Культура 31 июл 2021 708

А Хилок по-прежнему бурлит

В 2022 году выдающемуся писателю, журналисту Барадию Мунгонову исполнилось бы 100 лет

«Рота наша попала под сплошной обстрел врага, нас в упор расстреливали из всех видов орудий. Вынудили все-таки тех, кто двигался вперед, залечь прямо на открытом поле, всего-то в трех метрах от передовой… Видно, как получившие тяжелые увечья взывали о помощи, корчились от боли».

Это выстраданные, пропущенные через сердце, правдивей некуда строки из фронтовых очерков Барадия Мунгонова «От родных степей на тропу войны». Не раз и не два Барадий Мункуевич на крыльях мыслей возвращался в свою боевую юность, опаленную войной. Март 1942 года. Парню из Хилокской долины, красноармейцу Мунгонову только 19 лет. И он - в настоящем фронтовом огненном пекле. 548-й стрелковый полк 116-й стрелковой дивизии ведет кровопролитные бои под Смоленском. Он не знает, что выживет в этом настоящем аду. А потом будет госпиталь, в котором рядовому Мунгонову приходят мысли об отчем крае, где он сделал пер[1]вые шаги, откуда высоко взлетел.

«УБИТ ПОД СМОЛЕНСКОМ»

Улус Шэлэ Бадинского сомона Хилокского аймака. Там, среди лесов и озер на берегу прозрачной речки Кусота формировался его характер. Сын Мунхын Мунгэна рос трудолюбивым, рассудительным и почтительным к старшим. Его мама Цыжиб Аядуевна не могла нарадоваться на сына, рас[1]сказывая, что Барадий «и сено косил, и урожай убирал, и за овцами, коровами ухаживал, и помощником тракториста работал». На малой родине приобщился к охотничьему промыслу: не случайно в первое время на фронте был снайпером. Юный Барадий рано узнал, как достается кусок трудового хлеба: проливал пот в колхозе, работая чабаном, пастухом, конюхом, прицепщиком на тракторе. С детства много и охотно читал, любил рисовать. В 1937 году, окончив фабрично-заводское училище при Хилокском железнодорожном депо, стал учеником слесаря-наладчика паровозов. В 1939 году 17-летним пареньком приехал в Улан-Удэ. Поступил в ФЗУ мясокомбината, после окончания которого устроился на это же предприятие в цех забоя скота. Затем в 1941 году после шестимесячных курсов чертежников-землемеров трудился топографом в Селенгинском аймаке.

Согласно документам, с 10 сентября 1941 года Улан-Удэнским ГВК он был призван в ряды РККА. В начале февраля 1942-го он и еще четверо земляков - Гунга Базаров, Цыбен Цырендоржиев, Дондок Пордиев, Бадмацырен Цыби[1]ков - ехали на Западный фронт. Целый месяц новобранцы шли на передовую, шагая ночами по белому снегу. Вот и село Дуброво Смоленской области. 29 марта 1942 года во время сплошного вражеского огня Барадий зарывается в горячий снег. Рядом гибнут боевые товарищи. В том смертельном огне вражеская пуля задела его горло: как вспоминал Барадий Мункуевич, был «перебит напрочь кадык». После того боя кто-то из штабистов второпях, посчитав его погибшим, составил «Донесение о без[1]возвратных потерях», подписанное комиссаром штаба 116-й стрелковой дивизии Бондаренко. Из этого донесения, в котором исказили его фамилию и имя, следовало, что «красноармеец Барадиф Мунгулов убит в бою за Гореловский Смоленской области, 29.3.1942 года, похоронен в братской могиле с. Замошье Барятинского района Смоленской области». Под этим искаженным именем будущего автора романа «Хилок наш бурливый» в 1995 году ошибочно занесли в число погибших в четвертый том Книги Памяти Читинской области.

В «ҮНЭНЕ»

Но всем смертям назло выжил солдат Победы Мунгонов в кровавой фронтовой мясорубке. После ранения был комиссован и отправлен в тыл на лечение: врачи успешно провели операцию. «В настоящее время горло - искусственное, инвалид 3 группы, временно не работает», - 17 мая 1948 года писал в представлении к награде улан-удэнский горвоенком подполковник Серебренников. Кое-кто из коллег после войны говорил, что у него «железный» голос, а на самом деле, как вспоминала Лхамасу Батожабай, его голос был «сиплый и тихий». Но зато характер – железный, выкованный в трудовых колхозных буднях и на передовой.

Только спустя шесть лет после Победы награда нашла фронтовика. Барадий Мункуевич Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 мая 1951 года, пусть с опозданием, но получил-таки заслуженную, заработанную пролитой кровью, боевую награду - орден Красной Звезды. Как раз в то время труженик Победы Мунгонов работал в газете «Буряад-Монголой үнэн» (с 17 апреля 1947 года - корреспондент, а затем в течение 12 лет - заместитель ответственного секретаря), трудясь плечом к плечу с другими фронтовиками - Намдыком Цыбеновым, Галаном Данзановым, Жамбалом Жамбуевым, Арсаланом Жамбалоном. С блокнотом корреспондента исколесил всю республику. Годы журналистской работы в «Үнэне» были достаточно продуктивными. Так, за это время, помимо очерков, он написал поэму «Охотники», сборники рассказов «Радость труда», «Родной улус», «Первая дичь - утка» и, конечно же, свое главное произведение - роман «Хилок наш бурливый», посвященный землякам, родственникам и людям труда. Многоплановый роман стал заметным достижением бурятской литературы, значительно обогатив ее художественные традиции. В нем наиболее полно раскрылся яркий талант писателя. «Хилок наш бурливый» издавался в журнале «Байгал» (1958 год), в издательстве «Советская Россия», миллионным тиражом в «Роман-газете» и в Монголии. За это произведение Барадий Мунгонов, наряду с Чингизом Айматовым (!), выдвигался на соискание Ленинской премии - высшей писательской награды страны того времени.

В мирное время давало о себе знать ранение, но писатель сумел встать на ноги, благодаря поддержке супруги Даримы Очировны и профессионализму врачей.

Осенью 1961 года Барадия Мункуевича как признанного прозаика направили учиться на высшие литературные курсы при Литературном институте имени Горького. После его окончания с 1961 года заведовал отделом прозы журнала «Байгал». Свою заслуженную премию (государственную литературную премию Бурятской АССР) он все-таки получил за роман «Щедрое сердце», посвященный сельскому труду и написанный на основе изучения жизни тружеников Иройской долины. Прототипом главного героя этого романа Дамбы Дамчеева стал фронтовик, Герой Социалистического Труда, кавалер ордена Александра Невского, прославленный председатель колхоза имени Карла Маркса Жамсо Ванкеев.

По воспоминаниям родственников Барадия Мунгонова, в последние годы жизни, когда он тяжело заболел, его супруга Дарима Очировна порой привозила мужа в родные края на высокий берег Кусоты в местности Бери. Малая родина, описанная в романе «Хилок наш бурливый», придавала ему сил. И писатель, окрыленный возвращался в большой город, чтобы творить.

ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ № 29 АДМИНИСТРАЦИИ г. УЛАН-УДЭ ОТ 02.03.1992 ГОДА:

- После этого редактора (Барадия Мунгонова - авт.) нельзя было найти ни одной ошибки. Это был очень ответственный, образованный человек, сделавший много для писателей. Редактор должен был исправлять написанные писателями рассказы, повести, романы и произведения других жанров, делать их доступными и выразительными. Он редактировал романы Бадмы Шойдокова,  Цыденжапа Жимбиева, Доржи Эрдынеева

О чем речь
ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ № 29 АДМИНИСТРАЦИИ г. УЛАН-УДЭ ОТ 02.03.1992 ГОДА:

Присвоить имя писателя, заслуженного работника культуры и лауреата госпремии Республики Бурятия Мунгонова Барадия Мункуевича, улице в посёлке Восточный Железнодорожного района г. Улан-Удэ».

Автор: Баясхалан ДАБАИН

Фото: Фото из открытых источников