Главная / Новости /Общество / ​Танковый ас: почему ветеран из Бурятии не стал Героем Советского союза?

​Танковый ас: почему ветеран из Бурятии не стал Героем Советского союза?

31-01-2020

Герой России Георгий Гусляков с сыновьями и внуками

Фото Алексея Жилина

На днях внимательно изучил спи­сок танковых асов Второй мировой войны, в который включено более 100 советских танкистов, одержав­ших значительное количество персо­нальных побед (подбитые и уничто­женные танки и самоходные орудия противника).

Увы, в этом списке нет нашего зем­ляка Георгия Гуслякова, который только в боях за украинский город Казатин уничтожил два танка, три ору­дия, миномет, три крупнокалиберных пулемета, четыре автомашины с пехо­той (до 100 гитлеровцев).

Кавалер восьми орденов

По количеству боевых орденов есть уточнение. Он награжден не семью, как ошибочно считалось, а восемью боевы­ми орденами (!). Такого «иконостаса» нет ни у одного из бурятских фронтовиков. В конце прошлого года автору этих строк в рассекреченных архивах Минобороны РФ посчастливилось найти наградной лист на третий орден Славы. Считалось, что Георгий Иванович удостоен двух ор­денов солдатского мужества. Выходит, что вошедший в Берлин на 13-м танке (12 сгорело под ним) мог остаться в истории как один из немногих воинов, кто стал одновременно полным кавалером ор­дена Славы и Героем Советского Союза. Полным кавалером не стал, потому что в нарушение статута этого ордена его наградили тремя орденами Славы разных степеней, кроме первой. За годы войны дважды представлялся к Герою, но оба раза награда занижалась: вместо Золо­той Звезды получал ордена.

В моих руках ученическая тетрадь, на страницах которой один из выдающихся танкистов России собственноруч­но написал подробную автобиографию. В короткие минуты отдыха перед боями и наступлениями сын крестьян-старо­обрядцев Ивана Артемьевича и Лукерьи Фёдоровны Гусляковых писал короткие письма домой, в родной Большой Куна­лей, где его родители добросовестно тя­нули лямку в колхозе «Серп и молот». В этом хозяйстве до июня 1940 года усерд­но нес трудовую вахту и Георгий Гусляков.

«После этого выехал в Ленинград, - читаем в автобиографии Георгия Ивановича, - и работал на заводе, 5 июля вместе с предприятием эвакуирован в Уфу, 2 января 1942 года Уфимским горво­енкоматом был призван в армию».

Признаюсь, долгое время пытался найти ответ на вопрос, почему перед войной он перебрался в Ленинград и призывался из Башкирии? Как и предполагалось, дело в репрессиях 30-х го­дов прошлого века, которые молотом прошлись по судьбе будущего Героя России. Удалось выяснить, что отца буду­щего танкового аса страны Ивана Арте­мьевича арестовали 9 марта 1938 года, а через две недели тройка НКВД БМАССР осудила его по печально знаменитым политическим статьям 58-10, 58-11.

Сын «врага народа»

- Мне рассказывали, что в один из дней смутного 1938 года во двор Гусляковых пришли энкавэдэшники, - вспоми­нает бывший военком Тарбагатайского района Эдуард Мейер. - Они спросили у хозяев, есть ли у них живность. Получив отрицательный ответ, мол, коровы у них нет, засобирались уйти восвояси. Но тут как раз возьми и замычи корова, кото­рая была на чердаке.

По словам Эдуарда Мейера, ему эту историю рассказывал Георгий Ивано­вич. В одиночку корову на чердак зата­скивал обладавший неимоверной си­лой его старший брат Стефан, а в роду Гусляковых все мужчины были крепкие. Энкавэдэшникам пришлось спускать буренку вниз, нецензурно выражаясь, кляня «врага народа» на чем свет стоит. После этого колхозника Ивана Гуслякова арестовали. Вместе с десятью односель­чанами куда-то сослали, и судьба его до сих пор неизвестна (после войны Геор­гий Иванович пытался узнать, где поко­ится отец). Так что 18-летнему Георгию, сполна испытавшему жизнь с клеймом сына «врага народа», стало невмоготу оставаться у себя на родине, и он пере­ехал в город на Неве, где проживал род­ственник.

«Воевали не за награды»

Перед отправкой на фронт Георгий учился в Одесском военно-пехотном училище имени К.Е. Ворошилова, кото­рое было расквартировано в Уральске. Но окончить не довелось: наспех сфор­мировали курсантский батальон. Курсантов бросили на пополнение под Ста­линград, куда они прибыли 18 августа, и там до 16 ноября сорок второго года у легендарной станицы Клетская и стан­ции Котлубино он сражался в качестве наводчика 76-миллиметрового орудия в составе 27-й гвардейской стрелковой дивизии (4-я танковая армия, Сталин­градский фронт).

16 ноября 1942 года Георгия тяжело ранило в ногу, и он находился в госпи­тале до мая 1943-го. После излечения его отправили в 26-й учебный танковый полк в Ульяновск. И вскоре, приобре­тя специальность механикаводителя танка, получив на уральском заводе но­венький Т-34, прибыл на Первый Укра­инский фронт – в прославленный 69-й танковый, в последствии Сандомирский Краснознаменный ордена Александра Невского гвардейский полк.

Фото Алексея Жилина

Свою первую награду - орден Славы III степени сержант Гусляков получил за тот самый незабываемый бой под Каза­тином.

«Было это 31 декабря сорок треть­его. Накануне выпал снег, - вспоминал Георгий Иванович. - Мы только что вер­нулись из атаки - громили вражеские склады боеприпасов... Из восьми наших машин, участвовавших в бою, осталось только три. Когда рассветало, посмотрел я на свой танк, тридцать попаданий на­считал. Значит, больше чем от тридцати смертей уберегла нас в этом бою под Новый год уральская броня».

Никогда не забывал Георгий Ива­нович и бой на Западном Буге в сорок четвертом, когда его экипаж подбил шесть вражеских танков и уничтожил артиллерийскую батарею. К слову, как рассказывает его сын Иван, в 1944 году во фронтовой газете Георгий Гусляков прочитал, что среди награжденных его брат Стефан (оказывается, они с братом воевали на одном фронте). А потом из дома он получил письмо, что на брата пришла «похоронка». В июне сорок чет­вертого сержант Стефан Гусляков отли­чился в бою в районе Западной Двины, был ранен. 26 июля 1944 года его награ­дили орденом Красного Знамени, а 26 июля Стефан скончался в госпитале. Он похоронен в Литве.

Свое «Красное Знамя» заключением Военного совета первой Гвардейской танковой армии теперь уже легендар­ный советский танкист Гусляков полу­чил за подвиги, совершенные в Берли­не, хотя командиром полка Милых был представлен к званию Героя Советского Союза. Ранее награда танкиста из Буря­тии также была занижена: вместо Героя он опять-таки решением Военсовета ар­мии получил орден Отечественной войны II степени. Нет сомнений, что Героя ему не дали из-за того, что его отец как «враг народа» подвергся репрессиям. Справедливость в отношении отважно­го танкиста из Большого Куналея вос­торжествовала только в феврале 1994 года, когда он Указом Президента РФ стал Героем России.

«Воевали не за награды, - говорил после Победы Георгий Иванович, - а защищали Родину от ненавистного врага».

Как-то он признался, что дошел до Берлина на 13-м танке. Его фронтовой товарищ Иван Рябенко сгорел в танке под Берлином, а командир танка Попов погиб 30 апреля в Берлине на Радомар­штрассе.

- Отец рассказывал, что в день Побе­ды они где-то добыли немецкую машину и в парадной форме всем экипажем ез­дили по Берлину, - вспоминает его сын Иван.

После войны фронтовик Гусляков на какой ответственный участок его бы ни направляли, работал так же, как сражал­ся на фронте – самоотверженно, не жа­лея себя. Не прогибаясь перед началь­ством. Говорил обо всем прямо в глаза. По-другому не мог. И учил сыновей сво­их трудолюбию и честности.

Герой России Георгий Гусляков был мудрым, добрым, скромным и справедливым человеком. Таким и остался в сердцах близких и друзей. Навсегда.

Из наградного листа

(На звание Героя Советского Союза) на Георгия Гуслякова:

«… Гвардии старшина Гусляков… участвуя в боях в городе Берлин… 23.04.45 первым ворвался на окраи­ну Берлина… не считаясь с опасно­стью для жизни, атаковал вражескую противотанковую батарею…».

Баясхалан ДАБАИН

Теги: Герой Советского Союза Бурятия Георгий Гусляков



Наши издания