Блоги 9 дек 2020 2822

​Как бурят побывал северным корейцем

© фото: Из открытых источников

Что связывает нас с Северной Кореей? В 80-х Владимир Саганов трудился там посланником МИД СССР, а рабочие из КНДР у нас на полях, стройках и в леспромхозах. Многие сбегали и со всей Сибири пробирались в Бурятию, где беглецам легче было затеряться среди азиатов. И это не удивительно, был анекдотичный случай, когда и бурят затесался в Москве в северокорейскую делегацию! О северных корейцах и бурятах в этом материале.

Под оком спецслужб

В 2011 году лидер КНДР Ким Чен Ир встретился с Дмитрием Медведевым в Сосновом Бору и заодно побывал на Байкале, на площади Советов, авиазаводе и супермаркете «МегаТитан». Фото- и видеосъёмка, въезд к вокзалу, где стоял его бронепоезд, были запрещены, окна зданий, расположенных рядом, заложены бумагой, а город наводнили «люди в чёрном» из ФСО.

Атмосфера визита была такой же, что и в августе 2001 года, когда Ким Чен Ир возвращался из Санкт-Петербурга. Вокзал был оцеплен, а на первом пути стоял бронепоезд вождя. По перрону ходил наш охранник с ручным пулемётом в руках, в бронежилете и кроссовках. Толпу зевак буравили колючими взглядами мужчины в штатском.

Один такой парень со льдинкой во взоре плотно приклеился к двум гражданам с алыми значками на груди. «Корейцы!» - подумал я и, подойдя к ним, как бы мимоходом, спросил вполголоса: «Ким Чен Ир?».  Имя Великого Вождя прозвучало как пароль…

«Ким Чен Ир!» - тихо ответили товарищи и, дружелюбно посмотрев на меня, растворились в толпе. Парень со льдинкой во взоре вцепился в меня взглядом, но тут из динамика раздался голос: «С первого пути отправляется литерный поезд!», и всё мгновенно смешалось. Народ бросился на перрон. Состав набрал скорость, а за ним бежали два маленьких корейца и долго махали вслед действительно любимому руководителю...

Чучхейское революционное дело в Улан-Удэ

А в 2009 году северокорейский режим совершил акцию идеологического характера в Художественном музее. Под прикрытием  выставки  картин распространялись идеи чучхе («построение социализма с опорой на собственные силы»). Прибыли 250 северокорейских строителей, разбитых на звенья по пять человек с командирами. Одетые во френчи цвета хаки с алыми значками на груди, они почтительно склонились перед фотографиями дорогого руководителя. Подписи гласили: «Яркое Солнце Чучхе осуществляет на месте руководство работой сельхозкооператива» и всё такое прочее.

А на картинах были тигры, птички, храмы в горах и панды в лесу. Раздавались книги вождей: «Философия чучхе  - самобытная философия  революции», «Жизнь революционера должна начинаться и кончаться борьбой» и т.д. Это была уникальная возможность увидеть последний оплот фундаменталистского социализма в мире. Мы, словно на машине времени, перенеслись во времена культа личности, а за ловким ходом корейских товарищей в бессильной злобе наблюдали проклятые империалисты всех мастей…

Как бурят побывал северным корейцем

Эту феерическую историю рассказал мне Александр Дашиевич Иринчеев, председатель Медицинской палаты Бурятии. В 70-е годы, будучи студентом, он оказался в с. Табарсук, в Аларском районе Иркутской области и познакомился с Сергеем Хадыровичем Малагаровым. Тогда парторгом местного совхоза и героем нашумевшей в Алари истории...

Дерзкое внедрение

Однажды Малагарова командировали в центральную часть России. Он быстро управился с делами, и у него оставалось свободное время, которое решил провести в Москве. В самолёте оказались такие же, как он, азиаты. А в аэропорту их встречал автобус и Сергей Хадырович, не долго думая, сел вместе с ними.

Сначала их повезли по магазинам приодеться. Аларец купил такой же неприметный серый костюмчик, что и неизвестные азиаты и совершенно перестал отличаться от них. Затем автобус направился в гостиницу, где их разместили по номерам. Там же разместился и Малагаров.

На другой день с утра к гостинице подкатил автобус, и всю делегацию повезли на экскурсию: Красная площадь, Третьяковская галерея, Музей революции и другие достопримечательности столицы. Они в гостиницу, и Малагаров в гостиницу. Они в столовую, и аларец с ними. Их кормят, и он не отказывается. Они в музей, и Сергей Хадырович в музей. И так два дня. Будучи в первый раз в Москве, не имея ни родных, ни знакомых, он не мог не нарадоваться своей находчивости. Так удачно пристроиться к каким-то азиатам и ездить с ними по столице!

Красотка из КГБ

Но, как поётся в песенке: «Недолго музыка играла, Недолго фраер танцевал…» На третий день в номер Малагарова постучали. Вошла высокая эффектная женщина с мрачным типом. Предъявили корочки сотрудников КГБ. Наш герой заволновался, но представился: «Сергей Хадырович Малагаров, из села Табарсук Аларского района Иркутской области. В командировке по хозяйственным делам. В Москве проездом домой».

Красавица звонит в Иркутск, и там подтверждают: «Да, есть такой Сергей Хадырович Малагаров, да, Табарсук. Да, в командировке по хозяйственным делам. Характеризуется положительно. Член партии. Ни в чём порочащем не замечен». Она успокоилась и строго говорит ему: «Оставайтесь в гостинице. Никуда не выходите». На другой день с утра к нему приходят двое мужчин в тёмных костюмах. На чёрной «Волге» они увозят его в аэропорт и садят на рейс «Москва – Иркутск». В Иркутске его опять же встречают мужчины в строгих костюмах и опять же на чёрной «Волге» увозят в Табарсук.

Расплата за кураж

Проходит неделя, и на этот раз его забирают на райкомовской «Волге». В салоне сидят и бросают на него недовольные взгляды первый секретарь Скачков и председатель райисполкома Муруев. В напряжённом молчании поехали в Иркутск. И прямо в здание обкома, на заседание бюро, одним из пунктов которого был разбор персонального дела коммуниста Малагарова.

- Товарищ Малагаров, объясните! Как и почему вы оказались в составе северокорейской делегации? - Ну, как…. В Москве я был в первый раз. Никого и ничего не знаю. А их в аэропорту встретил автобус. И я сел с ними. Они в магазин, и я в магазин. Они купили серые костюмы, и я такой же купил. Они в гостиницу, и я в гостиницу. Они в столовую, и я с ними. Их кормят, и я не отказываюсь. Они в музей, и я в музей. Ничего плохого, вроде, не делал.

- А как вы ездили с ними незамеченным?

- Почему незамеченным? Они-то меня сразу заметили. Наверное, подумали, что я к ним приставлен. Улыбались мне, и я им улыбался. Но не разговаривали. Я же не говорю по-корейски, а они по-русски. А наши думали, что я кореец. Внешне такой же, как они. Я подумал ещё, как мне повезло с ними! Понравилось ездить. Кормят, поят, на экскурсии возят.

- Товарищ Малагаров, вы хоть понимаете, что натворили? Что мог быть международный скандал?!

- Теперь понимаю, а тогда нет.

- Всё понятно с ним! Что будем делать, товарищи?

Штрафная рюмка

И влепили Сергею Хадыровичу строгий выговор с занесением в учётную карточку. А Скачкова и Муруева устно предупредили за недостатки в воспитательной работе партийной организации. Поехали домой в Аларь. Рядом с ним сидит сердитый Муруев, а впереди – Скачков.

Ну, думает Малагаров, надо исправлять ошибку, замаливать грех. Попросил остановиться около гастронома. Купил литр водки «Столичной», колбасы, селёдки, хлеба и солёных огурцов. А по дороге есть барисаан, где обязательно надо побрызгать. Остановились. Хорошо побрызгали. Литр уговорили. Поехали. Глядит Сергей Хадырович - Муруев вроде как успокоился. А Скачков оглянется на него, как захохочет! Опять оглянется, как захохочет: «Говоришь, они в музей, и ты в музей?! Они в столовую, и ты с ними? Их кормят, и ты не отказываешься?!»

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Из открытых источников