Блоги 10 сен 2020 455

Пятнадцатым участником съезда Коммунистической партии Китая оказался выходец из Баргузина

В следующем году будут отмечать столетие Коммунистической партии Китая (КПК), одной из самых влиятельных политических организаций нашего времени. Летом 1921 года в Шанхае состоялся первый, учредительный, съезд КПК, в котором принимали участие пятнадцать человек. Имена четырнадцати из них давно известны

В следующем году будут отмечать столетие Коммунистической партии Китая (КПК), одной из самых влиятельных политических организаций нашего времени. Летом 1921 года в Шанхае состоялся первый, учредительный, съезд КПК, в котором принимали участие пятнадцать человек. Имена четырнадцати из них давно известны.

Личность пятнадцатого участника исторического события долгое время оставалась загадкой. Было только известно, что это представитель Коминтерна, прибывший из России, под фамилией «Никольский». Другой представитель Коминтерна хорошо известен – это голландский коммунист С.Маринг, который, по воспоминаниям некоторых участников съезда был помощником «Никольского». Фотография Маринга давно занимает почетное место рядом с портретами тринадцати китайских делегатов в мемориальном доме-музее Первого съезда КПК в Шанхае. Портрет же «Никольского» появился в мемориале недавно.

Из поля зрения китайских коммунистов «Никольский» исчез вскоре после съезда. В 1957 году один из делегатов первого съезда КПК Бао Хуйсэн опубликовал свои, ставшие очень известными, мемуары «До и после основания Коммунистической партии Китая», где писал: «В июне 1921 года в Китай приехал Маринг,  представитель Коммунистического Интернационала, вместе с Никольским, представителем Красного Интернационала профсоюзов».

Китайские историки десятки лет занимались поисками ведений о загадочном пятнадцатом участнике исторического события, но все усилия были напрасными. И вот в годы перестройки, когда советско-китайские отношения значительно потеплели, через дипломатические каналы Китай обратился к генеральному секретарю Михаилу Горбачеву с просьбой прояснить судьбу «Никольского».

По воспоминаниям известного российского историка, доктора исторических наук А.Н. Картуновой в 1987 году она получила из международного отдела ЦК КПСС задание разыскать в архивах сведения о «Никольском».

В результате поисков А. Картунова вместе с научным сотрудником Центрального партархива ИМЛ Р. Парадизовой пришли к выводу, что «Никольский» - это Нейман Владимир Абрамович (он же Берг Виктор Александрович), родившийся в 1898 году в бедной многодетной семье в селе Читкан Баргузинского уезда Забайкальской области.

Владимир Нейман закончил три класса Читинского коммерческого училища. В 1916 году мобилизован в армию, в 1917 вернулся в Читу, затем уехал во Владивосток, работал в частных фирмах. Скрываясь от мобилизации в белую армию, пытался бежать в Китай, но на границе был схвачен и мобилизован в войска атамана Г. Семенова. В конце 1919 года поднял восстание в караульной роте на Нерчинском заводе и увел её к партизанам.

Затем служил в разведотделе Народно-революционной армии Дальневосточной республики, в разведотделе штаба 5-й Армии РККА, в контрразведке ГПУ РСФСР на Дальнем Востоке. В 1921 году стал сотрудником Коминтерна, вступил в РКП(б).

В начале лета 1921 года В.Нейман под фамилией Никольский выехал в Китай как представитель Профинтерна от Дальневосточного секретариата Коминтернадля участия в подготовке и проведениипервого съезда китайских коммунистов. В начале июля Неймандокладывает в Москву: «Надеюсь, что конференция, которую мы собираем в конце июля, принесет большую пользу нашей работе. Небольшие группы товарищей будут сплочены. После этого можно будет начать централизованную работу». Он также привез денежные средства для некоторых советских сотрудников, работавших в Китае.

Съезд проходил в Шанхае с 23 июля по 5 августа 1921 года. На нем Нейман-Никольский выступил перед делегатами, рассказал о положении в Советской России и информировал китайских делегатов об учреждении в Иркутске Дальневосточного Секретариата Исполнительного комитета Коммунистического интернационала (ИККИ), который отвечал за проведение работы в Японии, Корее и Китае. Так проходило создание компартии Китая, которая вскоре вошла в Коминтерн.

До конца 1921 года В.Нейман работает в Шанхае, затем выехал в Маньчжурию…

Профессор А.Картунова пыталась найти в архивах фотографию Владимира Неймана, но в 1980-х поиски были безуспешными. 

Лишь спустя два десятка лет в шанхайском доме-музее первого съезда КПК произошло следующее событие (дальше перевод из китайского источника):

«29 июня 2007 года гость из России, профессор истории Дальневосточного государственного университета Алексей Буяков попросил встречи с руководителем мемориала на месте проведения съезда, сказав, что у него на руках фотография Никольского.

Выяснилось, что его, как и профессора Картунову, привлекала уникальная загадка личности Никольского: он усиленно пытался найти разгадку и обратился в архивы нескольких регионов, где работал Никольский. Ответы приходили, что ничего не найдено. До тех пор, пока соответствующие российские власти не предложили ему, основываясь на некоторых фактахиз жизни Никольского-Неймана, что он мог бы обратиться в Омский государственный архив. Через два месяца после написаниязапроса он, наконец, получил ответное письмо, которое очень обрадовало его. На компакт-диске были две фотографии: одна - обложка личного дела Никольского-Неймана, а другая - с его резюме…. Его настоящее имя и псевдоним четко записаны, а в его автобиографии также указано, что он работал в Шанхае.

Хорошие вещи приходят парами, монгольские ученые добавляют убедительные доказательства.

Еще в 2001 году руководитель Монгольской народной партии посетил место проведения съезда в Шанхае и увидел, что фотография Никольского-Неймана отсутствует. Вернувшись из Китая, он спросил известного монгольского ученого Чулун Дашидава, изучавшего историю Коминтерна, может ли он найти фотографию Никольского-Неймана?

12 сентября 2007 года Ч. Дашидава привез в Китай две фотографии. Одна точно такая же, как фотография Неймана в 1930-х годов, предоставленная Алексеем Буяковым, а другая - 1920-х годов, когда он участвовал в съезде КПК».

Так в начале осени 2007 года портрет Владимира Неймана занял свое место в ряду портретов участников исторического съезда.

В книге «Энциклопедия военной разведки. 1918-1945 гг.» (Алексеев М.А., Колпакиди А.И., Кочик В.Я.. М., 2012) подробно описано, что после работы в Шанхае Владимир Нейман «руководил разведкой в Хайларе, Китай. Резидент ИНО ПП ОГПУ по ДВО в Японии (1925-1926), уполномоченный по шпионажу КРО ПП ОГПУ по Дальневосточному краю (ДВК), КРО Читинского окружного отдела ОГПУ (1926-1927), сотрудник Владивостокского оперативного сектора ОГПУ (1927-1930), в период конфликта на КВЖД руководил разведывательно-диверсионной работой с базы на станции Гродеково. Начальник отделения КРО ПП ОГПУ по ДВК (1930-1932), в 1930 был в командировке в Сахаляне, Китай, под псевдонимом Василий, участник известной оперативной разработки «Маки-Мираж», направленной против Японии.

Начальник отделения ИНО ПП ОГПУ по ДВК (ноябрь 1932 - август 1933), в зарубежной командировке в Шанхае, Китай (сентябрь 1933 - сентябрь 1935), работал в ИНО ГУГБ НКВД СССР в Москве, оперуполномоченный (1935-1937), вновь на закордонной работе, теперь уже в Турции (1937-1938), отозван в Москву».

«В аттестациях того времени постоянно отмечались его разносторонний опыт закордонной работы, активность и находчивость в практических делах, решительность и быстрая реакция на неординарные ситуации. И вывод: Нейман, безусловно, работник высокой квалификации. Был награждён знаком «Почетный чекист», тремя наградными пистолетами. Вместе с тем, напряжённая работа привела к появлению ряда заболеваний, таких как острая форма суставного ревматизма, малокровие, неврастения и других».

По одним источникам он был, как участник правотроцкистской организации и японский шпион, осужден и расстрелян в 1938 году в Хабаровске. По другим – погиб в 1943 в заключении. В 1956 году полностью реабилитирован.

К сожалению, почти ничего неизвестно о его семье. Есть только общие сведения о еврейской общине в баргузинском Читкане. Она сформировалась в середине 19 века из высланных из западных губерний России евреев. В первых группах ссыльных было несколько родственных семей из местечка Друя, поэтому небольшое поселение евреев читканцы называли «Друйская Застава». Здесь сложилась своеобразная еврейская сельскохозяйственная коммуна, наподобие известных кибуцей.

Автор: Батожаб Раднаев

Фото: Фото из архива автора