Главная / Новости / / След войны в моей семье

След войны в моей семье

15-05-2014

Нет такой семьи, которой не коснулась Великая Отечественная война. Дети всех народов Советского Союза отдавали свои жизни под стенами Ленинграда, на Волге, в Прибалтике, в Белоруссии, на Украине, в борьбе с японскими милитаристами… Среди людей, сражавшихся в годы войны, было немало наших земляков. Сотрудники Издательского дома «Буряад унэн» присоединились к акции «Бессмертный полк» и рассказали о своих отцах и дедах.

«Свято верила, что сыновья вернутся…»

«В те суровые годы, когда вся страна встала на защиту своей Отчизны, вместе с призывниками Бурят-Монголии, призвался и мой дед Бато-Мунко вместе cо старшим сыном – кадровым офицером Красной Армии Даша-Дондоком, и тремя родными братьями: Ширапжалсаном, Гомбо и Гурдэем. Они были выходцами из маленького бурятского улуса Уөни-Булак, располагавшегося на широких просторах Тугнуйской долины.

Гурдэй и Ширип-Жалсан в составе сибирских полков отважно сражались в оборонительных и наступательных боях под Москвой. В феврале 1942 года при освобождении подмосковного города Малоярославец оба погибли. Об этом свидетельствует II том «Книги памяти».

Даша-Дондок был направлен на Северо-Западный фронт. Командир стрелковой роты Даша-Дондок Батомункуев пал смертью храбрых при обороне Ленинграда на знаменитом Невском пятачке в декабре 1942 года.

Его отец (мой дед) Бата-Мунко Нимаев был танкистом. Погиб в боях при освобождении Смоленска в октябре 1943 года. За боевые подвиги он награжден двумя орденами Красной Звезды и медалью «За отвагу».

Гомбо Нимаев, неоднократно становившийся абсолютным чемпионом по бурятской борьбе на сурхарбанах Мухоршибирского района, был разведчиком в дивизионной разведке 103-й Гвардейской стрелковой Дивизии. На его боевом счету 7 вражеских «языков». Награжден орденами Красной Звезды, Славы III степени, медалью «За отвагу». Погиб в 1944 году при освобождении Бреста в Белоруссии.

Ни похоронки, ни какой-либо весточки не дождалась их мама Дулма Будаева.

Все годы после окончания войны, до конца своей жизни (1951 год), она выходила за околицу деревни Цолга и всматривалась вдаль, свято веря, что хоть кто-нибудь из сыновей появится на горизонте.

А в 1945 году уже мой отец воевал на Восточном фронте с Квантунской армией. Победа наших, ставшая последней крупной кампанией Второй мировой войны, длилась меньше месяца - с 9 августа по 2 сентября 1945 года. Мой отец вернулся победителем на радость бабушке Дулме и маме Бутыдцу Будаевой».

«Свой долг ты выполнил до конца»

«Мой дед Алагуй Ербахаевич Егоров был призван на фронт Еравнинским военкоматом в декабре 1942 года. Старший его сын Ефим тогда уже служил в Красной армии. Вернулся дед инвалидом, и боевые раны до конца жизни напоминали ему о том, какой нелегкой ценой всему нашему народу досталась победа. Семья Егоровых не дождалась с войны старшего брата, ефрейтора Ефима Егорова, геройски погибшего, защищая Родину.

…Шел март 43-го. 157-й стрелковый полк 53-й Гвардейской дивизии вел наступательные бои на калининском направлении. Поступил приказ: перейти в оборону. Вечером 14 марта в окоп пулеметного расчета (В.Старков под №1, А.Егоров под №2) подполз командир отделения Владимир Климошевский. Встряхнув с рукавов слипшийся снег, он сказал: «До утра надо держать этот рубеж. Есть данные, что фрицы развернут разведку боем». Владимир Старков, безусый юнец, спросил: «А если убьют, что тогда?!». Командир, пристально взглянув в глаза солдата, понял, что не смерти боится Старков, а того, что некому будет удерживать рубеж, если они погибнут. «Не убьют! - отрезал Климошевский. - С тобой старый коммунист Егоров. А о партийных, знаешь, любая сталь разобьется».

Сержант отполз… На фоне догоравшей зари показались фашисты. Всю ночь шел беспощадный бой. Смерттельная пуля достала Старкова, который упал на дно окопа. Накрыв друга шинелью, солдат Егоров дал длинную очередь из пулемета по наступавшим немцам. Они вынуждены были отступить. Дед не заметил, как был ранен. В минуту затишья перетянув рану, продолжил удерживать рубеж… Задребезжал рассвет. Ударили по фашистам «Катюши», пошли в бой пехота, танки. Отправляя в медсанчасть Алагуя Егорова, незнакомый капитан сказал: «Спасибо тебе, солдат! Свой долг ты выполнил до конца»…

С честью прошел мой дед по дорогам войны. Об этом красноречиво говорят его боевые награды – два ордена Отечественной войны I и II степеней, многочисленные медали.

Родился он 2 июня 1901 года в селе Умбра Косаястепьской волости Иркутской области. С большими трудностями родители смогли отдать его в церковно- приходскую школу. В 1920 году возглавил Крестьянский комитет, затем коммуну «Красный Ольхон». Из истории мы знаем, что в тридцатых годах по призыву Бурят-Монгольской республики коммунары со своими семьями переехали в село Эгита Еравнинского района осваивать богатые степные земли. Так мои предки оказались здесь… Алагуй Ербахаевич был председателем артели «Унэн» (ныне колхоз «Победа»), колхоза им. Семнадцатой партконференции, колхоза им. Карла Маркса, заведующим собесом Еравнинского райисполкома. Вместе с бабушкой, матерью-героиней Василисой Бадлуевной, воспитали двенадцать детей, практически всем в то тяжелое время дали высшее образование».

«Мой дядя расписался на стенах рейхстага»

«Победа ковалась и в тылу. Моего дедушку по отцовской линии Намсарая Очировича Доржиева (1913 г.р.), как опытного тракториста, оставили по брони. Первый трактор в Эгитуйской долине Еравны появился в 1933 году, а первым трактористом стал мой дед. Он окончил краткосрочную школу механизаторских кадров в Томске, получил профессию комбайнера 2 категории и право работать на гусеничных тракторах. Тогда это были газогенераторный трактор «Фордзон» на топливе из деревянных чурок, зерноуборочный комбайн «Коммунар», на котором работали стоя, трактор «Сталинец» без кабины. В 1936 году была организована Эгитуйская МТС, которая обслуживала техникой весь Еравнинский район. В те годы профессию тракториста считали самой почетной на селе, а трактор был своеобразным мирным танком. После выпуска в 1939 году кинокомедии Ивана Пырьева «Трактористы», говоря «тракторист», подразумевали «танкист», ведь именно в этой ленте прозвучала знаменитая песня «Три танкиста, три веселых друга». Дед говорил: «На войне я был бы танкистом». А вот его младший брат Намжил Очирович (1921 г.р.) дошел до Берлина. Он был фронтовым водителем.

С детства помню, что песня фронтового шофера была его любимой. После слов: «Эх, путь дорожка фронтовая, не страшна нам бомбёжка любая! А помирать нам рановато, есть у нас еще дома дела», дядя Намжил заливался горючими слезами. Таким был абга, который дошел до логова врага и единственный из воинов, призванных из Можайки, расписался на стенах рейхстага.

Дед по материнской линии Дашидондок Бадмаевич Цыренов (1909 г.р.), уроженец улуса Байсын Эбэр Хоринского аймака, был призван на фронт в 1941 году. Воевал на Украине, был ранен и остался работать на шахтах Донбасса. О его боевых дорогах известно совсем немного, очень надеемся, что картину прояснит ответ на отправленный запрос в Хоринский военкомат. Дед умер в 1968 году. Тогда моему старшему брату было 9 лет. Он помнит, что у деда были боевые награды. Они утеряны, ими играла детвора. Мама (1940 г.р.) вспоминает, как со своей тетей, сестрой своего отца, из улуса Байсын Эбэр, где пешком, а где и на подводе, отправлялись в районный центр Хоринск, чтобы обменять лепешки на рыбу, которую живой отпускали в реку Уду. А еще они кормили муравьев жареной мукой. Они верили, что такими поступками совершают буян, благоденствие. Весь этот ритуал сопровождался молитвами тети за брата и маленькой девочки – за отца, о том, чтобы он вернулся домой живым.

Дед вернулся предположительно в 1947 году. Наверное, на войне он пережил страшное. Мама рассказывает, что перед смертью он долго болел и желал в следующей жизни родиться девочкой. Через год после смерти деда появилась я. Пока были живы бабушка и сестра деда, всегда чувствовала их особую любовь и заботу. Возможно, они верили, что их муж и брат вернулся на землю, переродившись в девочку…»

«Погибли в одном бою»

«Где и как погиб мой дедушка по материнской линии Дашидоржи Арасаланович Эркеев, мы не знаем. Многие годы поиска пока не дали никаких результатов. Чтобы найти хоть какие-то сведения, в 1977-м я поехала учиться в Уфу, где служил дедушка. Но тогда, все сведения были недоступны. И даже командир 148-го Гвардейского полка легендарной 112-ой Башкирской кавалерийской дивизии гвардии полковник Сайфула Халилович Хабиров, с которым мы подружились, не смог «пробить» бюрократическую машину того времени.

Дедушка родился в 1913 году в улусе Шазагай Кяхтинского аймака. Он - один из первых выпускников Бурятского педтехникума, работал учителем на родине. В ряды Красной армии был призван примерно в 1938 году Кяхтинским РВК и служил в городе Уфа Башкирской АССР. Летом 1941 года приезжал навестить жену Саган-Дари и маленькую дочку Катюшу – мою маму. При прощании со своей женой у подножия священной горы Хугтэй-хан дедушка уже знал, что не вернется с войны, и просил беречь их единственную дочку. После окончания курсов младших политруков при политуправлении Северо-Западного фронта 31 декабря 1941 года его направили в 186-й стрелковый полк, сформированный в Уфе. В мае 1942 года мой дедушка, младший политрук Дашидоржи Эркеев пропал без вести. Сейчас у него три внука, 6 правнуков и праправнучка. Внук - полковник полиции МВД России, внучка – подполковник полиции в отставке, правнук – военнослужащий. И, несмотря на то, что в нашей республике не осталось бурятских семей с фамилией Эркеевых, род моего деда продолжается уже в наших детях. Сейчас всматриваясь в лицо своей маленькой внучки Сараны, радуюсь, что и она похожа на дедушку Дашидоржи Эркеева.

У другого моего дедушки по отцовской линии Дондока Санжиевича Дугарова, который родился в 1901 году в с. Тэгда, было три сына и дочь, а значит гораздо больше внуков и правнуков, среди которых есть представители практически всех профессий: врачи, полицейские, журналисты, учителя, торговые работники, инженеры…

Дедушка мог не только читать и писать на русском и старомонгольских языках, но и был прекрасным кузнецом, столяром, животноводом, художником. Бабушка рассказывала, когда пришла Советская власть в Курбинскую долину, дедушка организовал коммуну, а в 1932 году из таких же небольших нескольких коммун создал артель «Шэнэ-Ажал». И земляки, конечно же, его выбрали своим председателем. Бабушка от всех скрывала, что ее мужа репрессировали за то, что не выдавал «врагов народа». Дедушка был твердо убежден, что в Курбинской долине нет кулаков, и по просьбе своих земляков выдавал соответствующие документы.

Когда началась война, скорее всего, дедушку реабилитировали и поэтому повестку он получил лишь 19 августа 1942 года. В это время большая часть территории Курской области была оккупирована фашистскими войсками и в ходе зимнего наступления Красной армии 5 февраля 1943 года он погиб в боях за освобождение села Среднедорожное Горшеченского района Курской области. Вместе с ним в одном бою погиб его ровесник Данзан Дугаров, призванный в один день с моим дедом и был братом его жены. Многие годы жители этого села ухаживали за могилами моих дедов. Теперь их имена высечены на памятнике, который установлен в центре села Среднедорожное. Каждый год в день празднования 9 мая здесь звучат слова признательности воинам, освобождавших их село.

Другой брат моей бабушки – Улзыто Галсанович Шагжиев на военную службу был призван за 7 месяцев до начала Отечественной войны. Службу начинал в морской пехоте Тихоокеанского флота. Весной 1942-го его часть переправили на полуостров Рыбачий на подводных лодках через Северный Ледовитый океан. Участвуя в составе 64 гвардейского такового полка, он прошел путь до Берлина и расписался на стенах Рейхстага. Во второй раз Улзыто-нагсай побывал в Берлине в 1985 году в составе группы ветеранов, освобождавших столицу Германии. Он удостоен многих наград, но самой дорогой для него были две медали «За отвагу».

Свой вклад в долгожданную Победу внесли бабушка Дарима Галсановна и ее старшие сыновья Доржи и Галсан - мой отец, который 10-летним ребенком за три минуты разделывал баранов, чтобы совхоз мог вовремя отправлять мясо на фронт».

«Мой дядя похоронен в Белоруссии»

«Мой дядя Цымжит Сампилов ушел на войну из села Урдо-Ага Агинского аймака Читинской области в июне 1941 года. После долгих поисков мои родители с трудом восстановили его доброе имя в числе погибших воинов на фронте. Он был в числе пропавших без вести, но благодаря усилиям пионеров маленькой деревушки из Белоруссии была найдена его солдатская могила. Он погиб геройски в 1943 году после кровопролитной битвы на белорусской земле…

Мой отец долго добивался, чтобы имя дяди было включено в список павших воинов на обелиске Славы в селе Цокто-Хангил Агинского района. Но бюрократическая машина тормозила из-за того, что он был призван в армию именно из села Урдо-Ага. Через много лет документы нашлись в архивах и честное имя моего дяди вписали золотыми буквами на обелиске Славы села Урдо-Ага.

Дядя не был родом оттуда, а был женат на девушке из этого улуса. Возможно, молодая семья только обосновалась там, и война помешала им. Может, они не успели зарегистрироваться, потому что никто не знает имени той молодой женщины, которая тогда носила под сердцем ребенка моего дяди. Так и оборвалась нить. Жаль, что не могу найти их. Но мечтаю поехать в Белоруссию и увезти землю родной Аги на могилу моего дяди, доблестного воина, защитника Родины, который погиб за мирную жизнь сегодняшнего дня».

«Мой дед форсировал Днепр»

«Мой дедушка, Николай Никитович Мазуренко, родился в 1910 году на Украине. В 1939 году был призван в рабоче-крестьянскую Красную армию из села Гизовщина Житомирской области Украины. Участвовал в боях в Финскую войну в 1939-1940 годах. Великую Отечественную войну встретил на западной границе Советского Союза. После окончания краткосрочных офицерских курсов воевал на разных фронтах на западном направлении, сначала обороняясь и отступая, а затем и наступал в составе Западного фронта. Принимал участие в форсировании Днепра. Имеет боевые ордена и медали. В 1946 году был направлен в Дальневосточный военный округ в город Советская Гавань, где продолжил службу в долж- ности заместителя начальника лагеря для японских военно-пленных. Демобилизовался в 1949 году. Воспитал четырых дочерей и внуков. Умер в 1978 году».


Теги: ИД «Буряад Yнэн» бессмертный полк



17:17

​«Буряад сэдьхэлтэй хүм» 

17:15

​Глава Бурятии провел рабочую встречу с руководством крупнейшей индийской сети госпиталей «Меданта» в Дели  

17:02

​В 2020 году на исполнение наказов избирателей депутатам Улан-Удэнского горсовета потратят 120 миллионов рублей 

16:58

​«Хилэгүй юртэмсэ» 

16:57

В Улан-Удэ депутаты горсовета обсудили прохождение отопительного сезона 

16:52

​Мэр Улан-Удэ проверил ремонтные работы на водоводах насосной станции «Юго-Западная» 

16:32

Һармагшанһаа һайхан лэ һаа... 

16:15

​Театр «Байкал» представил Блеск Азии  

16:11

​Угайнгаа баялиг удхалан…  

15:48

Хорото агаар 

15:16

Сядем все!: в Бурятии депутаты и общественники не поддержали документ о семейном насилии 

14:08

Школьникам Бурятии рассказали о героизме блокадного Ленинграда 

13:52

Видимая угроза: в Бурятии создадут межведомственную комиссию по экологии 

13:37

Центр древлеправославия: каждый пятый в Бурятии – потомок старообрядцев 

12:41

​Алексей Цыденов провёл двухчасовой прямой эфир с жителями Бурятии 

11:54

Новоселенгинский музей декабристов принял участие в акции «Блокадный хлеб»  

11:29

В Улан-Удэ открылась выставка Зинаиды Барковой  

11:01

​Ородой Холбоото Уласай Юрэнхылэгшын Алас Дурнын тойрогто бүрин эрхэтэ түлөөлэгшөөр Юрий Трутнев үлэбэ 

10:56

​Вертолеты производства Улан-Удэнского и Казанского авиазаводов эвакуировали 4120 пациентов за два с половиной года 

09:04

​Группа компаний «Новотранс» пополнила бюджет Бурятии на 1,6 млрд рублей 

08:45

Зурхай на 24 января, 30 лунный день 

08:30

Без осадков погода, днём до -25 ожидается в Бурятии сегодня, 24 января 

Наши издания