Блоги 7 окт 2020 676

​Тенденции недели: Политик поневоле

© фото: Болот Ширибазаров

Этой осенью Бато Семенов отпраздновал свой 60-летний юбилей. Его считают одним из немногих в Бурятии, кто прошел все этапы хозяйственного и государственного управления. В истории нашей республики он мог стать достойным преемником Андрея Модогоева и Владимира Саганова. Но судьба в итоге уготовила ему роль влиятельного политика, который не боится плыть против течения.

- Скажите, кем вы сами считаете себя сегодня, управленцем, или политиком?

- Политиком я стал поневоле. А в душе я всегда был и буду хозяйственником - управленцем. В общем-то, не так уж важно как тебя называют. Любые политические вопросы я решал исходя из хозяйственных интересов республики, а любые хозяйственные вопросы – неотъемлемая часть политики. 

 - Какой период в своей трудовой биографии вы вспоминаете особенно часто?   

- Любой период вспоминается с теплотой, за свой трудовой путь мне не стыдно! Но особым этапом в моей жизни стали годы работы директором совхоза «Михайловский» в Закаменском районе. Мой отец был председателем колхоза «Знамя Ленина» в Мухоршибирском районе, вывел это хозяйство в миллионеры, и назначение на должность директора совхоза я тогда расценивал, как возможность продолжить дело отца. Замечу, было мне тогда всего 26 лет, и михайловцы, в основном потомственные казаки, поначалу приняли меня с опаской. 

Однако вскоре общими усилиями мы сделали то, чего мало кто от нас ожидал: увеличили урожайность посевных площадей и продуктивность скота, изменили подходы к работе и люди начали зарабатывать больше денег, как результат сегодня пенсии михайловцев выше, чем у жителей соседних сел. Мы построили трехэтажную школу в кирпичном исполнении на 624 ученика и железобетонный мост через Джиду длиной 150 метров. Мосты тогда строились по жестким правилам, на другом берегу как минимум должен был быть другой населенный пункт. В Бурятии мы стали, наверное, первым исключением в этом плане.

- Вопрос об итогах вашей работы в Госдуме. Более тридцати объектов Бурятии благодаря вам вошли в федеральные адресные инвестиционные программы. Это дом инвалидов-колясочников, капитальный ремонт Бурятского театра драмы и строительство нового здания Русской драмы, спорткомплекс БГСХА, спорткомплекс в поселке Аршан Тункинского района, Улюнханская средняя школа в Курумканском районе и так далее. Скажите, что нужно для того, чтобы быть действительно эффективным депутатом?

- Помню, будучи председателем райисполкома Закаменского района, в 1990-м году я столкнулся с проблемой строительства школ, детских садов и дорог. Решение этих весьма давних для района проблем требовало особого подхода, и я предложил выдвинуть в депутаты Верховного Совета Бурятской АССР от нижнего куста Закамны Доржо Шагжеевича Шагдарова, директора ПМК «Агропромстрой», а по Закаменску Ивана Степановича Гринчишина, начальника Бурятского государственного проектно-ремонтно-строительного предприятия автомобильных дорог. Благодаря Ивану Степановичу мы построили нескольку важных для района дорожных участков. Доржо Шагжеевич несмотря на то, что закаменцы так и не выразили ему свое доверие, построил школу в селе Эхэ Цакир. Причем построили ту школу вне плана, за один год, поскольку дети этого села были вынуждены ездить на учебу в соседний Цакир.

Будучи депутатом Госдумы, приемы граждан я вел в здании нынешней филармонии. Однажды ко мне на прием приехала Эржена Будаева, и рассказала о проекте специализированного жилого дома для инвалидов-колясочников, аналогов которому не было во всей России. Сам дом уже начинали строить, но затем проект замер, и ни в одной строке бюджета не числился. Мы выехали с Эрженой Хишиктуевной в Москву, провели множество встреч в Минэкономики, затем нас поддержал Евгений Максимович Примаков. Так сообща мы и добились включения проекта в федеральную адресную инвестиционную программу.

Депутатом Госдумы я стал, имея за плечами опыт работы директором совхоза, председателем райисполкома и главой района, председателем бюджетного комитета Народного Хурала и министром сельского хозяйства и продовольствия Бурятии. Профессиональный опыт позволял мне увидеть реальный проект и найти аргументы, чтобы включить  его в федеральную адресную инвестиционную программу. 

- Как близко вы были знакомы с Примаковым?

- Мы познакомились с ним на первом заседании фракции «Отечество – вся Россия», от которой я выдвигался в Госдуму III созыва. Мы тогда начали делиться на рабочие группы. Меня, как экономиста с опытом работы руководителем бюджетного комитета Народного Хурала включили в состав бюджетного комитета Государственной Думы. Выдвинул меня от нашей фракции Евгений Максимович. Затем он поддержал мою идею провести выездное заседание фракции «Отечество – вся Россия» в Улан-Удэ. До того, кстати, политические фракции не выезжали в регионы.

Хочу заметить, что Государственная дума III созыва  отличалась высочайшим уровнем общей компетентности. В ее составе были три бывших премьер-министра России, Сергей Кириенко, Евгений Примаков и Сергей Степашин, и внушительный список персон, которых знала и любила вся страна. Именно эта дума утвердила три важнейших федеральных обязательства перед гражданами, детские пособия всех видов, пособия и выплаты всех видов для ветеранов и, выплаты всех видов для инвалидов.

- Не могу обойти стороной тему вашего выдвижения в президенты Бурятии. Не проще ли было дождаться, пока Леонид Потапов не уйдет сам?  

- В президенты Бурятии я выдвигался по просьбам своих единомышленников и по рекомендации коллег депутатов Госдумы, с одобрения администрации Президента России. Была инициирована аудиторская проверка деятельности Леонида Потапова. Но затем федеральный центр неожиданно пересмотрел свои приоритеты в Бурятии, аудиторскую проверку отменили, а мне предложили снять свою кандидатуру. Решающую роль тогда сыграли меркантильные интересы одной из групп влияния.

«Правила игры» в той ситуации требовали, чтобы я сошел с предвыборной гонки с последующими бонусами в виде мандата депутата Госдумы или сенаторства в Совете Федерации. Но как бы я смотрел в глаза всем тем людям, которые верили в меня? С первых дней предвыборной кампании в мой штаб стали приходить жители Бурятии, они были готовы работать бесплатно. И таких людей было очень много.

Мы верили, что можем остановить тот процесс, который был запущен командой Потапова. Эта команда, будучи непобедимой в плане кабинетных интриг прервала преемственность бурятской управленческой школы. Именно при Потапове наша власть стала медлительной, нерешительной в отношениях с федеральным центром, нетерпимой к инициативности и поиску новых решений. Последствия того периода налицо: сельское хозяйство Бурятии в плачевном состоянии, люди массово выезжают с деревень, угасает бурятский язык, перечислять можно долго.

- А что значит быть решительным в отношениях с федеральным центром?

- Это значит доносить до федерального центра надежды и чаянья нашей республики. Россия огромная и многонациональная страна. И если мы не будем говорить аргументированно о наших проблемах, нас никто не услышит. По этой причине в 2015 году группа депутатов Народного Хурала Бурятии инициировала отставку действующего тогда спикера и «зарубила»  программу социально-экономического развития республики, что повлекло за собой смену Главы Бурятии Вячеслава Наговицына.

Вячеслав Владимирович, кстати говоря, очень хороший человек, незлопамятный и всегда открытый для диалога. Но по опыту работы это исполнитель, привыкший видеть перед собой конкретную задачу. Его прислали в Бурятию, если говорить очень грубо - представлять интересы федерального центра. Выше этой задачи он, к сожалению, прыгнуть не смог, или не захотел прыгнуть, и его сменил Алексей Цыденов. Алексей Самбуевич уже компромиссная фигура для Бурятии.          

- Чем вы руководствуетесь, или вдохновляетесь в своей деятельности?

- Вдохновляют меня конкретные примеры реальных управленцев. В 1996 году, будучи министром сельского хозяйства и продовольствия Бурятии я побывал в Белгородской области, и своими глазами увидел результаты деятельности Евгения Степановича Савченко, первого и по сей день бессменного губернатора Белгородчины. Меня как агрария тогда интересовал опыт этой области в плане развития сельского хозяйства.

К сведению, на данный момент в двадцатке крупнейших агрохолдингов России шесть компаний представляют именно Белгородскую область. По итогам 2017 года Белгородчина была признана лидером России по производству мяса, на её долю пришлось около 500 тысяч тонн продукции. Для сравнения соседняя Курская область в том же году произвела около 150 тысяч тонн, Бурятия – 15 тысяч. Добавлю, в том же 2017 году Белгородчина произвела около 700 тысяч тонн мяса птицы. В 1996 году Белгородчина только набирала обороты, но уже тогда Евгений Степанович говорил о мультипликативном эффекте в результате кооперации сил аграрного и других комплексов области.

- Вы часто упоминаете о мультипликативном эффекте. Что это за идея? В чем ее суть?

- Рассмотрим один из самых простых примеров. Сегодня частные подворья и фермеры Бурятии сдают молоко по 20 рублей за литр, 18 рублей - закупочная цена, два рубля - субсидия. То есть молоко производить невыгодно. Однако в бюджете республики есть конкретная сумма, ежегодно выделяемая на развитие сельского хозяйства.

Допустим, мы добавляем к закупочной цене молока еще 20 рублей в виде дотаций. Итого закупочная цена за литр молока у нас вырастает до 40 рублей. У меня есть две коровы, например, каждая в среднем способна давать десять литров молока в день. Итого я могу надаивать до 20 литров и получать  выручку 800 рублей в день с двух голов. В месяц это 24 тысячи. По меркам села хорошая зарплата.

Хорошая корова симментальской породы дает два ведра в день в летний период. А если я заведу пять голов? А затем и десять? Я получаю возможность закупать фуражное зерно для подкормки, ГСМ для покоса, нанять строителей, чтобы построить новые коровники и подсобные помещения. У меня как у животновода появляется возможность инвестировать в сопутствующие сферы, например, в переработку молока. Еще одно перспективное направление - производство ценных сортов мяса, телят бычков можно выращивать для получения мраморного мяса. Повторюсь, это один из самых простых примеров мультипликативного эффекта.

Я точно знаю, что подобные принципы успешно применяются во многих странах, где главный ресурс - человек. Благодаря конкретной поддержке жителей сел, мы можем обрести ценный результат, ответную инициативу. Если мы дадим людям возможность встать на ноги, они помогут встать на ноги всей нашей республике.

Автор: Болот ШИРИБАЗАРОВ

Фото: Болот Ширибазаров