Блоги 1 дек 2021 885

«Я вернусь в позапрошлую среду». Вышел в свет сборник стихотво­рений Виктора Харитонова

Сборник известного краеведа вышел в издательстве «Экос».

© фото: Александр Махачкеев

Сборник посмертный, запоздавший и очень-очень силь­но запоздавший. Однажды Виктор отмечал свой юбилей в форме творческой встречи в городской библиотеке. Воз­можно, что этот, описанный поэтом Есугеем Сындуевым: «Приглашает как-то он меня на свой юбилей. И сколько же, спрашиваю, тебе стукнуло, круглый ты наш? Нет, отвечает Витя, юбилей у меня не круглый, юбилей у меня квадратный, как два перевернутых стула, сорок четыре мне исполни­лось. Это же надо догадаться до квадратного юбилея! Толь­ко человек с поэтической душой на это способен. Таким и был мой друг Витя Харитонов, Городской Домовой».

На той самой встрече как раз и ощущалось отсутствие у него собственных книг как видимого результата творчества и жизни. Если его публикации по краеведению периодиче­ски выходили в разных изданиях, то стихи, очевидно, публи­ковались всего лишь раз в газете «Бурятия» от 12 февраля 1999 года. Изредка он читал их перед публикой. Истинные ценители, конечно, смогли увидеть в нём Поэта с большой буквы. Как сказала о нём Ирина Васильева: «Поэт, немно­гословность которого возвышена до образцов греческих трагедий. Он - Ясон, сочинивший молитву, в которой нет просьб, но лишь потрясение необъятным океаном жизни и утлостью суденышек наших тел».

Амарсана Улзытуев вспоминал, что с друзьями-поэтами все время просили его что-нибудь дать для публикации: «… но Витя был непреклонен - пока пишу в стол, и всё. Я лично это объяснял для себя тем, что Витя был очень требователен к себе, к своему творчеству - а это первый признак подлин­ного таланта. Между тем уровень его стихов, в том числе и версификационный, был намного выше общепризнанных наших поэтов».

Поэт Рахмет Шоймарданов считал, что стихи Харитонова - историософские и включил их в альманах «Ветер Востока» в конце 90-х. А вот редактор сборника Татьяна Седлецкая из Новосибирска определила их для себя как «классические»: по форме, по языку, по глубине мысли и образов…

Друзья, тот же Амарсана ждали, что «…Витя нас осчаст­ливит хотя бы подборкой для журнала «Байкал». Но, увы, так и не дождались, ни подборки, ни тем более сборника. Как сказал Булат Аюшеев: «….а может так и должно было слу­читься; в любом случае Виктор не проявлял какой-то осо­бенной заботы о своих стихах, он мог посетовать, что давно пора готовить публикацию, но сам ничего для этого не де­лал».

Ничего для этого не сделали и мы, его друзья, каждый занятый сам собой. В новенькую книжку собранных вое­дино стихов вошло всё, что смогли найти, в том числе «недошлифованные» тексты, забытые наброски, «несерьезные экспромты». Что-то было в тетрадках, на листках, на обо­роте железнодорожного билета, что-то успели записать на слух. Но теперь в полном и печатном, осязаемом матери­ально виде, эта книжка открывает его старым товарищам, ранее неизвестного человека - Поэта, в чудесном озарении познавшем всю скоротечную красоту и непреходящую му­дрость этого мира. Раньше, при жизни, мы просто не заме­чали этого за его привычным образом чудака краеведа, и он так и ушел недооцененным поэтом.

У нас с Амарсаной есть одно общее воспоминание о Вите. В самом начале 90-х мы ехали на старенькой редакционной «Волге» в Боярск, на его отцовскую дачу. Далеко впереди мы увидели, как с опушки леса к дороге вышли два человека. Подъехав вплот­ную, узнали Витю Харитонова, а с ним незнакомую краси­вую девушку. Он со своей окладистой бородой, с холщовой сумкой изображал хоббита, а его обвешанная фенечками и колокольчиками спутница - девушку эльфа. Шли очередные «Хоббитские игрища». С тех пор мы никогда не удивлялись, когда перед нами, словно по сказочному повелению «встань передо мной, как лист перед травой», вдруг, ниоткуда, в са­мом неожиданном месте возникал Витя! Почему именно это воспоминание? Не потому ли, что оно запомнилось, словно эпизод из детства, когда в душе остаётся только самое свет­лое и тёплое чувство.

А вечером мы сидели у объединившего нас костра, шу­мел прибой, была чудесная ночь, и Витя читал свои стихи: «Уже много лет время обгоняет меня. Время - не песок, теку­щий сквозь наши пальцы. Это мы - песчинки, пробегающие сквозь пальцы Времени…».

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Александр Махачкеев