Культура 17 ноя 2022 1962

«Копите благие поступки»: буддийский мастер Тимур Ешиев – о важном в жизни

Путь от бойца ОМОНа и ветерана чеченской кампании до признанного мастера, создающего буддийскую атрибутику -  таков жизненный путь Тимура Ешиева. О формировании личности, о близких, дружбе, что дает силу и веру  -  в материале газеты «Бурятия».

Тимур Ешиев родился в 1970 году в семье простых тружеников села. Отец работал строителем, мать преподавала музыку в детском саду и школе.

 - Родился третьим ребенком, есть два брата и сестра. Младший брат -  Ригзен лама, достаточно известный в городе и республике человек, - рассказывает Тимур Цыренович.

В детстве, в дни каникул, особенно летом, братья всегда старались подзаработать, чтобы как-то помочь  родителям. Ребят к труду с детства приучил дедушка - фронтовик Дамдинжап Бимбаевич Базаров, человек старой закалки, который сам любил делать всё своими руками. Именно он привил нашему герою желание делать все основательно, а также духовную основу.

- Родные братья деда были ламами, которых репрессировали в 30-х годах. Один из них также был дарханом. Сам дедушка был человеком религиозным, читал буддийские трактаты на старомонгольском и пересказывал их нам. Не зря младший брат в итоге стал буддийским священнослужителем. Это результат того, что в нас закладывал дед, какими хотел нас видеть, ведь во времена СССР это было не просто. Когда нас ещё не было, он воздвиг буддийскую ступу в честь своих братьев-лам, и через некоторое время на свет появились мы. Всегда говорил нашей маме: «Это мои братья вернулись...», - продолжает Тимур Цыренович.

Рисовать Тимур любил с детства. После школы поступил в Ростовский государственный университет на художественно-графический факультет, но по семейным обстоятельствам учебу пришлось оставить. Вернувшись домой, еще до призыва на действительную военную службу, год проработал в родном совхозе «Кижингинский», а после ушел в ряды Советской армии, на целых три года. Тот опыт службы на море, по собственному признанию, сформировал его как личность - то время он вспоминает с теплотой.

- За три года я пересек четырнадцать морей и два океана. Судьба выдала мне шанс посмотреть мир, увидеть, как живут люди в других странах мира. Был корабельным художником: по «важности» это -  третий  человек на корабле, после командира корабля и замполита..., - смеется наш собеседник. - В основном рисовал праздничные стенгазеты, на морскую тему, а также по просьбам матросам, не взирая «молодой» он или «старый». Домой вернулся в ноябре 1991 года, а через месяц не стало великой страны СССР. Пришли, как у нас в народе говорят, «лихие» девяностые. Все мы наверно помним это смутное время, самый разгул криминала. Два года прошли как у всех - пытались выжить, заниматься коммерцией.

Параллельно Тимур мечтал попасть в спецназ и бороться с несправедливостью и криминалом. После развала СССР появляется первый ОМОН в Москве, позже начался набор и в Бурятии. Так он попал на службу в органы внутренних дел, в ОМОН при МВД по РБ.

В декабре 1994 года начались события, связанные с Чеченской республикой. К тому времени Тимур Ешиев - аттестованный сотрудник ОМОН. В 1995 году он дважды участвует в боевых действиях в Чеченской республике. Для бурятского ОМОНа те времена -  самые сложные.

- Моя служба проходила с 1993 по 1998 год. За боевые заслуги был награждён орденом Мужества и медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени. На пенсию ушел по состоянию здоровья по инвалидности, - рассказывает ветеран боевых действий. -  Теперь, когда тебе уже за 50, начинаешь понимать, что та «война» - это «черная» полоса в моей жизни, но также и опыт, который надо использовать только во благо. Донести до людей, что любая война  - зло. Но, несмотря на все отрицательные моменты, служба в ОМОНе подарила мне  друзей -  «боевое братство». Я берегу эти отношения и всегда знаю, что в сложный момент рядом те, кто не предаст. Частенько, бывает, делюсь с ними своими творческими идеями, показываю свои работы. Мои боевые друзья принимают мой выбор и уважают.

Призвание

- В непростой для меня период ключевую роль сыграли мой младший брат Ригзен лама и, конечно же, моя супруга. Денег не хватало, успел поработать в охранных структурах, вначале нулевых даже съездил в Южную Корею, где оставил последнее здоровье, - признается Тимур Цыренович.

Тогда же Ригзен лама впервые попросил брата сделать буддийскую реликвию. В дацане, где тот служил, строили гунгарба -  буддийский алтарь, встроенный в стену. Он попросил вырезать верхнюю корону, дал орнамент. Несмотря на сомнения -  получилось.

Тимур Ешиев в своей мастерской

- Наставников у меня никогда не было, ведь умеющий человек просто так не будет делиться опытом с чужим. Мой учитель -  интернет, когда его не было -  выручали книги. У меня нет цели  делать быстро. Есть пенсия МВД, и могу себе позволить не торопиться, сидеть некоторое время и работать над сложностью. Доходит до того, что на одно изделие может уйти почти год. Большую поддержку оказывает брат. Он хорошо рисует, лучше меня. К тому же разбирается в буддийских орнаментах. Не раз был в Индии и наблюдал за работой местных мастеров. Подсказывает, не критикует, но указывает, как сделать лучше, поощряет на более сложную, тонкую работу. Ведь с простыми узорами и изделие выходит простоватым. С таким подходом стараюсь каждое следующее усложнять.

Молитвенный барабан

Однажды брат попросил сделать буддийские молитвенные барабаны хүрдэ. Первый изготовил из дерева, а второй решил попробовать в технике чеканки. С ней я познакомился в детстве, полтора месяца ходил в  кружок. Пришлось вспоминать. Результат людям понравился, настоятели Кижингинского дацана заказали еще один. И так сами ламы,  видимо,  рассказали обо мне -  второй вышел на меня, третий, пошло-поехало. В основном сейчас и делаю барабаны, а также ступы и гунгарба.

 

Буддийские алтари гунгарба работы Тимура Ешиева

Есть куда стремиться

Одна из крайних работ  - реставрация короны из Кижингинского дацана.

- Я ее покрасил золотом и добавил декоративные камни. А сережки сделал сам, - говорит наш собеседник и показывает фото работ непальских и тибетских мастеров. -  У нас в Бурятии так не делают. Это моя цель - стремиться к такому исполнению. Эта техника чеканки более сложная, ей нужно учиться у мастера. В общих чертах  знаю, но не хватает навыка, тонкости и моторики рук. Чеканка - вообще сложная работа. Нужно иметь для этого здоровье. Я же без корсетного пояса сидеть не могу в полусогнутом состоянии.
Тимур Цыренович признается, что работать основательно начал лишь в последние три-четыре года. То, что было ранее - время проб и ошибок. Хотя по собственному признанию -  освоить нужно еще очень многое.

Тимур Цыренович за работой

- Когда человек съездит в Индию, у него открываются глаза, а внутри - вера при виде изготовленных руками мастеров красоты. К вере начинаешь относиться по-особенному. А когда люди видят перед собой барабан, исполненный в чеканке, украшенный красивым орнаментом - они забывают обо всем, смотрят на него с трепетом, и мысли проясняются. Хочется показать людям, убедить их относиться к этому уважительно. Брат все предлагает в Индию съездить и посмотреть самому, но финансовую сторону никто не отменял, да и здоровье пошаливает. У меня группа инвалидности, после ковида появился диабет.

Надёжная опора

Супруга Инга Викторовна -  кандидат  исторических наук, учит детей истории в 49-й школе. Вместе пара воспитала двух сыновей Арсалана и Антона. Старший живет в Австралии уже пятый год, занимается финансами. Младший год назад окончил НГУ, айтишник.

- Детям я ничего не передал. По большей части от творчества они далеки и по жизни не особо верующие, хотя  им говорю, что  без веры жить тяжело, - говорит Тимур Цыренович. Он  признается, что ни о чем в жизни не жалеет. В прошлом было много ошибок, но сегодня его работа наполняет жизнь особенным смыслом.

Любимое дело наполняет жизнь особенным смыслом, уверен Тимур Ешиев

Должна быть опора - не материальная, а духовная. Такой человек в любых ситуациях найдет в себе силы, чтобы выдержать любой удар. Пытаться заработать все деньги не нужно, если ты трудолюбив, то всегда сможешь обеспечить себя и родных, но ставить такую самоцель не стоит: нажитое после смерти не унесешь с собой. Говорят, что происходящее -  это иллюзия. Копить в себе нужно благие поступки и дела, если верить в законы кармы по буддийской вере, то это повлияет на благополучное перерождение, а я верю в реинкарнацию. Это придает мне сил и уверенности в моих делах. Стараюсь жить правильно, и пусть порой бывает нелегко, но я знаю: трудности временные, - уверен наш герой.

Автор: Беседовал Антон ИРШУТОВ

Фото: предоставлено героем публикации