Главная / Новости /Общество / Не пропал без вести, а умер в плену

Не пропал без вести, а умер в плену

06-05-2016

В январе 2016 года мы, потомки Шатоновых, уроженцев села Жемчуг Тункинского района, испытали глубокий эмоциональный шок, ког­да в наших руках оказались уникальные исторические документы. В них зафиксировано, что наш дядя Максар Дармаевич Шатонов умер 22 февраля 1945 года в немецком плену на территории Германии и похоронен в Нюрнберге. Как и тысячи других семей района, наша бабушка Лопсон Мандагаевна Шатонова (Хальбаева) когда-то получила извещение о том, что в 1942 году ее сын пропал без вести…


Южное кладбище в Нюрнберге

«Я, как живого, вижу брата»

Максар Дармаевич родился 15 ян­варя 1918 года. В 1936 году, окончив Кыренскую среднюю школу, по направ­лению Тункинского райвоенкомата поступил в Объединенную школу ар­тиллерийских и оружейных техников в городе Тамбове. Это учреждение было создано в мае 1932 года, в 1937-м пре­образовано в Тамбовское артиллерий­ско-оружейное техническое училище. После его окончания Максар Дармаевич был направлен на службу в Орел. Там он женился на орловчанке Анне Ивановне Редниковой, которая работала инструк­тором Орловского ОК КПСС. Весной 1941 года у них родился сын.

С молодой женой Максар Дармаевич приезжал к своим родным летом 1940 года. Но отпуск был прерван – его сроч­но отозвали на службу телеграммой из воинской части.

Серафима Дармаевна Никорова, младшая сестра Максара Дар­маевича, отметившая в феврале свое 90-летие, вспоминает: «Дорогие, лю­бимые наши уехали, и уехали навсегда. Провожая их, мы все плакали, как будто чувствовали, что больше не увидимся. Эти слезы прощания запомнились на всю жизнь». Также она вспоминает, что, будучи курсантом военного училища, Максар Дармаевич приезжал домой на каникулы в 1938 и 1939 годах. Своих младших сестренок он учил плавать, объяснял трудные темы по математике, разучивал солдатские песни.

«Я, как жи­вого, вижу брата – высокий, стройный, красивый, он улыбается мне, смеется или поет – и слезы катятся из глаз. У него, как и у мамы, был красивый голос – бархатистый баритон», - рассказывает Серафима Дармаевна.

Москвич Феликс Измайлов вернул имя нашего дяди из неизвестности

Мы, родственники Максара Дарма­евича Шатонова, глубоко благодарны Феликсу Измайлову – человеку, кото­рый отыскал документы, проливающие свет на судьбу нашего дяди. Связь с ним держит Аюр Шатонов, наш племянник, живущий в Москве, по просьбе которо­го Федор Измайлов рассказал, как все начиналось и как идут поиски воинов. Ниже приводим фрагменты из его пись­ма.

«В нашей семье, как и в миллионах других, война оставила след в виде бу­мажки, извещавшей, что Василий Дми­триевич Измайлов пропал без вести в августе 1942 года. Его жена, моя бабуш­ка, Варвара Тимофеевна Измайлова, пи­сала запросы, но получала стандартные ответы – информации нет. В 2007 году мы с мамой обратились в Центральный архив Министерства обороны России в Подольске. Мы попали в отдел, где хра­нятся личные дела офицеров. И вот 66 лет безвестности закончились через 5 минут, я сначала даже не понял, что дед умер в немецком плену – настоль­ко было велико потрясение. Затем я занялся сбором информации о месте пленения и месте захоронения. В Нюрн­берг я попал только в 2011 году. Там, на Южном кладбище, сфотографировал все 40 плит с именами похороненных советских воинов, а их свыше 3500. От­туда я уезжал с мыслью, что надо начать устанавливать родственников других воинов.

Активные поиски начал в 2012 году, когда перевел имена с фотографий в электронные списки. В обобщённом банке данных (ОБД) «Мемориал», ко­торый уже был размещен в интернете и содержал информацию о советских воинах, погибших, умерших и пропав­ших без вести в годы Великой Отече­ственной войны, я находил немецкие документы на военнопленных, затем искал наши документы на погибших или чаще всего пропавших без вести солдат и офицеров. Если данные совпа­дали, то искал контакты для передачи этих документов родственникам, а так­же передавал поисковикам из регионов, районным администрациям и просто неравнодушным людям. На сегодня установлены родственники свыше 100 солдат и офицеров, им передана ин­формация о месте захоронения павших. В планах продолжить работу, но уже по другим захоронениям наших пленных в Германии».

Начав искать своего деда, Феликс Измайлов по зову души ведет многолет­нюю кропотливую работу, результаты которой бесценны для многих людей, не дождавшихся с войны своих братьев, отцов и дедов. Теперь они знают, что их родные не пропали без вести, а прошли все круги ада, страдали, голодали, боле­ли, а после смерти, так и не дождавшись освобождения и Победы, все-таки были преданы земле. Свою признательность Федору Измайлову выражает Серафима Дармаевна и желает ему здоровья, уда­чи и благополучия…

В «Бессмертном полку» в Нюрнберге пронесут фото Максара Шатонова

Трудоемкость поисковой работы состоит в том, что в документах на немецком языке нередко встречают­ся неточности в именах и фамилиях. Фамилия нашего дяди записана как Schatunov, воинское звание - лейтенант, а имя в разных документах указано по- разному: Maxsim, Maxsino или Masino. Как пишет Серафима Дармаевна Ни­корова, «сослуживцы и жена называли брата Максимом». Один из документов немецкой стороны – это извещение родным о месте захоронения умерше­го. Оно адресовано матери Л. Шатуно­вой в село Жемчуг БМАССР. Как видим, фамилия бабушки тоже написана через букву «у».

Все найденные данные из источни­ков на немецком языке затем сопостав­ляются с информацией в документах с нашей стороны. Такими документами в годы войны были донесения войско­вых частей о безвозвратных потерях, приказы об исключении из списков, сводки о получивших ранения и т.п.

Из этих документов мы узнали, что Максар Дармаевич Шатонов служил в 18-й армии в 727-м отдельном проти­вотанковом артиллерийском полку и был помощником начальника штаба этого полка. В документах также ука­зано, что он в Красной Армии с 1936 года и является уроженцем с. Жемчуг Тункинского района БМАССР. Сомне­ваться не приходится в том, что в этих документах на двух разных языках речь идет об одном и том же человеке. Он был ранен 26 декабря 1941 года, но из сводки войсковой части непонятно, где это произошло. Ответ на этот во­прос мы сможем получить, установив по архивным документам боевой путь 727 АП 18-й армии.

В конце апреля Аюр Шатонов нашел еще один документ – карту военно­пленного Максара Дармаевича Шато­нова, в которой указано место плене­ния: деревня Андреевка Запорожской области. Здесь базировалась и попала в окружение 18-я армия.

Чем дальше в историю уходит Ве­ликая Отечественная война, тем боль­ше осознание той цены, которая была отдана за Победу. Электронную копию единственной фотографии Максара Дармаевича Шатонова, которая со­хранилась у родных и была сделана в первый год обучения в училище, мы направили Федору Измайлову. Он от­правит ее в Нюрнберг. Там 8 мая прой­дет акция «Бессмертный полк» - сим­вол величия человеческого духа, гимн мужеству и стойкости, увековечение подвига народа в борьбе против фа­шизма. Участники акции в Нюрнберге пронесут фото нашего дяди.


Участница акции в Нюрнберге

Надежда БИЛЬГАЕВА,

Зоя АМХАНОВА,

дочери сестер М.Д. Шатонова


Теги: Великая Отечественная война День Победы 9 мая Бурятия Германия Максар Дармаевич Шатонов пропавший без вести



Наши издания