Культура 21 мар 2024 3805

«Эреэхэн - 320/100»

Таково авторское название оперы - победителя конкурса, объявленного министерством культуры в честь 100-летнего юбилея Республики Бурятия.

Таким образом, становится понятно, почему «100». Что касается «320», то это возраст пребывания Бурятии в составе Российского государства, что и послужило основой для сюжета оперы.

Уже после первой премьеры, которая состоялась 21 ноября 2023 года в Бурятском академическом театре оперы и балета, среди восторженной публики можно было услышать реплику, что Баир Дондоков воздвиг себе нерукотворный памятник и стал национальным героем.

Третий спектакль, прошедший 16 февраля 2024 года, был принят не менее горячо, с искренним энтузиазмом слушателей, большая часть которых прибыла из Агинска Забайкальского края не только для того, чтобы отметить Сагаалгаан, но и посмотреть «Эреэхэн».

Вместе с тем, у некоторых любителей и знатоков оперы осталась некоторая настороженность по отношению к драматургии, сценическому прочтению, к режиссуре, да и к музыкальной целостности спектакля.

Не берусь дать ответы на все вопросы, возникшие в области использованных автором выразительных средств, однако, ясно, что мы имеем дело с незаурядным явлением художественной культуры, и поразмышлять об этом нужно.

Главная и безусловная заслуга композитора Баира Дондокова заключается в том, что он взялся за создание оперного произведения на бурятском языке, причём сам написал его либретто. До сих пор мы имели в качестве прецедентов такого рода оперу М.П. Фролова «Энхэ Булат-батор», написанную около 80-ти лет назад, и оперу А.А. Андреева «Гэсэр», сочинённую тоже почти полвека тому назад. Опера Ю.И. Ирдынеева «Чистосердечная клятва», увы, не ставилась, а оперы Д.Д. Аюшеева и Б.Б. Ямпилова писались по-русски. Кстати, опера Д.Д. Аюшеева «Побратимы» основывалась на том же событии, что и Баира Дондокова - о поездке бурят к Петру I с просьбой о включении в состав России, однако Дондоков в своём либретто опирается на более достоверную информацию из пьесы Б.Б. Барадина.

Второй важный фактор успеха оперы Дондокова заключается в том, что она появилась в нужное время и в нужном месте. Какой ещё сюжет может быть более актуален, чем история 320-летней давности, являющаяся едва ли не важнейшей вехой в становлении бурятской государственности? Давно известно, что чем малочисленней народ, тем больше он стремится стать великим. Это не парадокс, а закономерность. Буряты - молодая нация, и она динамично развивается. Идея оперы Баира Дондокова опирается на концепцию национального самосознания, и уже поэтому опера обречена на успех. Если бы автор не написал ничего кроме финального хора «Да здравствует великий народ, живущий под счастливой звездой!», он уже был бы признан национальным достоянием, как М.И. Глинка с хором «Славься!» в финале «Ивана Сусанина» или Д. Верди в «Навуходоносоре», или С.С. Прокофьев в «Александре Невском».

Однако Дондоков написал ещё и замечательные хоры в экспозиции «Эреэхэн», много сольных лирических и ансамблевых эпизодов, ярких симфонических фрагментов.

Да, кому-то могло показаться, что драматургия оперы Дондокова статична, что её конфликт остаётся где-то «за кадром» и не показан на сцене. Вряд ли может считаться конфликтом балетная сцена с противостоянием светлых и тёмных сил. Но не нужно забывать, что драматургия бывает и эпической, повествовательной. Она не обязательно демонстрирует открытое столкновение героев. Её цель - показать их переживание, и тогда конфликт уходит внутрь, в душевный мир персонажей. Да и вообще, эмоциональная сдержанность гораздо ближе менталитету бурят, нежели драматические взрывы. Как все восточные культуры, им свойственна этика медитативности.

Не углубляясь в эту тему, всё же необходимо заметить, что авторам оперы удалось избежать противоречия между шаманизмом и буддизмом. Да и есть ли оно вообще, если компетентные аналитики полагают, что ламаизм органично синтезировал шаманизм и буддизм. Героиня оперы - шаманка, но она не демонстрирует ни своих религиозных обрядов, ни сверхъестественных сил. По сути дела, она просто патриотка, верящая в логическую необходимость осуществления принятых решений.

Ещё находясь в процессе сочинения оперы, Баир Дондоков тщательно продумал состав постановочной группы. Вполне естественно, что режиссёром спектакля стал Олег Юмов, заслуживший значительный авторитет своими работами в ГРДТ, в Бурдраме и даже в Бурятском оперном, где он осуществил новую постановку «Энхэ Булат-батор» и «Бальжан-Хатан». Разумеется, в его компетенции было определённое оживление статичных сцен, но он не стал этого делать, следуя концепции бесконфликтной драматургии.

Сценография выполнена выдающимся бурятским художником Даши Намдаковым, который, похоже, впервые пробует себя в качестве театрального оформителя. Поэтому ничего удивляющего зрителя он придумывать не стал, а молча последовал за общей постановочной концепцией. Значимость его проекту придала масштабная маска, символизирующая дух героини, которая воспаряет в небеса или возвращается к людям. Маска в полной степени демонстрирует скульптурный стиль Намдакова, и его ни с чем не спутаешь.

Теперь о музыкальном стиле оперы. Он насчитывает несколько пластов. Первый из них полностью отражает принцип этнического бурятского музицирования, который можно определить как гомофонно-монодийный. Между прочим, этот принцип широко использован в балете Юрия Ирдынеева «Лик богини». Он приводил в недоумение сторонних приезжих музыковедов, которые не могли понять, зачем одноголосный напев долгое время дублируется в унисон двумя или несколькими инструментами. А ведь так и было в бурятской песенной практике, когда певец унисонно дублировал свой вокал игрой на моринхуре, или дублировку осуществлял напарник-лимбист. Баир Дондоков мастерски использует этот приём и в лирических, и в драматических фрагментах своей партитуры. И это здорово «играет»!

Второй пласт стиля оперы подсказан современными красками оркестрового письма, когда оркестр внедряется в монодию кластерными ударами, выражающими эмоциональные вскрики и динамические сонорные всплески. Композитор тщательно рассчитывает эти звуковые комплексы, и это свидетельствует об отличном знании современного симфонического оркестра.

Следует особо отметить качественное исполнение партитуры хором и оркестром Бурятского оперного театра. (Главный хормейстер - заслуженный деятель искусств РБ Валерий Волчанецкий. Он же уверенно и убедительно провёл спектакль 16 февраля, и это не удивительно, поскольку на его плечи легла вся постановочная работа, пока театр ожидал приезда заявленного дирижёра-постановщика Ильи Норштейна. И. Норштейн весьма одухотворённо провёл два премьерных спектакля, но третий спектакль, с Волчанецким, прошёл более спокойно, чисто и выверенно.)

 Известный московский композитор Татьяна Камышева, послушав оперу несколько раз в записи, отметила, что уровень симфонического оркестра Бурятской оперы не только не уступает, но зачастую превосходит по качеству игру многих московских коллективов.

По рейтингу оперных спектаклей, представленному столичной газетой «Музыкальное обозрение», «Эреэхэн» вошла в четвёрку лучших за 2023 год. И в этом нет ничего удивительного: главный редактор «МО» Андрей Устинов приезжал на премьеру в Улан-Удэ и высоко оценил все параметры спектакля.

Не могу обойти молчанием одно обстоятельство, которое меня, мягко говоря, не убедило. Это сцена с Петром I. Во-первых, в ней присутствует явная эклектика, когда в одном произведении смешиваются разные стили, которые по определению не подлежат смешению. В данном случае это французская придворная музыка ХVIII века - и стилизация бурятского фольклора. Во-вторых, это сцена драматургически нелепа, и при детальном размышлении мыслящий зритель поймёт - почему. Налицо индифферентность царя по отношению к новым подданным. Сцена слишком важная, чтобы её пустить «на самотёк». Маестозная гимническая музыка вполне уместна и самодостаточна для этой сцены с царём. Более убедительной была бы совместная пирушка делегатов-бурят с царскими придворными. Кроме того, некоторые зрители выразили сомнение в том, что представительная бурятская делегация вряд ли отправилась бы в столь важный, трудный и опасный вояж без военизированной охраны и без идеологического лидера, положившись на девушку-шаманку. Но вполне возможно, что эти замечания выглядят как придирки, которые можно игнорировать. В целом спектакль является несомненной удачей и композитора, и всей постановочной группы.

Неоценимый вклад в постановку внесла народная артиста РФ Дарима Линховоин, принявшая на себя функции музыкального руководителя.

Нет необходимости анализировать работу солистов. Оба состава пели увлечённо и грамотно. Как всегда проникновенно и выразительно провела партию главной героини заслуженная артистка России Билигма Ринчинова.

В качестве резюме необходимо отметить роль министерства культуры Республики Бурятия в появлении столь нужного спектакля. Во-первых, это сама идея конкурса на сочинение опер и балетов к юбилею республики. Беспрецедентная идея, которая многим казалась невыполнимой. Во-вторых, это контроль за процессом выполнения условий конкурса. В-третьих, организация семинаров и консультаций для либреттистов. В-четвёртых, обеспечение работы жюри, проводившейся в несколько этапов. В-пятых, твёрдая и последовательная реализация победивших работ.

В трудных и спорных моментах очень важную роль сыграла компетентность и бескомпромиссность министра культуры Соёлмы Баяртуевны Дагаевой. В результате и «Эреэхэн», и балет Анастасии Дружининой «Земля веры» стали этапными событиями в области национального музыкального театра, доказали перспективность творческого потенциала наших профессиональных композиторов.

Автор: Виктор УСОВИЧ, композитор

Фото: Николая Дулбаева

Читайте также