Культура 31 июл 2021 1143

Кибер-фестиваль живительных эмоций

Фестиваль «Золотой голос Байкала», без сомнений, стал взрывным во всех смыслах

Фестиваль «Золотой голос Байкала», без сомнений, стал взрывным во всех смыслах. Учитывая, что он проводился во второй раз аж через 13 лет, уже вызывал любопытство. Но более странным мог казаться и его формат: как можно соревноваться в вокале, будучи за тысячи километров от места организации? И как оценивать мастерство исполнителей, если члены жюри находились одномоментно в Москве, Сеуле, Нью-Йорке, Париже, Киеве и Улан-Удэ?

Эти же самые вопросы задавали себе его организаторы – театр «Байкал», - которые невольно стали авторами мирового опыта проведения музыкальных конкурсов на «удалёнке». И то, что это ноу-хау вселенского масштаба с изумлением подтверждали в «прямом эфире» члены жюри - продюсеры и музыканты международного уровня. Теперь можно с уверенностью заявлять - «Байкал» не просто театр мирового уровня, поскольку ему рукоплещет, как минимум, треть земного шара, теперь - это творческая лаборатория, где в заданных условиях создан уникальный шоукейс, по которому в ближайшие годы господства пандемии заработает весь музыкальный мир. Но обо всем по порядку.

РАЗ В 13 ЛЕТ

Конкурс-фестиваль «Золотой голос Байкала» впервые состоялся в Бурятии в 2008 году. Его отличие среди множества подобных было в том, что обязательным условием конкурсной программы стало исполнение песни на бурятском языке. Тогда он наделал много шума, поскольку многим знакомые бурятские песни, спетые иностранцами, прозвучали настолько оригинально, что спровоцировали серьезный всплеск интереса к позабытым мелодиям. Это, скорее всего, и прослужило сигналом, что у «Золотого голоса Байкала» - неплохое будущее. Это самое «неплохое будущее» вынуждено было состояться аж через долгих 13 лет, аккурат во времена, когда на планету обрушилась пандемия и объективно мир приостановился в передвижении. Но не в движении. Поскольку нет худа без добра для тех, кто ищет пути. За 2020 год «опыта работы на «удалёнке» театр «Байкал» самостоятельно освоил искусство видеопроизводства и, возможно, это обстоятельство позволило заглянуть за горизонты мировых локдаунов.

- Для нас сам вопрос проведения фестиваля-конкурса «Золотой голос Байкала» стал серьезной головной болью, поскольку вопрос отмены не мог стоять по причине того, что он из проектов федерального уровня и поддержан Правительством Бурятии. Его можно было перенести на более поздний срок, но это не стало бы гарантией проведения так, как должно быть. Нам в тот момент казалось, что единственный вариант - это классический, с живым участием конкурсантов, членов жюри, зрителей. И настроить сознание на иной вариант, то есть полностью в онлайн-режиме было не просто сложно - мозги скрипели в натуральном смысле! И настроить конкурсантов и членов жюри было делом непростым - для всех это, как выясняется, первый опыт. Не все заявившиеся ранее конкурсанты приняли этот первый опыт и это нормально. И, тем не менее, могу ответственно заявить, что результат для всех нас удивителен. Он принес столько новых решений, открытий, эмоций и, без преувеличения, могу сказать, новых неведомых сил. Хотя день подготовки шел за три, мы должны были не просто бежать, а бежать с утроенной силой и при этом не допускать ошибок. При этом сопровождает странное ощущение решения уравнения с тремя неизвестными, где самое непредсказуемое - результат. Но количество просмотров, комментариев с абсолютно живыми эмоциями убеждает, что главный результат - это новый успешный опыт, - рассказывает Жаргал Жалсанов, председатель жюри конкурса, художественный руководитель театра «Байкал».

Итак, 21 конкурсант из 17 регионов и стран вступили в схватку за Гран-при фестиваля-конкурса «Золотой голос Байкала», и члены жюри из пяти стран-лидеров музыкальной индустрии на четыре дня выпали из реальной жизни, чтобы полностью погрузиться в атмосферу бурятской песни. И если первый конкурсный день для вокалистов был презентацией своего этноса, во второй - они исполняли песню на бурятском языке, выбранную конкурсантом по жребию. И в этом выборе тоже немало нюансов, хотя организаторы приложили массу усилий для подбора песен. Так, из 21 прозвучавшей - 10 были народными, 11 - песни бурятских авторов и композиторов. И поскольку в формате онлайн аплодисментами служили комментарии зрителей «прямого эфира», это был тоже любопытный и уникальный опыт реакции на происходящее. Так, на «Песню табунщика», которую исполнил будущий обладатель Гран-при из Греции Иоанис Кофопулос, реакция была настолько необычной, насколько необычной была новая подача песни. «Лошадь тихо скачет!», - подтрунивали в комментариях ценители популярной песни. Но к финалу исполнения настроения мгновенно менялись - от изумления на восторг. Таковой была реакция на исполнение вокалистов из Татарстана, Чувашии, Башкортостана - смело можно перечислить весь список. Но если казахам, алтайцам, тувинцам и даже якутам, кажется, чуть проще передать природу бурятской песни - и тонально, и ментально, то чем географически от берегов Байкала дальше находится исполнитель, тем интереснее прочтение позабытой местами бурятской мелодии. Скольким песням «Золотой голос Байкала» вдохнул новую жизнь…

В ЧЁМ ФИШКА, БРАТ?

Чем, кроме музыкальной составляющей, оказался ценным фестиваль? Атмосферой. Хотя более странного качества, чем атмосфера для онлайн-проекта выдумать невозможно. Как можно предположить качество эмоций, когда невозможно смотреть «глаза в глаза», пожать руку, обнять и поплакать от восторга в плечо. Как выясняется - можно! Открытие фестиваля на берегу величественного озера Байкал негласно заворожило всех участников шумом байкальской воды, набегающей на гальку волной, легкими порывами ветра. Церемонией открытия стала видеопанорама жизни байкальских людей. И живые картинки, исполненные артистами театра, сменяя одна другую, повествовали о природе человека с берегов великого озера, о роде занятий, традициях, ремеслах, песнях и танцах. И аутентичность самого Байкала, казалось, выписана в движениях, словах, музыке одноименного театра. Казалось, сам дух Байкала нашептывает верность выбранной идеи. И картинка была настолько живой и органичной, что казалось - протяни руку, и ты ощутишь тепло происходящего. На то, видимо, и мастерство, посредством которого театр «Байкал» транслирует любовь и заботу о тех, кто решил вместе с ними принять участие в этом удивительном эксперименте. И то, с какой филигранностью удавались все эксперименты, не перестает удивлять. Поскольку, кроме конкурсной программы, фестиваль опять же впервые новой бурятской реальностью продемонстрировал новые проекты: мастер-классы по манере исполнения восточной и западной бурятской песни от Дондок-Сэрэна Бутидэй и Дандара Бадлуева, по горловому пению от чело[1]века-оркестра Баттувшина Балданцэрэна, опыт участия в фестивалях этнической музыки от блистательной Намгар, практические советы начинающим артистам от Татьяны Ламборез. И речь идет не об авторах-теоретиках - о практиках, чье имя в мире большого искусства уже само по себе бренд. А сколько эмоций вызвали коллабарации, где в дуэтах из разных концов света прозвучало еще с десяток бурятских песен, которые вызвали щемящее чувство тоски. И даст Бог, не по уходящей песенной культуре бурят. Тоски по возвращению, чуть было не потерянному.

Теперь главным становится вопрос - насколько серьезно будет воспринят и оценен этот странный опыт, когда в заданных условиях жестких ограничений случился яркий, и, как выясняется, реанимационный для бурятского языка фестиваль песни. Бурятской песни. Поскольку именно бурятская песня при сильных драйверах в лице театра «Байкал» и Правительства республики неожиданно может стать решением ключевой повестки для этноса - удержание уходящего языка.

Автор: Норжима ЦЫБИКОВА

Фото: vtinform.com