Блоги 6 дек 2022 2173

Деревня хоккеистов

Почему песни иркутских ашабагатов слышны на другом берегу Байкала?

© фото: Из архива Валентины Галзутовой

Кроме ольхонцев и кударинцев на Байкале есть только одно поселение, где компактно живут «морские буряты» и это Большое Голоустное – уникальное бурятское село. Оно расположено на юго-западном берегу Байкала, на западной стороне устья реки Голоустной. Это одно из немногих бурятских сел в Иркутском районе, в 120 км к юго-востоку от Иркутска. Название села происходит от безлесной местности в устье реки Иден-Гол (в переводе с бурятского «Эдеэн гол» — долина изобилия, еды и воды). В древности на этот счет у бурят была поговорка, что «здесь без ножа мясо, а без топора дрова». Теперь река также называется Голоустная. Дельта реки заболочена, до образования Прибайкальского национального парка здесь было место утиной охоты.

Бортосов Бузай Ботороевич с внуком. 1958 год

Иркутские ашабагаты

Официальная дата основания поселка Большое Голоустное — 1673 год. Это дата внесения данной местности в царские статистические документы. Одним из первых поселенцев в устье Голоустной был бурят по имени Соргил, пришедший сюда в 1673 году. Он был из булагатского рода ашабагатов, которые после длительной и ожесточенной войны  в Приангарье с казачьими отрядами ушли в Монголию, а затем вернулись в Приангарье и Забайкалье – Кяхту, Бичуру и Джиду.

В Голоустном ашабагаты образовали четыре улуса – Харанутский (харанут), Зареченский (хэнсээ), Подкаменский (бусагай) и Батагаевский (бэдээ). В начале ХХ-го века в селе было 300 дворов. Самые распространённые фамилии были Баендаевы, Бардахановы, Бортосовы, Захаровы, Борхоновы, Шантуевы, Петчаевы. Вместе с ними жили и русские Стрекаловские, Белозерцевы, Михайловы. Это были потомки отставших переселенцев через Байкал, здесь самое узкое его место.

Когда едешь с Иркутска: вокруг лес, обширные луга, речка и вдруг возникают высокие горы и внизу равнина до самого моря. Изумительные места, напоенные запахом тайги и Байкала.  

Семья Бортосовых. 1930-е годы

Земная благодать

Традиционными занятиями сельчан были охота, рыболовство, скотоводство и собирательство. Благо рядом богатейшая тайга со зверем, птицей, кедрачом, ягодами и грибами. И конечно, Байкал с его рыбой и нерпой, а болотистое устье реки было местом утиной охоты. 

- Омуль, хариус, сиг, щука, окунь и другая рыба не переводилась со стола круглый год, - вспоминает Валентина Баендаевна Галзутова (1955 г.р.). – Ели её в сыром (расколотка), жареном, варёном и тушеном виде. Тушеную рыбу закатывали в банки и хранили в погребе. Осенью и зимой ели дичь, уток, гусей, мясо косули, изюбря и лося. А весной, в апреле начиналась охота на нерпу, и мы переходили на нерпятину. Добычу делили поровну среди родственников. Мясо нерпы варили, жарили и тушили с картошкой и луком. К весне у нас слюнки текут по нерпятине! У нас глубокие погреба ледники, куда весной заносят куски льда. Там и храним все лето рыбу и мясо. 

Но не только Байкал и тайга кормили голоустьинцев. Они держали скот, в советское время по две-три коровы. В деревне паслись три – четыре отары овец. А сегодня держат помногу коней на продажу и себе на пропитание. Сено косят на обширных лугах, вдоль реки, где стояли зимники, а летники в 20 – 25 км. от них у Байкала. В 50-х годах голоустьинцы окончательно обосновались на побережье.  

На зимней рыбалке. 1950 - е годы

Леспромхоз

В советское время в Большом Голоустном был создан колхоз, выращивали пшеницу, овес, кукурузу. Но, в 1958 году колхоз упразднили, а в селе обосновался леспромхоз. Лес заготавливали зимой, и он копился огромными штабелями. Плавно двигались краны, громыхали лесовозы. Из хлыстов вязали плоты. На воде они растягивались километра на полтора и их буксирами тянули на восточный берег в Выдрино и на юг в Култук, а дальше по железной дороге отправляли на экспорт в Японию.

В годы войны подростки работали на рыбзаводе на Малом море, куда за 200 км. шли на вёслах на лодке. Отработав сезон, возвращались домой. Питались в основном солёной рыбой и поэтому сильно отекали. Другие подростки работали в местности Харгино, где вручную грузили песок и щебень на баржу для железной дороги. 

Люди на коньках

В Голоустном поголовно катаются на коньках. В декабре около берега устанавливается прочный лёд и деревенские одевают коньки. Обычно играли в хоккей с шайбой, но поскольку в Иркутской области культивируется хоккей с мячом (русский хоккей), то голоустьинцы играют и в него. Играли класс против класса, улица на улицу. Особенно бурно играли в 60-70 – е, когда было полно детворы.

Но и сегодня хоккей здесь в почете.  8 марта 2021 года в Большом Голоустном  прошел хоккейный матч, на который приехали звезды мирового хоккея. В дружеском матче против сборной Иркутской области вышли Вячеслав Фетисов, Александр Якушев и другие игроки. «У меня нереальные впечатления от игры, - сразу после финального свистка сказал Фетисов. – Прекрасная погода, отличные болельщики, праздничное настроение. Лед фантастически красивый».

Сегодня среди экстремалов становятся популярными походы на коньках. Кататься  на закрытом катке и совсем другое дело – по открытой глади Священного моря! Ощущения космические! Под ногами бездна, а впереди беспредельный простор.

Умная лошадь

Для деревенских коньки нужны не только для забавы, но и для зимней рыбалки. А в прошлом старшеклассники на учёбу в Листвянку за 50 км. на коньках бегали. Бегали на «норвегах». Расстояния большие, гораздо быстрее и безопаснее скользить, нежели идти. По ветру на коньках можно разгоняться до 30 км. в час! Когда зверобои шли нерповать, они брали с собой санки на металлических полозьях, по льду они летят.

- Однажды льдину, на которой были отец с лошадью, оторвало от берега, и ветер быстро стал уносить её в море, - рассказывает Валентина Баендаевна. – Это увидел наш дед, и он тут же на лодке бросился спасать отца, перевёз его и вернулся за конём. Лошадь - самое удивительное, не шагнула в лодку, а аккуратно легла в неё  бочком. Когда пристали к берегу, она вскочила и без оглядки бросилась вскачь! Видно, тоже перепугалась, но какая она была умная!    

Громкоголосые певцы

Жизнь на байкальском приволье одарила сельчан чудесными голосами. Когда здешние пели на ёхорах, их голоса в тихую погоду были слышны на восточном берегу, в Бабушкине. «Ой, как красиво у вас поют!», - бывало, говорили на том берегу. Коллектив художественной самодеятельности из Большого Голоустного был одним из самых сильных на смотрах и концертах. Они проходили в музыкальном театре им. Загурского в Иркутске. На сцену выходили в бурятских национальных костюмах звёзды коллектива сёстры Ольга и Устинья Бортосовы. Своими голосами они буквально сотрясали театр!

Голоустьинцы с датской принцессой (в центре) в 2011 году

За невестами на Куду

Село стоит отдельно от Усть-Орды, Ольхона, Кудары и Тунки. А невест нужно было где-то брать. Свататься ездили обычно в Эхирит, к кудинским бурятам – худайн буряадудта. Была такая песня о них с упоминанием их родоначальника Батлая:

Хошоо нюурта хадамнай

Худайн голоор суутаймай

Худайн голоор хугашууд

Батлай долоон суутаймай

Много родственных связей с ольхонцами, откуда и фамилия Галзутов. А вот с кударинцами – кабанскими бурятами и тункинцами живущими за морем, брачных связей не поддерживали. Рядом с голоустинскими ашабагатами жили и живут по-русски тунгусы – по-бурятски хамниганы. Даже один из голоустьинских носил имя – Хамниган. Между Большим Голоустным и Бугульдейкой было село Зоги, где до Великой Отечественной войны они компактно проживали. Там осталась одна голая поляна, а хамниганы рассеялись по свету.

Живущие туризмом

Сегодня рыболовство, охота в тайге и зверобойный промысел на Байкале остались в прошлом. Заповедная зона! Хотя, как коренное население, жители села должны иметь право на добычу косули, нерпы и омуля для собственного пропитания. Но, к сожалению, буряты не входят в категорию «малочисленные народы Севера» и потому лишены льгот.

- В 90-е годы мы выжили только за счёт Байкала, рыбалки и охоты на нерпу, - вспоминает Михаил Баендаев. - Сегодня же рыбы не стало в море, и вся жизнь в деревне крутится вокруг туризма. Люди держат гостевые дома, на Новый год они уже забронированы.

В прошлом, жители Голоустного держали зимовья и постоялые дворы для путешественников из Иркутска в Забайкалье и обратно по тракту, проходившему по долине Иден-Гола — Голоустной. А сегодня они держат гостевые дома. Всё возвращается на круги своя. Но, вернётся ли когда-нибудь рыболовство и промысел на таёжного и морского зверя?

 

 

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Из архива Валентины Галзутовой