Главная / Новости /Общество / ​Агинско-иркутский роман – 2

​Агинско-иркутский роман – 2

17-01-2019

Коммунистическая идеология - это своего рода монотеистическая религия, но основанная на безбожии – атеизме. В 30-х годах, в период активного строительства первого социалистического государства, начался тотальный разгром идеологических конкурентов – религиозных систем, в том числе и буддизма. Многие из лам оказались сосланы в Сиблаг: лагеря особого назначения в западной Сибири. Здесь заключенные выполняли самые тяжелые работы, а жили в ужасных условиях. Каторга еще давала шанс на выживание, в другом случае его просто не было. Хамбо лама Данжа Мункожапов был арестован 12 декабря 1930 года, этапирован в Сиблаг, а в январе 1938 г. расстрелян. Спаслись те, кто волею судьбы оказался на западе Иркутской области, среди единокровных бурят, самых западных – унгинских.

Хамбо лама из колхоза «Победа»

Эрдынеев Жимба Жамсо, в будущем XX Пандито Хамбо лама в 1933 г. был сослан на запад Иркутской области. Родом он был из Хойто-Аги. Его мытарства начались на лесоповале, где зэки десятками гибли от холода, сырости, недоедания и каторжной работы. В землянках они забывались в тяжком сне, а утром лежали уже окоченелыми трупами. Потом была колония, опять непосильная работа на добыче угля, а затем война и комиссование. Возможно, Жимба Жамсо Эрдынеев воспринимал эти испытания как подтверждение буддийской истины о жизни как череде страданий?

Наконец, он попадает в колхоз «Победа» в Нукутах. После лагерных кругов ада это был рай. Широкую Унгинскую долину насквозь продувают ветра с прозрачной Ангары. Здешняя солончаковая степь идеальна для скотоводства и многочисленные стада, отары и табуны - это привычная часть местного пейзажа. Вся природа живо напоминала Агу, но главным были люди - единокровные единоверцы, с которыми можно было говорить на родном языке, проводить для них обряды и праздновать Сагаалган.

Девять лет провел здесь Жимба Жамсо Эрдынеев, работая пастухом. Здесь у него остались дочь и ее мать из села Шарайты, разлученные с ним под угрозой высылки. В 1957 году вернулся в Агинский дацан. А в 1983 году его избрали председателем ЦДУБ - ХХ Пандито Хамбо ламой.

Ламский этап

В 30-х годах большую группу репрессированных лам и членов их семей этапировали в Коми АССР, в печально знаменитую Воркуту и другие лагеря, заложившие основу ГУЛАГа. Пребывание там означало верную смерть от непосильного труда, голода и болезней. Сотни и тысячи заключенных были расстреляны в ходе подавления происходивших забастовки и восстания. Но, произошло чудо, этап раскидали по нукутским селам: Хареты, Тангуты, Хурсунгай, Бутукей, Зунгар, Хадахан, Заход, Ново-Ленино и Ея. Ламы жили на заимках и у местных жителей. В соседнем Аларском районе пятеро ссыльных лам жили на пасеке в Бахтае.

Раиса Александровна Муруева собрала воспоминания своих земляков об их жизни в Харетах: «Они пахали, сеяли, косили, пасли лошадей, коров и овец, - вспоминал Сергей Африканович Марганов (1928 г.р.). – Среди них были мастера. Они строили дома местным жителям. Вырезали домашнюю утварь: скалки, доски для стряпни, ухваты, щипцы, детские кроватки, рамы, колоды, косяки, навесные потолки, сани, телеги, вилы, грабли – все, что нужно для ведения хозяйства».

Приехавшие с ними женщины работали доярками и скотницами. Денег и одежды не было, и они мяли кожу и шили брюки, шубы, унты с приподнятым носиком, шапки, рукавицы и разные вещи. Построенные ламами дома стоят до сих пор, так же как и сохранились предметы быта, изготовленные ими.

Из воспоминаний Ольги Дульбитхаевой (1928 г.р.): «Дедушка Гунтуп не только построил дом, но ещё подарил мне доску для просеивания муки с бордюром, сито, худхуур. Дедушка Аюша подарил нам детскую кроватку. До сих пор она сохранилась. Мы бережем ее. Все дети, внуки и правнуки выросли в ней».

Но крепче вещей - это добрая память о них, которая осталась в сердцах нукутцев.

Субурган на месте исторического Унгинского дацана. В центре Шираб лама, ширээтэ Аларского дацана

Унгинская Сангха

Здесь, в Унгинской степи, разгромленная в Забайкалье буддийская Сангха, сохранилась и копила силы для возрождения. Это были ламы из Агинского и Атаган-Дырестуйского дацанов (Джидинский район РБ). Эти дацаны тесно связаны – пятеро дырестуйцев первыми принесли буддизм в Агу. Ссыльные имели алтари, проводили обряды как для себя, так и для местных жителей, отмечали буддийские праздники. В эти дни, говорит Шираб лама, даже начальство их не трогало. В Сагаалган после молебна ели буузы и пили тарасун. Центром общины были Хареты, куда съезжались все монахи.

Очень хорошо лечили больных. «Дабаев очень хорошо лечил, на одной руке у него было шесть пальцев. Дабаев и Лубсан часто с Зунгара приезжали в Заходы, читали подолгу молитвы, дунет на больное место и все вылечивалось. Номоо нээгээд, молились очень долго, усердно. Мне говорили: «Думай всегда, что бог есть и все у тебя будет хорошо». В знак благодарности несли ведро сметаны, другие продукты, вещи или деньги.

Большая родня

Годы ссылки закончились, и ламы вернулись в Забайкалье, но они пустили глубокие корни на нукутской земле. Из воспоминаний Нины Шагдуевой (1942 г.р.): «Зачастую некоторые жили у местных, питались вместе, т.е. жили одной семьей. Среди них был парень – сирота, жил у Даша и пас овец. В Бутукее жил Цыден, он был женат на Тоглоевой – местной женщине. Одна из приезжих вышла замуж за племянника Сергея Африкановича. У них родились 3 сына и 3 дочери. В 1970 году из Читы к Сергею Африкановичу приехали 25 человек помолиться предкам. В тот год в их роду умерли друг за другом все старики. Когда обратились в дацан, им сказали, чтобы все – от мала до велика ехали тоонто нютагтаа - помолиться предкам. И сейчас они часто приезжают к ним».

Связь с Агой не прерывалась долгие годы. Из воспоминаний Елизаветы Хогоевой (1933 г.р.): «Мы получили письмо из Агинска от дедушки Даржи. Тогда он служил в Агинском дацане. В письме он писал: «Ваш сын Сережа не долгожитель, нужно вам приехать наhа hyнааха». Нукутцы приехали в Агинск, и Даржи лама сказал Елизавете: «Ты, моя дочь, хорошая, пусть дети твои живут хорошо». Его пожелания сбылись. Их сын Сергей с женой Ларисой живут хорошо. У них две дочери. Они очень благодарны дедушке Даржи».

Из воспоминаний Николая Замбалова (1931 г.р.): «Дедушка Гунтуп жил у Муруева Доржея Макаровича. Когда уехал с Харет, служил в Агинском дацане и посылал дяде Доржи посылки, деньги, также приезжал с подарками в гости в Хареты».

Сергей Африканович Марганов также ездил к ним в Дарасун и Агу, хозяева забили барана, собрали родню: «Очень рады были мне». В честь дорогого гостя произнесли тост: (энэ hайн хун зони хyшэндэ) «Благодаря этому хорошему человеку мы выжили, вернулись домой и сейчас живем хорошо».

Из воспоминаний Антонины Муруевой (1902 г.р.): «Сильно заболел дедушка – лекарь Даржа. Все сопереживали ему, но болезнь сломила его. Перед смертью он прощался с односельчанами. В тот год была небывалая засуха, все вокруг засохло. Дедушка сказал: «Хун зондоо хура эльгээхэб». Зун хойноhоо малгайн шэнээн уулэн гараад, хура орохо - «Когда умру - на небе появится тучка с шапку, и дождь оросит землю». После похорон, действительно, появилась тучка, и пошел сильный дождь, он лил несколько дней. Это был спасительный дождь для харетцев. Память о дедушке – лекаре, как легенда, всегда жива. Мы с любовью и благодарностью вспоминаем о них, потому что любовь и милосердие – самое прекрасное, чудесное и волшебное из всего, что есть на этом свете».

Продолжение следует. Первую часть статьи читайте здесь

(Литература: Жамцарано Ц. Путевые дневники: 1903 – 1907. Улан-Удэ. 2011., Аларский дацан: история и перспективы развития буддизма в Иркутской области. Кутулик. 2015., Махачкеев А. 250 лет Институту Пандито Хамбо лам. Улан-Удэ).

СПРАВКА

Унгинскими называют потому что, они живут в долине реки Унга, впадающей в Ангару. В прошлом их знали больше как балаганских бурят, проживавших на территориях Нукутского, Заларинского, Балаганского и Нижнеудинского районов. В родоплеменном отношении это сложный конгломерат, в основном булагатских и икинатских, а также примкнувших к ним родов, в том числе хонгодоров, шарайтов, тэртэ, хурхутов и т.д.

В начале ХХ века они придерживались традиционного шаманизма. Но, как указывал Ц.Жамсарано: «Оказывается, унгинцы сильно подвержены ламаизму, даже обучают несколько мальчиков в Аларском дацане, и часто приглашают лам из этого дацана для совершения служб и для лечения больных, сами целыми семьями ездят в дацан на поклонение, хотя дацан отстоит в 90 верстах от центра унгинцев» (Жамсарано. с.208).

И это несмотря на жесткое противодействие властей (в отличие от Забайкалья, где дацаны развивались в комфортных условиях, благодаря опасной близости Китая, официально патронировавшей буддизм): «….вдруг вышли из-за угла деревянной юрты (здесь нет войлочных) двое лам в оригинальных ламских шляпах и безрукавках. Меня это обстоятельство удивило. Ламы по сие время могли бывать в этих краях инкогнито из боязни попасться в глаза и руки миссионерам и полиции» (Там же). Это было в 1906 г., спустя год после императорского указа о свободе совести («Об укреплении начал веротерпимости в России»). Тем не менее, до революции 1917 года был построен первый дуган Унгинского дацана.

Буддизм имел здесь глубокие корни. На местной святыне - горе Хашхай хан выбиты мантры: «Ом мани бадме хум» и «Ом базар ваани хум пад».

- Эти мантры выбиты, очевидно, еще в XIV веке, - говорит Шираб лама Долгоржапов, ширээтэ лама Аларского дацана. – У нас здесь есть села Тангуты, Зунгар и Быкот, жители которых даже внешне сохранили черты тибетцев тангутов. Есть предание, что после разгрома Тангутского царства Чингисхан выслал сюда тангутов, и они выбили эти слова.

Известно и то, что в унгинской версии Гэсэра сильны буддийские мотивы: образ Будды Шэгэмуни (Шубэгэнэ Шутэгтэ бурхан), пяти дхьяни-будд (Табан номто бурхан), ритуал поклонения, совершаемый героем перед изображениями богов махаяны-ваджраяны и т.д.

В настоящее время унгинские буряты больше известны как нукутские по названию одноименного района. Нукутский район был образован в 1938 году в составе Усть- Ордынского Бурятского округа Иркутской области после раздела единой БМАССР. Из постсоветской национальной элиты хорошо известны имена Михаила Семенова, Валерия Халанова, Валерия Петрова, Арнольда Тулохонова, Владимира Дмитриева и ряда других унгинских бурят.

Александр МАХАЧКЕЕВ

Теги: буддизм репрессии



16:32

Малоимущим семьям Бурятии компенсируют оплату за аренду жилья 

16:27

Бурятия в лидерах по усыновлению детей 

16:13

​Буряадай бэдэрэлгын “Рысь” бүлгэмэйхид сэрэгшэдэй дурасхаал мүнхэлнэ 

15:58

​Улаан-Үдэ шадарай Сотниково һууриниие ойн түймэрһөө аршалаа 

15:29

​Буряад драмын театрай залуу халаанай тоосоото тоглолтонууд үнгэргэгдэнэ 

15:13

На 49 проблемных участках в Улан-Удэ нужна ливневка 

14:01

​Авиация МЧС России привлекается для переброски парашютистов-пожарных на лесные пожары в Бурятии 

13:50

​Буряад Уласта «Полиин үдэр» гэһэн хэмжээ ябуулга Тарбагатай аймагта эмхидхэгдэхэ 

13:20

​Новый номер журнала «Байкал». Это как океан 

12:45

Бурятские вольницы завоевали бронзовые медали рейтингового турнира UWW Yasar Dogu 

11:53

Бурятский «День поля-2019» отметят в Тарбагатайском районе 

11:47

Около трех тысяч жителей Бурятии покусали клещи 

11:32

По запросу ОНФ отремонтировали два участка дорог в Улан-Удэ 

11:29

​Жителей Бурятии предупреждают о телефонных мошенничествах 

11:26

Трое жителей Бурятии незаконно соорудили дамбу для сбора воды 

11:14

​Буряад уласай Хори аймагта үбшэнтэнэй аша туһада дэмбэрэлтэ хэрэг бүтэбэ 

10:57

Участники мотоэкспедиции «Сел и поехал» посетили Бурятию  

10:48

Автомобиль сгорел в Прибайкальском районе Бурятии 

10:39

В Бурятии разыскивают 38-летнюю улан-удэнку с сыном 

10:33

Всю ночь в Улан-Удэ откачивали воду после сильного ливня 

10:28

​Буряад уласай һурагшад Уласхоорондын олимпиадада амжалта туйлаба 

09:39

​“Мы будем актёрами” - концерт первой Московской студии Бурятского театра драмы в Улан-Удэ  

08:45

​Зурхай на 16 июля, 15 лунный день 

08:30

​Жаркая неустойчивая погода, местами кратковременные дожди, грозы, ливни ожидаются в Бурятии сегодня, 16 июля 

Наши издания