Власть 29 ноя 2016 777

​Мало любить Байкал, надо что-то делать для него - Николай Будуев

Первую встречу с представителями ре­спубликанских СМИ в статусе депутата Го­сударственной Думы провел Николай Будуев. В основном он коснулся темы защиты Байкала, поскольку в нижней палате российского пар­ламента как раз будет зани­маться природоохранными вопросами – он является замглавы комитета ГД ФС РФ по природным ресурсам, собственности и земельным вопросам, пишет газета «Бурятия».

Нет - фосфатам в Байкале!

Начал свою встречу Ни­колай Будуев с проблемы эвтрофикации Байкала - на­сыщения озера биогенными организмами, проще говоря, водорослями (спирогирой) и зелено-синими бактериями. Именно по этой причине, на­помнил депутат, в 2008 году практически «умерло» озеро Котокель. Как считает Буду­ев, если не принять экстрен­ные меры, такая же печальная участь может постигнуть и Байкал.

Одной из основных причин насыщения водоема, по мне­нию ученых, является повы­шенная концентрация в нем фосфора, которая поступает в Байкал через стоки. А источ­ник загрязнения – стираль­ные порошки с повышенным содержанием фосфатов. По­этому Будуев призвал поддержать его инициативу о запре­те использования фосфатных порошков.

- Нужно понять, что один кг фосфора приводит к по­явлению 700 кг водорослей, вследствие чего в озере по­являются цианиды, которые смертельно опасны для всего живого в Байкале, - пояснил Николай Будуев.

На Западе давно удалось переломить эту ситуацию, и не последнюю роль в этом сы­грала общественность. Эколо­ги начали просвещать людей, в чем опасность, и население отказалось использовать фос­фатные порошки, что, в свою очередь, вынудило произво­дителей поменять техноло­гию производства. Этого же можно добиться и в России, в Бурятии, тем более, что в стране немало моющих средств, не содержащих фосфор.

Нужно только консолиди­ровать усилия всех: общества, ученых, правительства, счита­ет Николай Будуев.

- Вы видите, что проис­ходит с очистными соору­жениями, - подчеркнул депутат. – Например, в Максимихе их построили, мощность рассчи­тана на 80 тысяч человек, по­тратили 250 млн рублей. Но они работают неэффективно - нужно, чтобы была задей­ствована хотя бы половина мощности. На эти средства можно было обеспечить по­рядка пяти крупных населен­ных пунктов по побережью Байкала централизованной канализацией, водоснабжени­ем, локальными очистными сооружениями.

Нужно ли менять границы водоохраной зоны?

Вопрос этот в последнее время стоит очень остро. Введенный федеральный за­кон о 80-километровой водо­охраной зоне практически лишает местное население, проживающее на берегу Бай­кала, любой хозяйственной деятельности. Вплоть до того, что здесь нельзя хоронить. Это вызвало большое недо­вольство у жителей прибай­кальских районов. Еще в про­шлом году собрано 7,5 тысячи подписей за отмену этого за­кона, за смещение границы водоохраной зоны с 80 км до 500 м, как это было в совет­ские годы. Они поступили в Госдуму, находятся в стадии рассмотрения. Но, как считает Николай Будуев, для решения вопроса нужно рассмотреть все положительные и отрица­тельные стороны.

- Пока что не определился, какую позицию мне занять, - признался депутат. – Есть два мнения: экологов, которые против смещения границ, и жителей прибайкальских районов. Встречусь с ними, чтобы понять, есть ли необхо­димость в изменении закона. В любом случае экономика ре­спублики должна развивать­ся, но при этом Байкал не дол­жен пострадать. Пока же вижу, что принятые природоохран­ные меры не привели к тому, что Байкал стал чище.

Омуля становится меньше

С 1 января на три года вво­дится мораторий на лов ому­ля в Байкале, так как популя­ция рыбы сегодня упала ниже 20 тысяч тонн.

- Если же масса омуля упа­дет ниже 10 тысяч, - указал Николай Будуев, - могут на­чаться необратимые послед­ствия, омуль постигнет судьба некоторых осетровых.

На сохранение популяции рыбы Правительство России намерено выделить серьез­ные средства, которые напра­вят рыборазводным заводам для искусственного воспроиз­водства.

По словам депутата, самый большой ущерб омулю нано­сят не нерпы и не браконьеры, а как ни странно - байкаль­ская вода. Она уже не настоль­ко чистая, что не позволяет омулю в естественных усло­виях воспроизводиться. И во многом здесь играют роль опять же очистные сооруже­ния, в том числе в Улан-Удэ.

- Мэрия до сих пор не мо­жет разработать проектно- сметную документацию. Про­шло уже четыре года, хотя на разработку подобного рода документов уходит полго­да. Поэтому ПСД, скорее все­го, попадет на утверждение только в 18-м году, - отметил Николай Будуев.

В то же время в дельте Се­ленги в естественных услови­ях сегодня выживает порядка 1,5% мальков и икринок ому­ля.

- Это страшная цифра, - по­дытожил Николай Будуев. - И из них только половина спо­собна к репродукции.

Сложившаяся ситуация не может не волновать Прави­тельство России. По словам депутата, готовится комплексная программа «Ве­ликое озеро великой стра­ны», которая начнет реализовываться с апреля будущего года.

- Программа поспособству­ет координации работ всех заинтересованных сторон, - отметил он. - Будет созда­на специальная дирекция, которая займется вопросами загрязнения, отслеживания этой проблемы по всей це­почке. При выполнении всех запланированных меропри­ятий уровень фосфора в Бай­кале упадет до допустимого уровня. Тогда можно будет говорить о том, что ситуация стала исправляться.

Процесс это не быстрый. Как прогнозируют ученые, на очищение Байкала уйдет от 9 до 12 лет.

Фото Германа НАМЖИЛОВА

Автор: Герман НАМЖИЛОВ

Читайте также