Культура 10 июл 2020 463

​Артём Морс. Из книги «Что музыка». Стихи

Артём Морс родился в 1982 году в Красноярском крае. Окончил филологический факультет Иркутского государственного университета, Литературный институт им. А.М. Горького. Член Союза российских писателей. Автор книг стихов «Из этого темнеющего сада» (2006), «Другими словами» (2014). Стихи публиковались в журналах «Дружба народов», «Футурум АРТ», «Плавучий мост», «Сибирские огни» и др. Живёт в Иркутске.

 

 

 

                                                               С. В. 

выпростались из темени
матери лона сна
комнатные растения
мёртвые имена 

аглаонема скиммия
сцилла каламондин
кливия бугенвиллия
хойя эхмея мирт 

гладкие лакированные
капсулы семена
снова рождают новое
корни растут до дна 

что ты стоишь как вкопанный
смотришь в окно на снег
мятый ненужный скомканный
комнатный человек

 

 

Ночной этюд 

Ночь приходит из тёмного леса
и приносит в дырявом мешке
золотое кольцо интереса
и луну на худом поводке. 

Расступаются реки и горы,
звери прячутся, птицы молчат,
даже кухонные разговоры
превращаются в тихий чат. 

Тишина повисает на нитке,
будто ёлочный херувим,
будет ночь до утра в избытке
песни петь малышам своим. 

Папа курит и смотрит в окошко,
как на небо выходит луна,
скоро я подрасту немножко,
буду тоже курить у окна.

 

 

*

каждой весной в Сибири
в промежутке между таяньем снега
и цветением первых цветов
наступает время большого танца
танцующих поездов
только представь себе
каждый ну то есть буквально каждый
от маленького ребёнка до пожилого дяди
танцует в ритме собственной музыки
живущей в его в голове
личная музыка движет всеми
а некоторых даже поднимает над землёй 

во время большого танца
в эпоху великого танца
когда единственно верным
и внутренне необходимым
оказывается лишь танец
будто это последнее
и самое нужное
что осталось на земле 

и вот каждой весной
между последней горсткой снега
и первым распустившимся цветком
в Сибири наступает это важное время
время тёплого ветра
время большой свободы
и огромной любви
его трудно понять
но можно попробовать ощутить
выйдя из поезда
на перрон станции Тулун

23 апреля 2018 года
в 15 часов 13 минут

 

 

Путешествие 

Мы едем:
за окном снега,
леса, поля, холмы,
дорога вьётся, далека,
ленивой ниточкой вьюнка,
мелькают то река Куда,
а то село Зады.

 И всюду жизнь, и всюду край
земли и неба, где
идёт простуженный февраль,
и родина везде. 

Мы знаем
северный уют
степного ветерка,
где песни долгие поют,
где самогон не морщась пьют,
где вместо слов по морде бьют,
если не мнут бока. 

И просто всё, и сложно всё,
давно и навсегда.
Лежит земля, вода течёт.
И счастье, и беда. 

Мы видим
прошлые века
и как молчит курган
о том, что нету языка,
чтобы сказать наверняка,
куда течёт река Куда
и где остаться нам.

 

 

Кровью своей золотой,
липовой мягкой кожей
вышел из сердца герой,
ни на кого не похожий. 

Вышел как будто чужой,
ласковый и некрасивый,
с донкихотовской бородой,
плюшевой страшной силой. 

Кто он такой — как снег
на голову упавший —
маленький человек,
недоедавший каши? 

Может быть, великан,
пальцем свернувший горы?
Пусть он расскажет сам —
выслушать мы готовы.

 

 

Лес 

Берёзы трёхэтажный дом,
тропы просторной автострада,
болото — тоже водоём,
кустарник — он навроде сада.
Здесь можно жить! Впусти нас, лес!
Мы будем милыми, как дети.
Открой нам шкаф своих чудес,
мы очень любим игры эти.
Но лес молчит, как старый дед,
как будто слышать нас не хочет.
Ну знаешь, это не ответ —
мы остаёмся тут до ночи.
А ночью страх, а ночью мрак,
а ночью жуть как интересно.
В таких таинственных местах
мы не бывали, кроме леса.
И свет не включишь — лампы нет,
одни космические звёзды,
а лес ворчит, как старый дед,
вид у него почти что грозный.
Да он храпит! А мы куда?
Куда из леса нам деваться,
неужто заблудились, братцы?
И тут мы понимаем: да!
Куда бежать — повсюду лес,
такого мы не ожидали,
умножились лесные дали,
деревья встали до небес.
Там шорох, здесь ночная птица,
там ветка хрустнула впотьмах…
О, жизни чёрная страница!
О, сжавший горло жуткий страх!
Нам стало тошно. Лес, дружочек,
ну, отпусти же нас домой…
Нам холодно и жутко очень,
мы здесь погибнем, боже мой!
Но лес лишь буркнул нам в ответ:
«Нет!»
Так, растворясь в ночном кошмаре,
не видя выхода в другом,
мы населеньем леса стали:
кто мхом, кто птицей, кто кротом…
Нас обняла навек природа,
нас проглотил могучий лес.
И вдруг мы поняли: свобода
на свете есть.

 

 

Прочитано, смято и выброшено,
но что-то впитала душа,
так рыба, хотя и выпотрошена,
смотрит на нас не дыша. 

Так замок разрушенный, брошенный
из кубиков на полу,
приснится игрушечный, крошечный,
но победивший тьму. 

Из Тмутаракани памяти
всплывают и стыд и страх,
но вот уже замок каменный
привидится в облаках. 

Карманная мелочь плещется,
как рыба, попавшая в сеть,
во имя всего человечества
она должна умереть.

 

 

Д. Д. Итигэлову

 Мне однажды сказали:
«Когда-нибудь ты
собственными глазами
увидишь чудо.
Жизнь способна по-настоящему удивить,
когда нарушает собственные законы».
Я не поверил,
как не верю ни во что —
мистическое, религиозное, сказочное…
Я человек скучный.
Однажды я видел мужчину,
сидящего в храме
в одной позе
много-много лет.
Он не был ни жив ни мёртв.
Молчал, но его слышали.
Отсутствовал, но был с нами.
«Это чудо!» —
говорили одни.
«Это невозможно!» —
подхватывали другие…
Какое же это чудо?
Мы ведь знаем, что есть вода,
у которой нет ни начала, ни конца.
Есть ветер, для которого нет границ.
Есть огонь, способный победить всё.
Есть земля, чья мудрость
настолько огромна,
что ей не нужны ответы,
потому что не существует вопросов.
А разве человек не часть природы?
Разве в нём нет воды,
земли, ветра и огня?
Разве это не закон жизни?
Зачем же его нарушать?

 

 

*

 1

 что музыка когда повсюду жизнь
любовь и смерть сомнения и знаки
простая вещь становится душой
всё прочее рождается из звука
всё хорошо что тлеет не спеша
выходит свет на долгую дорогу
помимо нот есть голос и лицо
зачем оно притягивает звуки
скрип лестницы святая простота
дыхание распахнутые окна
просторней неба нету ничего
и тишина распахана как поле
что музыка когда придёт она
не будет ничего что было прежде
закроется вселенная и скажет
пойдём смотреть как шумно пьют цветы

 2

но если говорить о музыке всерьёз
что нужно ей
смиренной беспощадной
коварнейшей как ядовитый газ
сомнение терпение отвага
вот это всё что есть внутри любого
что музыка когда её в слова
оденешь точно куклу
пластмасса да и только
потому
ни слова больше
слушай тишину

 

 

*

Уже почти вошло в привычку
не спать полночи, вот опять…
Стихи — ночная электричка:
отходит в час, приходит в пять. 

И вроде бы всё как обычно —
весь день назавтра хочешь спать.
Стихи — больная электричка:
лечить, снотворное давать! 

Представь, что всё это в кавычках:
чужой багаж, ручная кладь.
Стихи — пустая электричка,
но вот она слышна опять. 

Стучит в висках, кричит по-птичьи,
гремит и не даёт уснуть —
моя любимая электричка,
вези меня куда-нибудь.

 

 

*

Сквозь этот холод, космос, пустоту
растёт зерно, и вместе с ним растут
цветок и дерево, отвага и тревога,
передо мной растёт моя дорога,
и тень моя, и всякая судьба
готовит всем по росту короба.
Метёлочка метёт, а ветер носит,
и в голову уже надуло проседь…
Простая жизнь, простая, как вода, —
течёт, не утекает никогда.
Горит-горит холодная звезда.