Культура 9 окт 2020 130

​Байкал - Подлеморье - вечность

© фото: Борис Дмитриев

Ушел из жизни Ким Николаевич Балков. Завершился круг его жизни, он - в вечности. Талантливый писа­тель навсегда останется в наших сердцах, сердцах его читателей. Его мудрое понимание жизни, души че­ловека ещё не раз поможет нам.

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Поступив в аспирантуру БНЦ СО РАН, я приступила к сбору и изу­чению материала по теме диссер­тации. Предстояло определить, творче­ство каких авторов буду исследовать. Тогда-то в мою жизнь уже серьезно, по-научному вошли впервые прочитан­ные еще в школьные годы книги инте­реснейшего русскоязычного писателя Бурятии II половины XX - начала XXI века Кима Балкова. Вошли, чтобы стать любимыми и остаться навсегда. Как и сам автор - с неторопливой дружеской манерой повествования, интересны­ми словами, тонкими наблюдениями, любовью к Байкалу и родной земле... В то время я не предполагала, что смогу встретиться с любимым художником слова вживую. Знакомство с писателем всегда страшит: вдруг окажется не та­ким, как представляешь его по текстам. В случае с Кимом Николаевичем в мою жизнь вошел старший товарищ, инте­ресный, мудрый, уважительно относя­щийся к мнению другого человека.

Мне до сих пор трудно осознать, что Кима Николаевича больше нет с нами, что не услышу его спокойный, мягкий голос, не смогу прочитать новые произ­ведения... Утешает лишь то, что со мной и с другими читателями остались его книги, его любимый Байкал и Подлемо­рье.

ТОНАЛЬНОСТЬ ФРАЗЫ

Ким Николаевич родился в Верхнем улусе села Большая Кудара (ныне Боль­шекударинское сельское поселение (п. Октябрьский) Кяхтинского района Бу­рятской АССР 15 сентября 1937 года.

В нем смешались русская, бурят­ская, тунгусская крови. О вероятности последней гласят семейные предания. Его характер соединил в себе «задум­чивость степняка с порывистостью тех, кто пришёл в Сибирь по нужде или по «неупокою душевному»». В повести «Души живая память» писатель так на­писал о своих корнях: «Предок мой по матери пришёл на берег Байкала не по своей воле, по государеву указу, чтобы приумножить ясачные народы. Мог он в ту пору встретиться и со степным ското­водом, от которого пошёл отцов корень. Говорила мать, и на вологодском дереве есть моя веточка. Родителя бабки моей нужда ли сюда занесла, неупокой ли ду­шевный?..».

У беспредельной любви к слову ро­довые корни. Дедушка писателя Шу­лун (Николай Балков) был известным бурятским сказителем, сочинявшим и исполнявшим улигеры. Он, придержи­ваясь традиций, играл на хуре, сказания не рассказывал, а пел. Словесно-му­зыкальный дар передался по наслед­ству - проза внука напевна. Для Балко­ва-прозаика «важна тональность фразы, музыкальность; нашёл ритм - тогда лег­ко писать». Отец Николай Николаевич Балков был учителем русского языка и литературы, просветителем, любителем стихов. В свободное время он выступал на вечерах с их чтением...

ЗЕМЛЯ У БАЙКАЛА

К писательству Ким Балков пришёл не сразу. Как многие его ровесники, ли­тераторы второй половины XX века, он много лет работал журналистом. В бес­численных командировках по родному краю нащупывал свои первые темы, знакомился с людьми, впоследствии ставшими прототипами его героев.

Главными в творчестве Балкова ста­ли образы Байкала, Подлеморья и в це­лом Сибири. Они предстают как «своё», родное пространство, тесно связанное с природной средой. Для Балкова Бай­кал был родным, местом, без которого он не представлял свою жизнь. Друзья приглашали переехать в Переделкино, Новосибирск и другие города, но ото­рваться от Байкала он не мог («Я не по­еду никуда далеко от Байкала. Я привык жить на берегу озера, начиная с Баргу­зина в детстве. Когда жил в Бурятии, был дом в Батурино»).

В романе «Байкал - море священ­ное» есть такие строки: «Не русское море, не бурятское, не чьё-то ещё… Все­ленское … по сей день непонятна чело­веку его неземная красота. От веку при­ходят люди к байкальским берегам, не с любовью, нет, с трепетом, как если бы это было святое место. Глядят на волны и дивуются, и не посмеет никто поднять руку на эту неземную красоту».

ГЕРОЙ ПУТИ

Балкова привлекает человек со сложным внутренним миром, с откры­той душой, ведь «душа - это малая часть пространства». Душа очень важна в поэ­тике прозы Кима Балкова.

Балковский герой зачастую герой мятущийся, ищущий ответа на извеч­ные вопросы, страдающий от проис­ходящего вокруг него. Кроме того, по словам самого писателя, его герой «в чём-то сумасшедший, уходящий серд­цем в какие-то иные миры». Это герой пути, который оказывается на пересе­чении времени и пространства (сборни­ки прозы «Звёзды Подлеморья», «Куда подевалось небо», «Серебряная коно­вязь», роман «Берег времени», повесть «За долами, за облаками» и др.).

Его герой приходит к Байкалу для того, чтобы поразмышлять, принять решение, утвердиться в правильности избранного пути, шире - ощутить гар­монию мироустройства.

Не случайно «чужаки» у Балкова - люди, для которых «край у Байкала» просто «временное место пребывания», по словам одного из главных героев по­вести «Мост» - старого лесника Агвана, «отчаянные, без жалости на сердце. Тай­гу изводят…».

В ГАРМОНИИ С ПРИРОДОЙ

В новых произведениях писатель продолжает как летописец фиксировать перемены, которые за полстолетия про­изошли со страной и с родными для него и его героев местами, недоумевая, стра­дая от увиденного и услышанного («на сердце тягостное смущение и неумение понять, что происходит» - «Страх»). Как и его герои, Балков недоумевает, что же происходит с людьми («может, у них и души-то нету»), с окружающим миром, способен ли человек выстоять в этих ус­ловиях, не изменить своей душе, когда на пути развития прогресса он оказался на рубеже - продолжения жизни и само­уничтожения. Часто люди равнодушны к бедам общего дома - природы, что свидетельствует о трагических измене­ниях сознания современников.

На протяжении всего творчества, от произведения к произведению К. Балков заостряет внимание на том, что человек всё больше берёт у природы, не оглядываясь и не задумываясь о бу­дущем.

«Человек всегда оставался челове­ком. Если есть в тебе доброе начало, если ты способен противостоять злу, ты сможешь жить в гармонии с природой, с другими людьми, с миром».

СЕРЕБРЯНАЯ КОНОВЯЗЬ

Несмотря на остроту поднятых во­просов, автор и его герои с надеждой глядят в будущее, ведь за их плечами тысячелетний народный опыт. Не слу­чайно в название сборника 2017 года входит слово «коновязь». Это символ дома, оседлости, знак принадлежности к семье, роду, народу, нации. В книгах первых двух десятилетий нового века произошел поворот к темам и образам, связанным с национальными корнями. Показательны слова писателя: «В по­следних произведениях чаще появляет­ся степь… Как выйдешь в степь, ощуща­ешь, что это твоё, родное».

И ещё немного о процессе творче­ства словами самого писателя. Они не только о писательстве, это - о самом Киме Николаевиче Балкове, его мироо­щущении, отношении к себе, к людям и к жизни.

«Это всё время бродит в тебе и потом выплёскивается в такую форму. Всё начинается с тоски. Я, во­обще-то, человек, оторванный от жизни, от реальности. Когда тоска переполняет, начинаешь писать. Так у меня с рассказами. И роман «Его ро­довое имя» такой».

«Вдруг увидишь развороченную лодку. Что случилось? И созревает замысел. Это как болезнь. Ты одержим замыслом, книгой. Литература - это своеобразная шизофрения».

«Направленность моего творче­ства - в соединении неба и земли че­рез человека - в каждом моём романе обнаруживает себя. Я оживляю приро­ду. В её движениях, в стихии ищу себя».

«Я скорее отшельник. Люблю оди­ночество, тишину. Я вообще считаю, что одиночество - естественное со­стояние, во всяком случае, для твор­ческого человека».

«Я живу в своем мире. Эгоист. Я не могу не писать. Пока не завершу про­изведение, не могу думать ни о чем другом».

«Моя проза с течением времени стала психологичнее, философичнее. Опирается на душу. Я стал стре­миться вести читателя за собой. Наверное, это проповеднический эле­мент. В этом плане становлюсь всё более проповедником. Я обращён к чи­тателю, то, что происходит с моим народом, мне глубоко небезразлично. Литература должна идти дальше, отвечать на вопрос, каков человек в России».

Продолжая мысль Кима Николаеви­ча: «Литература должна идти дальше, отвечать на вопрос, каков человек в России», в память о талантливом масте­ре слова предлагаю учредить литера­турную премию им. К.Н. Балкова на луч­шее прозаическое произведение.

Гунсэма БАДУЕВА, кандидат филологических наук, доцент БГУ

Фото: Борис Дмитриев