Блоги 17 сен 2020 284

​«Бродяга к Байкалу подходит…»

© фото: фото из открытых источников

Часто считают, что в царское время население Восточной Сибири было большей частью лояльно к беглым каторжникам - укрывали, подкармливали... Вспоминают песню "По диким степям Забайкалья". Недавно даже памятник установили на берегу Байкала бродяге, бежавшему из тюрьмы.

Но по статистике подавляющее ссылаемых в Сибирь даже в конце 19 века были уголовниками, лишь около одного процента политическими. «По данным Главного тюремного управления, на 1 января 1898 в Сибири насчитывалось 309 265 ссыльных всех категорий (ссыльнокаторжных — 10 688 человек (3,4%), ссыльнопоселенцев — 100 595 (32,8%), сосланных на водворение — 39 683(12,8%), сосланных на житье - 9 881 (3,2%), административно-ссыльных — 148 418 (48,9%), из них «политических» — 1 325 человек (около 0,4%)».

Выходит, что забайкальцы массово симпатизировали уголовникам? Некоторые даже находят в таком прошлом корни современного АУЕ. Если же обратиться к документальным материалам того времени, вырисовывается несколько иная картина.

Народоволец Николай Тютчев, сосланный в Баргузин, бежит оттуда в 1881 году вместе с ещё несколькими товарищами. После месяца блужданий по тайге их выследили тунгусские охотники-следопыты и окружили мобилизованные полицией русские крестьяне и буряты. И первой мыслью беглецов было, как писал потом Тютчев: "...сибиряки обычно безжалостно избивают пойманных беглецов. Этого следовало избежать любой ценой..."

Другой документ тех лет: "В прежние годы счастливый проход через братскую степь (кочевья хоринских инородцев) от шакшинского селения до верхнеудинского был геркулесовым подвигом для беглого. Он шел только ночью, тщательно обходя улусы, т.е. селения бурят, а днем таился в лесах и оврагах, вдали от жилья, не смея обнаруживать свое существование. Иначе его ожидала меткая пуля бурята. ...между русскими бывали лица, специально охотившиеся за беглыми." ("Иркутские губ. вед.", 1877 г.).

В послереволюционные годы, когда доминировала критика дореволюционных времен, очевидно, произошла некоторая романтизация «пострадавших от царского режима» вне зависимости от вида правонарушения.

Автор: Батожаб Раднаев

Фото: фото из открытых источников