Блоги 4 дек 2020 1113

​Тенденции недели: Сайнэр

© фото: Личный архив Эрдэни Жамбалова

В Улан-Удэ начала свою работу студия «Сайнэр», первая в Бурятии организация, которая занимается обучением и подбором профессиональных каскадеров для сферы игрового кино. О том, как развивается студия, к чему стремится, и многом другом нам рассказал Эрдэни Жамбалов, тренер, киноактер, каскадер, и просто очень разносторонний человек, сообщает ИА Буряад Yнэн.

- Первое, что бросается в глаза в вашей биографии, это диапазон деятельности. Вы главный тренер сборной Бурятии по таэквондо, тренер бойцов ММА и К-1, киноактер, каскадер, предприниматель, постоянно участвуете в различных творческих экспериментах. Это образ жизни у вас такой, или вы что-то ищете?

- Вся моя жизнь - это изучение чего-то нового, нужного и просто интересного. Можно и так сказать: «я постоянно развиваюсь, пока мне интересно жить. А чтобы интерес к жизни никогда не пропадал, нужно постоянно развиваться». В характере каждого человека заложено это стремление, к непрерывному развитию, это я вам говорю как профессиональный тренер и педагог. Но не всякий, к сожалению, решается это стремление запустить. Своим примером я стараюсь показывать, и доказывать, что в любом возрасте можно все начать сначала, приступить к познанию чего-то нового, еще неизведанного.  

- Ваши ученики рассказывают, что в вашей жизни был момент, когда вам не хотелось жить. Но затем вы собрались с духом, переломили ситуацию и с тех пор всегда на подъеме. Можете рассказать, что это была за история?

- Эта история случилась, когда я учился в 11 классе. Сам я из Тункинского района, парень с гор (смеется). С детства, соответственно, я был темпераментным, упертым, неуступчивым, всегда стремился быть впереди, чего бы мне это не стоило. В 11 классе я активно готовился к поступлению на спортфак БГУ, наращивал форму, как говорят спортсмены. Вообще в спорте я со 2 класса, занимался вольной борьбой, лыжами, легкой атлетикой, хорошо бегал на длинные дистанции и вдобавок ко всему прочему самостоятельно изучал восточные боевые искусства. До борцовского зала в детстве я добирался из моего села Таблангут до Галбая весной и осенью бегом, зимой на лыжах. Зимой же я часто колол дрова для отработки взрывной силы. И вот в 11 классе, весной, мой организм вдруг дал сбой. Врачи поставили мне неправильный диагноз и целый месяц лечили от другой болезни, что усугубило мое состояние. Врачи потом поняли свою ошибку, извинились, сказали,  можешь оформить группу инвалидности, поможем, чем сможем в этом плане, а о спорте забудь?! О службе в армии тоже. 

В этот момент все мои мечты рухнули, и я не мог остановить слезы. Потом собрался с мыслями и решил ехать в город, чтобы найти врачей, которые мне помогут. В Улан-Удэ поставили точный диагноз, перегрузка организма без подобающей витаминизации. Сейчас я в первую очередь объясняю своим ученикам, что нагрузка должна быть нормированной, если  хотите остаться в спорте надолго.

Потом по решению отца я поступил на бухгалтера-финансиста. Через два года, мне тогда уже было 19 лет, случайно увидел объявление о наборе в секцию тхэквондо. Именно этот вид спорта, что интересно, был моей школьной мечтой, с того момента, когда по телевизору в 1988 году увидел показательные выступления мастеров тхэквондо на открытии олимпийских игр в Сеуле. Я тогда решил: «будь что будет, но все равно пойду!». Уже через полгода тренировок я вошел в сборную Бурятии.  Спустя год на очередной диагностике организма мой лечащий врач, посмотрев все мои анализы, сказала, что я здоров на 100 процентов.

- Со всеми своими учениками вы поддерживаете дружеские отношения.  Со стороны складывается впечатление, что эти ребята ваши хорошие друзья и приятели. Есть мнение, что дружеские отношения с учениками,  как правило, вредят тренерской работе?

- Многие мои коллеги со мной не согласны, говорят,  нужно держать дистанцию между учениками. Тут, я думаю, с какой стороны посмотреть. На тренировке мы тренер и ученики, а вне зала я старший товарищ, с которым можно посоветоваться. А спортсмены высокого уровня это дисциплинированные, знающие свои цели, и далекие от предрассудков люди.

- Расскажите, как вы стали киноактером и каскадером?

- В 2015 году Солбон Лыгденов начал работу над кино памятником «321-сибрская», и начал собирать актеров разных национальностей, для съемок в роликах ко дню Победы. Я пришел на кастинг со своими учениками. Так, после съемок в роликах я получил предложение поработать в проекте. Уже в процессе съемок выяснилось, что нам нужны каскадеры для сложных трюков, и мои ребята хорошо с этой задачей справились. А один из лучших моих учеников, Александр Бодров, и вовсе стал лицом проекта. В 2016 году началась подготовка к сьемкам, был выезд на первую локацию в Новоселингинск, туда я поехал уже директором картины и постановщиком трюков массовых сцен.

- Чем боец отличается от каскадера?

- В общем-то, ничем. Каскадеры в основном - бывшие спортсмены  широкого профиля, актеры и дублеры, умеющие работать в разных   жанрах трюкового кино. Если совсем коротко, то каскадер - это спортсмен и актер, выполняющий сложные сцены в кино.

- Говорят, Солбон Лыгденов, режиссер фильма «321 Сибирская» максимально приблизил условия съемок к реальным боевым условиям тех лет. Или просто легенда?

- Сама картина приблизила условия съемок к реальным боевым условиям тех лет. Не будем забывать о том, что «321 Сибирская» - это добровольческое формирование, в составе которого были обычные рабочие, которые прошли ускоренную подготовку и оказались на войне. А вот противостояли им отборные гитлеровские части, регулярные, обученные и обстрелянные на тот момент лучше некуда. Что оставалось простым сибирякам? Идти на смерть! Но ведь никто не хотел умирать просто так. Вот и рвали, как могли, по-мужски, по-сибирски, всем нашим сибирским многонациональным скопом. Там не было красивой тактической и стратегической борьбы, там была мясорубка, простой грязный бой на выживание.

- Уже во втором своем кинопроекте вы исполнили главную роль. Каково это, сидеть в зале и видеть образ в собственном исполнении? Довольны этой работой?

- Конечно, я доволен своей игрой в «Булаг 2». Хотя, ответственность довлела сильно, картина ведь о моей родной земле, о моем районе. Я там все знаю. Когда смотрел первую картину, даже запахи ощущал. К тому же в первой картине Владимир Ширапов настолько самобытно и искренне сыграл, что повторить такое было в принципе невозможно. Оставалось одно, показать свою неповторимую искренность и самобытность.

Когда в первый раз видишь себя в главной роли на большом экране,  возникает напряжение, смотришь, думаешь, как справился, как отреагируют зрители, сравниваешь с первым «Булагом», который, на мой взгляд, стал настоящим шедевром бурятского кинематографа. Я думаю,  мне очень помогли 4 годы работы над фильмом «321 Сибирская». Опыт работы  с известными актерами  на съемочной площадке.

- Над чем вы работаете сейчас, и что планируете в ближайшем будущем?

- В данное время мы развиваем нашу студию «Сайнэр», ведем подготовку каскадеров к историческому фильму «Черные всадники», это будет эпическая картина о наших предках. Планов громадье, нами уже заинтересовались российские кинокомпании, но пока все спутал коронавирус. «Сайнэр», кстати, в переводе с бурятского языка означает благородный муж, воин.  Участие в нашей студии подразумевает постоянное физическое и духовное развитие. Параллельно продолжаю тренерскую работу, тренирую спортсменов-ударников. Ну и, с нетерпением жду выхода картины «Булаг-2» с моим участием в главной роли. Для меня это очень важное, скажем так – культурное событие. Надеюсь, не подведу!

Автор: Болот ШИРИБАЗАРОВ

Фото: Личный архив Эрдэни Жамбалова