Главная / Новости /Общество / Сядем все!: в Бурятии депутаты и общественники не поддержали документ о семейном насилии

Сядем все!: в Бурятии депутаты и общественники не поддержали документ о семейном насилии

24-01-2020

«Деструктивный закон»

Проект федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» вызвал неоднозначную реакцию в стране. Текст этого документа 29 ноября прошлого года опубликовал Совет Федерации РФ, сообщает газета "Бурятия".

Сегодня дискуссия принимает все более горячий характер. В про­шлый понедельник в Екатерин­бурге на пикет против этого закона вышли 30 человек. На митинге, в част­ности, речь шла о том, что новый закон «добивает мужественность» и по нему «могут отнять детей и жилье». Подоб­ные инициативы и раньше вносились в парламент, но ни одна из них не дошла до второго чтения. Первая версия это­го документа вышла еще в 2016 году, но тогда законопроект отправили на доработку. До 2017 года побои «в отношении близких лиц» фигурировали в статье 116 УК РФ. Однако в 2017 году она была декриминализована: статью «побои» внесли в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП).

Лидер «Справедливой России» Сер­гей Миронов согласился с Владимиром Путиным, что закон о профилактике семейного насилия – «не панацея от бытового насилия: поднимать руку на жен­щину недопустимо: это знает всякий нормальный человек». Многих экспер­тов, общественников и депутатов, в том числе и в нашей республике, беспокоит, что предлагают узаконить вмешатель­ство в тонкую сферу личных внутрисе­мейных отношений.

Какой механизм?

- У создателей этого законопроекта были благие намерения, в частности, усилить роль профилактики в искоре­нении семейно-бытового насилия, - ска­зала в интервью «Бурятии» первый зам­председателя Общественной палаты РБ Татьяна Думнова. - Но сегодня этот до­кумент носит деструктивный характер, потому что его юридическая конструк­ция не проработана. Предполагается очень серьезное вмешательство госу­дарства и общественных организаций в семейные отношения. Даже если закон примут, его механизм не будет рабо­тать. На сегодняшний день существуют нормативные акты, которые позволяют улучшить профилактику, и если бы все органы исполнительной власти работа­ли так, как надо, таких последствий не было.

А ситуация по этой проблематике действительно непростая. Председа­тель комитета НХ РБ по социальной политике Игорь Марковец сказал, что проблема семейного насилия суще­ствует. Были трагические случаи в Бурятии, в которых фигурируют так назы­ваемые «кухонные боксеры». Пять лет назад семейная драма разыгралась в Джидинском районе: муж в пьяном угаре зарезал жену, четырехлетнюю дочь и покончил собой. В 2016 году мужрев­нивец на глазах детей до смерти забил табуретом супругу. Этим трагедиям предшествовал «кухонный бокс», то есть в течение длительного времени муж избивал жену. Бывают ситуации с точностью до наоборот, когда семей­ным тираном выступает женщина. Не­редки ситуации проявления чрезмер­ной агрессии взрослых детей к своим родителям. Есть проблемы насилия в отношении несовершеннолетних. Не­давно Бурятию потрясла шокирующая история о том, как в Мухоршибирском районе бабушка морила голодом и из­бивала трех малолетних внучек, чтобы они хорошо учились. На вопрос: «По­чему это происходит?», однозначного ответа нет.

Неприемлем в таком виде

- Давайте определимся с первопри­чиной, почему такое насилие у нас так ярко выражено? - спросил депутат Ана­толий Кушнарёв. - Это неуверенность в завтрашнем дне. Все «прелести» рыноч­ной экономики мы получили, но оказа­лись не готовы к этому. Отсюда «поле­тел» у нас институт семьи. Последние статистические данные говорят о том, что половина браков в Улан-Удэ через год расторгается. Значит, надо решать экономические вопросы. И надо тра­тить деньги на укрепление института семьи.

По мнению Кушнарёва, в республи­ке есть народные традиции семейного воспитания у бурят, старообрядцев, казаков: «где-то шлепали, где-то в угол ставили, но хуже от этого дети не ста­ли».

Как известно, бытовое насилие под­разделяется на физическое, психологическое, экономическое и сексуальное. Для нашей республики, считают экс­перты, характерен первый вид, о чем свидетельствуют вышеприведенные эпизоды из криминальной хроники. Парламентарии и общественники уве­рены, что законопроект «сырой», опас­ный, и в таком виде неприемлем.

- Этот документ принимать нель­зя, - выразила свое отношение к законопроекту Татьяна Думнова. - Нельзя доводить ситуацию до абсурда, когда, например, мать спела грустную песню ребенку на ночь, а у него нет настроения, он заплакал - и это может тракто­ваться как насилие.

Анатолий Кушнарёв заметил, что «мы хотим провести у себя еще один прозападный закон», который нарушает наши богатые семейные традиции.

- Недавно по центральному телеви­дению показывали: в Финляндии малы­шей забрали из семьи за то, что соседи пожаловались - что родители периодически заставляют делать уроки и не раз­решают гулять с их детьми. Но так мы дойдем до абсурда. Сор из избы не надо выносить. Поссорились муж и жена, че­рез день помирились. В Тарбагатае был случай, когда ребенок написал в про­куратуру заявление о том что учитель физкультуры заставил его после трени­ровки подмести два квадратных метра в спортзале. Представьте, что это все перейдет в семью! - сказал Кушнарёв.

Кризисный центр

По мнению некоторых депутатов, предложенный законопроект расширя­ет возможность вторгаться в семью об­щественным некоммерческим организациям (НКО). Их представители вместе с участковыми будут заходить в семьи и принимать решение - находиться чело­веку в семье или нет. Да так можно всех мужчин бомжами сделать!

- Допустим, на кого-то пожаловал­ся внук - и они зайдут в семью? Что это за общественные организации? Они просто зарегистрировались, допустим, как клуб любителей пива. Любая обще­ственная организация может зайти, - считает депутат.

Часть депутатов и общественников встревожилось, что по проекту семей­ное насилие не предполагает срока давности.

- Если у ребенка спросить жестко, почему не сделал уроки - через два года он, что ли, может написать заявление? Или вдруг новоявленный Павлик Моро­зов настучит на своих родителей за то, что они когда-то не купили ему айфон или другой гаджет? - спрашивает Игорь Марковец.

Депутаты, в том числе Марковец, а также замначальника Управления организации деятельности участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних МВД по РБ Баир Обоев, считают, что в республике следует создать кризисный центр.

- В других регионах он есть. Все зави­сит от формы организации, выделенных средств, штатных единиц. Как только человек, в отношении которого произошло насилие, прибывает в центр, ему сразу оказывают помощь. Врачи могут зафиксировать побои, выдать документ. Там подскажут, как нужно написать за­явление, чтобы наказать виновного, - подытожил Игорь Марковец

В итоге проект федерального за­кона на рабочем совещании профиль­ного комитета Хурала не поддержали. Соответствующее письмо за подписью спикера республиканского парламента Владимира Павлова направят в Совет Федерации.

Тем временем в одной из сельских коррекционных школ по возможному факту сексуального насилия в отноше­нии ребенка работают следственные органы.

Депутат НХ РБ Игорь Марковец:

- В законопроекте расплывчато прописаны формы на­силия. Все, что причиняет вред здоровью, и при этом не по­нравилось кому-то из членов семьи, можно трактовать как семейно-бытовое насилие. При этом человека могут отстра­нить от семьи, что сразу лишает его возможности на примирение. Поскольку это не уголовное преступление, то и дока­зательств не требуется. И дело может рассматриваться без второй стороны. То есть нарушается принцип презумпции невиновности.

Фото droplak.ru

Баясхалан ДАБАИН

Теги: Бурятия Народный Хурал Бурятии минсоцзащиты РБ Анатолий Кушнарев Татьяна Думнова Игорь Марковец проект о семейном насилии



Наши издания