналисты помогали, и газеты никогда не отказыва­ли, особенно газета «Бурятия». Всегда печатали, даже если срочно и сразу. Я всегда с удовольствием вспо­минаю и Председателя Народного Хурала Александра Гомбоевича Лубсанова. И председателей комитетов того созыва, с которыми у меня сложились самые те­плые отношения: Сергея Георгиевича Мезенина, Вла­димира Анатольевича Павлова, и специалистов, всех тех, с кем мне пришлось работать за недолгий период парламентской жизни. После этой работы я ушла на пенсию.

- 70 лет - это та дата, когда уже можно говорить, что жизнь сложилась. Что удалось сделать?

- Выйти замуж и развестись, родить детей, дождать­ся внуков. Детьми и внуками горжусь и люблю их без­мерно. Хотя, надо признаться, что без моих родителей и сестер, без преданных друзей всего этого могло и не быть. Они принимали самое непосредственное уча­стие в воспитании детей, без них я бы не состоялась как журналист и как человек. А моя старшая сестра Нина до сих пор нам надежная опора.

У меня была разная жизнь, хорошая и плохая, но изменить, как я уже говорила, я бы ничего не хотела. Что-то хотела бы забыть, над чем-то смеюсь. Жизнь та­кая, какой делаешь ее ты сам.

- Вы на заслуженном отдыхе, чем занимаетесь сейчас?

- Выращиваю цветы, занимаюсь собаками, у меня их четыре, самой лучшей породы - дворняги, всех нашли на улице и приютили. По-прежнему пью кофе, много читаю, обязательный ритуал - газеты по средам. Сре­ди них - «Бурятия». Ее люблю со времен работы в На­родном Хурале. Стараюсь побольше путешествовать, хотя еще есть места, где хочется побывать, например, в Санкт-Петербурге, увидеть весну в Крыму.

Что такое 70 лет? Старость? В одной книге старого ювелира-еврея спросили: «Когда становишься ста­рым?». Он ответил: «Никогда. Нет никакой старости. Юность есть, а старости нет. Это все выдумки моло­дых». Поэтому оставайтесь молодыми, дерзайте, не бойтесь искать, и все будет хорошо.

- Поздравляю вас с юбилеем и спасибо за ин­тервью.

Фото из личного архива Татьяны Подберезкиной

Владимир МАТВЕЕВ

Теги: интервью ветеран юбилей журналистика профессия радио Бурятия Народный Хурал Бурятии секреты



Наши издания