Блоги 17 сен 2020 677

​Старообрядцы, хунхузы, тигры

© фото: архив

О том, как в годы гражданской войны и во время коллективизации многие жители Забайкалья эмигрировали в китайские приграничные провинции хорошо известно. Это забайкальские казаки в Трехречье, на правом берегу Аргуни, и буряты в Шэнэхэне. И почти ничего неизвестно в этом плане о такой крупной этноконфессиональной группе как старообрядцы-семейские.

 В Амурской области есть села Тарбагатай, Бичура, Заган... Эти и другие поселения основали в 1860-1870-е годы забайкальские семейские.

С установлением российско-китайской границы по Амуру, началось заселение края россиянами. Семейские из Куналея, Новой Бряни, Бичуры, Никольского, Тарбагатая, стесненные в Забайкалье нехваткой земель, переселялись большими группами. К примеру, переселенцы из Десятниково (Тарбагатайский район) основали село Андреевка (сейчас Белогорский район Амурской области).

На новых местах семейские занимались не только земледелием, но и имели хорошие доходы с извоза на прииски, золотодобычи, охотничьего промысла. «Охотничий промысел давал староверам крупные заработки: …охотятся на изюбря, молодые рога которого покупаются китайцами за огромные деньги. …в отличие от западно-сибирского охотника с его первобытной кремневкой, амурский старовер вооружен в худшем случае берданкой, а нередко – дорогим винчестером…», - писал А.Кауфман в книге «Переселение и колонизация» (1905).

В начале 1930-х годов, в период коллективизации, около сорока семей старообрядцев бежали через Амур в Маньчжурию. Ученые из Благовещенска отмечают, что «в сложившихся обстоятельствах основная семантическая доминанта о бегстве семейских в Китай под угрозой репрессий – тайна: «исход семейских в Китай был тайным», «шли тайными тропами», «Тайно шли в Китай. Собирались недолго. Все оставляли на месте: и избы, и хозяйство. Тайно готовили провиант, тайно сговаривались».

В Маньчжурии беглецы основали село Романовка. Японские власти выделили им около 100 кв. км пашни, лугов и лесов. Главной проблемой для них были сначала китайские хунхузы. У писателя Н.Гомбоева в книге «Охотники Маньчжурии» (1965) описано как с помощью японского офицера мужчины Романовки, которые все были хорошими охотниками, уничтожили банду хунхузов, которая значительно превосходила их по численности. С тех пор хунхузы не рисковали приближаться к Романовке.

Японцы изучали их опыт хозяйствования, планируя переселять в Маньчжурию своих колонистов. По данным японских исследователей в Романовке проживало более двухсот человек, в среднем на каждый двор приходилось по три лошади и две коровы. По сравнению с трехреченскими казаками, многие из которых обосновались в Китае еще в годы гражданской войны и некоторые из них владели тысячными стадами, романовские старообрядцы выглядят беднее, но и они нашли свою экономическую нишу, занимаясь кроме земледелия, оригинальным прибыльным делом:

«Романовка уже к концу 1930-х процветала. Люди были прилежны и много работали. Больше всего они зарабатывали охотой на амурских тигров, которых можно было дорого продать в зоопарки разных стран мира. Выручка от продажи делилась на все дворы деревни. Только в одном 1939 году этот бизнес принёс старообрядцам 30 тысяч долларов (около 500 тысяч долларов в современном пересчёте) – на 40 дворов».

В 1945 году многие мужчины Романовки, как и в Трехречье и Шэнэхэне, были арестованы и отправлены в ГУЛАГ. Оставшиеся женщины, дети и подростки при помощи Всемирного Совета церквей и Красного Креста выехали в Гонконг, а оттуда в Австралию и Бразилию.

Коллекция фотографий жителей Романовки были сделаны биохимиком Ямадзоэ Сабуро, который на рубеже 1930-1940 гг. изучал пищевой рацион староверов, опыт успешного выживания старообрядцев в новых для них условиях. Этот фотоархив хранится в Приморском государственном музее имени В.К.Арсеньева.

 

Автор: Батожаб Раднаев

Фото: архив