Главная / Новости /Общество / Как бурятский журналист немецкого шпиона поймал

Как бурятский журналист немецкого шпиона поймал

13-12-2016

В этом году Издательский дом «Буряад унэн» - пятикратный юбиляр: в мае прошла 70-я легкоатлетическая эстафета на призы ИД, нынче отметят 95-летие ордена Трудового Красного Знамени газеты «Буряад унэн»25-летие га­зеты «Бурятия» , 15-летие ИД «Буря­ад унэн», в 20-й раз пройдет конкурс «Лучшие люди Бурятии».

Листаю подшивки газет почти сто­летней давности и словно прикасаюсь к прошлому, когда полыхало пламя Гражданской войны. Времена были су­ровые, боевые, но, как вспоминал дваж­ды Герой Советского Союза Константин Рокоссовский, громивший в Бурятии войска барона Унгерна, «время было хорошее». Действительно, время было тогда трудное, но светлое: в пламени по­жарищ сгорало все наносное. Строился новый мир, зарождались ростки всего нового, передового.

Первым делом – революционная газета

После освобождения Верхнеудинска от белогвардейцев и интервентов (2 марта 1920 года) и создания «буферно­го» государства - Дальне-Восточной Ре­спублики (ДВР) сначала появились первые красноармейские газеты. Осенью 1920 года выдающийся чешский писа­тель и по совместительству комиссар Красной Армии Ярослав Гашек редак­тировал первое в мире периодическое издание на бурятском языке «Ур» («Рас­свет») - предтечу первой бурятской массовой газеты.

12 октября 1921 года созвали первое национальное собрание Бурят-Мон­гольской автономной области (входила в состав ДВР). На нем приняли закон «Об автономном управлении Бурят-Монгольской области», который определял первоочередные задачи, среди них – создание революционной газеты на бу­рятском языке. Этот же вопрос горячо обсуждался 1 декабря того же года на за­седании президиума областного управ­ления Бурят-Монгольской автономной областью ДВР под председательством Матвея Амагаева: приняли решение «о создании газеты «Шэнэ байдал» («Но­вая жизнь») периодичностью один раз в две недели на монгольском языке».

Первый номер политической газеты на бурятском языке, орган Бурят-Мон­гольского автономного управления «Шэнэ байдал» вышел 21 декабря 1921 года в столице ДВР Чите. Примечатель­но, что один номер первой массовой газеты на бурятском языке стоил «25 копеек серебром». У истоков создания «Шэнэ байдал» стоял видный обще­ственно-политический деятель, один из основателей Бурят-Монгольской респу­блики Матвей Амагаев. В создании газе­ты участвовали и представители бурят­ской интеллигенции – Гомбо Ринчинэ, Цыренжап Сампилов, Кузьма Ильин.

Газета выходила на вертикальном бурят-монгольском шрифте. В одном из ее первых номеров было отмечено, что орган Бурмонавтуправления выходит два раза в месяц. Хотя «Шэнэ байдал» выходила нерегулярно, она широко ос­вещала жизнь бурятского населения. Основным жанром газеты стала инфор­мация – короткие, но доступные для малограмотных скотоводов заметки. С 1 мая 1922 года она стала ежедневной, ее тираж составлял 1000 экземпляров. С 15 января 1922 года «Шэнэ байдал» ста­ла органом революционного комитета Бурятской автономной области.

В 1921 году какое-то время номера подписывал известный монголист Ин­нокентий Малков, а в 1922 году редак­тором стал Гомбо Ринчинэ, сотрудник Центрального управления Бурят-Монгольской автономной области.

Накануне образования автономной республики на ее территории выходили три самостоятельные газеты, в том чис­ле «Шэнэ байдал» - предшественница первой республиканской газеты на бурятском языке.

Поистине массовое развитие респу­бликанская печать и журналистика по­лучила весной 1923 года: 30 мая Пре­зидиум ВЦИК постановил объединить в одну автономную Бурят-Монгольскую Социалистическую Советскую респу­блику две автономные области бурят-монголов (входили в состав РСФСР и ДВР). В конце августа того же года после выхода последнего 46-го номера «Шэнэ байдал» ее типографию и редакцию перевели в столицу БМАССР Верхнеу­динск.

С 10 октября 1923 года она пере­именована в «Буряад-монголой унэн» («Buriaad-MongoliinYnen»), и стала выхо­дить тиражом 600 экземпляров. Первым редактором первой общенациональной государственной газеты на бурятском языке стал председатель ЦИК Бурят-Монгольской республики Матвей Ама­гаев. Сначала газета (до 1931 года) из­давалась на старомонгольском, затем (с 1931 по 1938 год) – на основе латин­ского шрифта, потом (1939 года) - на ки­риллице.

С первых же номеров в то время единственная партийная газета на язы­ке коренного населения развернула серьезную пропаганду новой экономи­ческой политики. «Буряад-Монголой унэн» по причине того, что в республике еще не было собственного националь­ного пролетариата, развивалась как массовая крестьянская газета. В газете «Бурят-Монгольская правда» от 19 сентября 1926 года автор под псевдонимом Доржи писал: «В самых медвежьих угол­ках можно наблюдать живой интерес к печатному слову». К тому времен число информаторов (селькоров) достигло 160 человек. В том же году одной из про­блем газеты называлась подписка: под­писчиков набралось не более 800, «не было выездов в села по подписке». На первых порах она выходила с периодич­ностью четыре раза в месяц в виде бро­шюры на 15-30 страницах. Доставлялась в основном в школы и избы-читальни. С 1 мая 1925 года газета стала выходить обычным газетным форматом на четы­рех полосах. Тогда же прекратили бес­платную рассылку, и началась массовая подписка. Со второй половины того же года в виде приложения начали изда­вать ежемесячную детскую газету «Ле­нинэй ашанар» («Внучата Ленина»).

Переломным в развитии националь­ной печати молодой республики стал 1926 год: значительно увеличилось число селькоров, повысился тираж (до 4700 экземпляров). 20 апреля 1927 года состоялось первое совещание рабсель­коровского движения в республике. К тому времени актив газеты состоял из 18 селькоров. К концу тридцатых годов XX века статус газеты «Буряад-Монго­лой унэн» был поднят до республикан­ского уровня.

По сфабрикованным обвинениям

Но, несмотря на успехи, достигну­тые к началу 40-х годов XX столетия, 30-е годы прошлого века стали самым тревожным и трагическим периодом в истории национальной печати. В конце 30-х годов в условиях тоталитарного режима лучшие журналистские кадры – унэновцы - подверглись репрессиям. Некоторых из них, в том числе четверых бывших редакторов, по сфабрикован­ным обвинениям расстреляли, кто-то сгинул в гулаговских застенках и лаге­рях. В сентябре 37-го арестовали Мат­вея Амагаева. В феврале 1940 года его приговорили к 8 годам лишения свобо­ды. Наказание отбывал в 39-м лагерном пункте Севжелдорлага (Коми АССР). Скончался в лагере в 1944 году. Аресто­вали заведующих отделами и Даши-Дондока Доржина. Бывший редактором в 1935 и 1937 годах Базар Ванчиков был огульно обвинен в том, что он якобы проводил шпионско-диверсионную ра­боту, и приговорен к 10 годам лишения свободы. Он так и не вернулся из колымских лагерей. Точно по такой же схеме как «врагов народа» арестовали, осуди­ли и расстреляли бывших редакторов - Санжа (Санжаб) Ширабона и Доржи Ардина. Осенью 37-го «черный воро­нок» приехал за бывшим редактором бурятской национальной газеты Ирол­то Дампилоном, которого обвинили в контрреволюционной деятельности и в шпионаже в пользу Японии. Дампилона расстреляли в июне 38-го, так же, как и бывшего редактора газеты Цыденжапа Дондубона (Ц. Дон). В смутные 30-е годы (с декабря 1937 по май 1941 года) редактором газеты был Раднажаб Бим­баев. Тогда репрессий избежали лишь несколько журналистов, поэтому ему пришлось принимать на работу неопыт­ную молодежь. Трудились буквально под страхом смерти и под бдительным оком цензуры: нельзя было использо­вать так называемые монголизмы.

Важнейшая веха в истории газеты «Буряад унэн» - годы Великой Отече­ственной войны. После начала войны в Красную Армию были призваны ве­дущие журналисты республики, в том числе газеты «Буряад-Монголой унэн» – Циден Цибудеев, Раднажап Бимбаев, Га­лан Данзанов, Намдык Цыбенов, Цырен Очиров, Буянто Санжиев.

Журналист обнаружил немецкого шпиона

По решению бюро обкома партии от 16 июня 1941 года при редакции «Унэн» создали группу переводчиков из числа наиболее квалифицированных кадров. Это решение позволило обеспечить ка­чественный уровень и оперативность перевода правительственных директив, сводок Совинформбюро. Естественно, в годы войны сократился тираж газеты и уменьшился формат. Так, тираж «Унэн» сократился до 6 тысяч экземпляров. Главными задачами газеты стали мо­билизация и организация трудящихся на борьбу с фашизмом. Она разъясняла характер и цели войны, информировала население о положении дел на фронте. На ее страницах публиковались письма бойцов. Отправляемые на передовую номера «Унэн» пользовались спросом у воинов-бурят.

Один из самых отважных унэновцев – Намдык Цыбенов. После Победы на его гимнастерке сияли орден Ленина и три (!) медали «За отвагу». В 1942 году хра­брый воин, сменивший перо и карандаш на пулемет, написал письмо коллегам по редакции. В нем он заверял друзей, что не посрамит звание гвардейца. За один из подвигов в сентябре 43-го, когда он пулеметным огнем отсек группу вра­жеских пехотинцев и, истекая кровью, уничтожил до ста гитлеровцев, Цыбено­ва представили к званию Героя Совет­ского Союза. Но вместо высшей степени отличия СССР он получил орден Ленина. Было бы справедливо, если в ближай­шее время на стене Дома печати уста­новили мемориальную доску памяти героя-журналиста.

Журналист и переводчик га­зеты «Буряад унэн» Намдык Цыбе­нов представлялся к званию Героя Советского Союза

Фото предоставлено Анной ДАНИЛОВОЙ

Бесстрашно воевал и коллега Намдыка Цыбенова по журна­листскому цеху Галан Данзанов, вернув­шийся с войны с достаточно редкой для Бурятии наградой – орденом Алексан­дра Невского. Храбро сражался на фрон­тах войны 18 лет работавший редакто­ром «Буряад унэн» Циден Цибудеев. Его наградили орденом Красной Звезды за то, что он «добыл языка». Образцом подлинного военного журналиста назвали сотрудника газеты «Боевая красноар­мейская» 78-й гвардейской стрелковой дивизии Цырена Очирова в наградном листе на медаль «За отвагу». А боевым орденом Отечественной войны II сте­пени гвардии капитана, замредактора фронтовой газеты Очирова наградили, в том числе за то, что он в августе 1944 года в местечке Фольварк (Польша) на одном из «чердаков обнаружил крупно­го шпиона». В период войны Раднажап Бимбаев по окончании высших курсов Главного политуправления РККА слу­жил в политуправлении 17-й армии.

До войны Цырендоржи Дамдинжа­пов трудился заведующим отделом га­зеты, а после Победы – ее редактором. Пока не выяснено, какой подвиг он со­вершил в годы войны (награжден монгольским орденом «Полярная Звезда»). Известно, что он был в спецкоманди­ровке в Монголии, где выполнял ответ­ственное задание по обеспечению без­опасности степной страны.

В послевоенное время и в период 50-х - 80-х годов прошлого века госу­дарственная газета на бурятском языке с честью справилась с ролью пропаган­диста, агитатора, политинформатора. На ее страницах важное место занимают материалы по пропаганде передово­го опыта в промышленности, сельском хозяйстве, статьи на патриотическую тему. В 1954 году газета выходила 6 раз в неделю. В начале того же года каждый третий житель Бурятии выписывал ре­спубликанскую газету.

Продолжение в следующем номере

На главном фото: Матвей Амагаев (в центре) – первый редактор газет «Шэнэ бай­дал» и «Буряад-монголой унэн» (фото предоставлено краеведческим музеем Усть-Ордынского Бурятского округа)

Баясхалан ДАБАИН


Наши издания