Экономика 29 июл 2020 468

​Семья из Бурятии поставила производство мебели на поток

© фото: Фотографии предоставлены Еленой Дугарон

Основатели и хозяева мастерской этнической мебели «Сундуки Бурятии» Чингис и Елена Дугарон встрети­ли меня у ворот своего дома и пред­ложили съездить в транспортную компанию «Энергия Забайкалье», а заодно поговорить об их предпри­ятии, которому нынче исполнилось пять лет, сообщает газета «Бурятия».

За этот период творческие, инициа­тивные и предприимчивые супруги прошли путь от никому неизвест­ных любителей до истинных профессионалов. Путем проб и ошибок, открытий и находок они в одном из микрорайо­нов Улан-Удэ наладили уникальное про­изводство.

О героях этого рассказа можно с уве­ренностью сказать: они обрели успех, нашли свое место под солнцем благо­даря тому, что в своем деле оптимально объединяют новые знания, технологии и старые традиции, которые корнями уходят в далекое прошлое.

- Сейчас мы едем в транспортную компанию, чтобы отправить гунгарба (домашний алтарь) в Иркутск, - начи­нает разговор Елена. - Мы работаем по заказам, и это для нас принципиальный тип труда. Домашние алтари - это одна из наших основных производственных линеек, и они требуют индивидуально­го подхода. Дело в том, что по гунгарба особых канонов нет. По этому поводу мы консультировались в дацанах. Спра­шивали, какого размера они должны быть, какие пропорции надо соблюдать при изготовлении алтарей. Ламы ска­зали, что есть некоторые правила, как всё (изображение божеств, атрибутика) должно быть размещено внутри, а главное, сам алтарь надо сделать так, чтобы было удобно. Поэтому с домашними алтарями чаще мы работаем на заказ. А этот конкретный гунгарба - большой, высотой один метр 70 сантиметров, с тумбой и верхней алтарной частью.

НАЧИНАЛОСЬ С СУНДУКА

Если говорить, как создавалась ма­стерская, то поначалу домашних алта­рей не было: все начиналось с сундука. Более пяти лет назад к программисту Чингису Дугарону обратились его знакомые с просьбой разобраться с фрезерным станком с числовым программ­ным управлением (ЧПУ). Надо было испытать его возможности: стояла зада­ча - вырезать что-то из дерева. Супруга Чингиса предложила смастерить бу­рятский сундук и отдать его детям под игрушки. Он, играючи, нарисовал на компьютере чертеж с бурятским орна­ментом и вырезал его на дереве. Резуль­тат впечатлил Елену: сундук получился на загляденье. Затем предложила пока­зать сундук в социальных сетях. Знако­мым он понравился.

- Потом заказали сундук невесты, и пошло-поехало, - вступает в разговор Чингис Дугарон. - Буквально через ме­сяц после этого пришел заказ на комплект сундуков.

Но Москва не сразу строилась. В то время для супругов Дугарон изготовление мебели в национальном стиле было просто увлечением. У инженера-систе­мотехника Чингиса, обучавшегося на электротехническом факультете ВСТИ, был небольшой бизнес: он специализи­ровался на поставках копировальной техники и комплектующих по госзака­зам. Его супруга, выпускница юрфака ВСГУТУ, преподавала на юридическом факультете, занималась наукой, а в сво­бодное от основной деятельности время размещала фотографии сундуков в интернете и вела переписку с клиента­ми. Дальше - больше. Елена создала в соцсетях страницу «Сундуки Бурятии», обратилась к организаторам бурятских свадеб и попала точно «в десятку». Одна из фирм проводила торжественное ме­роприятие, попутно снимала докумен­тальный фильм о традиционной бурят­ской свадьбе, и ей нужны были сундуки для реквизита. После сундуков невесты пошли заказы на домашние алтари. Большой рост на спрос мебели - сун­дуки, божницы, кровати, столы, стулья - в мастерской «Сундуки Бурятии» про­изошел в 2017 году. Постепенно супруги Дугарон оставили привычную работу в офисе и университете и полностью пе­реключились на изготовление и реали­зацию резной бурятской мебели.

ИЗ РОДА ДАРХАНОВ

Понятно, Чингис и Елена вовремя сориентировались и заняли свою нишу, много и напряженно работали, чтобы достичь успеха в своей сфере деятельности, совершенствовались. Но, думаю, что многое объясняется генами, пред­расположенностью.

Мама Чингиса и отец Елены родом из села Бургуй, из горной Закамны. Так, деды Чингиса как по отцовской, так по материнской линии искусно столярни­чали, работали с деревом. Огромное влияние на становление Чингиса как мастера оказал его дядя, Николай Дари­цыренович Батуев, народный художник РБ, автор государственного флага Ре­спублики Бурятия.

Предки Елены - знаменитые масте­ра-умельцы Тубшиновы (Тубшин-дар­хан, Дархан-таабай, Бато-Мунко Галда­нович Тубшинов) славились умением изготовлять фигурки божеств, женские украшения из серебра. Не случайно в 1940 году изделие легендарного бур­гуйского чеканщика Галдана Тубшинова - мужской пояс с резными узорами - по­дарили самому Иосифу Сталину.

- Мы любим свое дело, всерьёз ув­лечены нашим ремеслом, потому и пошел наш бизнес, - говорит Елена. - Сейчас наша продукция востребова­на. В республике потребность в наших изделиях высокая, и, кроме того, они интересны для других регионов Рос­сии, например, для Калмыкии, Тывы, Забайкальского края, Иркутской обла­сти, Санкт-Петербурга, Москвы. Наши первые изделия - сундуки. Но наш ас­сортимент стал быстро расширяться - сегодня сундуки составляют лишь 10 % от всей линейки нашей продукции, причем, что удивительно, по желанию заказчиков.

НАПРЯМУЮ С ЗАКАЗЧИКАМИ

Чем же отличаются изделия мастер­ской «Сундуки Бурятии» от творений других мебельщиков республики? В республике, по словам Елены, доволь­но много производителей деревянной мебели разного уровня - от сборки в гараже, сельских мастеров, «сувенир­щиков» до крупных производств. Мастерская «Сундуки Бурятия» отличается от них тем, что производит именно деревянную мебель с резным националь­ным декором (бурятским орнаментом), причем производство на технологич­ной основе поставлено на поток.

– Сейчас у нас 98 % заказов и продаж идет через Инстаграм, где можно показать наши изделия и пообщаться с потенциальными покупателями, - вводят меня в курс дела основатели «Сундуков Бурятии». - Наш товар как нельзя лучше подходит для заказов через Интернет: люди идут к нам «на картинку». То есть сейчас мы обходимся без работы в выставочном зале и без перепродаж через магазины: работаем напрямую с заказ­чиками.

Чингис по специальности програм­мист. Все макеты, чертежи делает на компьютере сам, а после, понимая, на каком «языке» работает станок, всё программирует. В «Сундуках Бурятии» рисунки режутся не вручную, а на фре­зерном станке с числовым программ­ным управлением. Современное высокоточное оборудование позволяет получать изделия четких форм с высо­кой степенью продуктивности, а сбор­ка и окрашивание делается вручную.

Одно из слагаемых успешности се­мейного бизнеса Дугарон - самосовершенствование.

- У нас совершенствование проис­ходит не лежащим на поверхности способом, - поясняет Елена. – Так, недавно у нас была серия заказов от тибетских лам, докторов тантрических наук, ко­торые заказали алтари для себя. Они учили нас, как делать правильно, и это очень мощное повышение квалифика­ции.

Кстати, как призналась Елена, самым масштабным и значимым в плане роста проектом для их семейного бизнеса с ярким бурятским акцентом стал заказ из Анинского дацана: для одного из дуга­нов изготовили внутреннее убранство, вплоть до декора. Один из коллег-ме­бельщиков отметил, что если им заказ дает дацан, то они точно делают все правильно.

В этномастерской ни с чем несрав­нимый аромат дерева и невероятное ощущение связи времен и поколений. Вот-вот появится деревянный алтарь из сосны, украшенный бурятским резным орнаментом. Точно так же, вкладывая в дерево и металл душу, много лет назад создавали шедевры дарханы из Бургуя, предки героев этого рассказа. Никуда не исчезли основы, заложенные само­бытными мастерами, предками Чингиса и Елены Дугарон. Они создают душев­ную мебель, в которой органично соче­таются древние традиции и современ­ные технологии.

Автор: Баясхалан ДАБАИН

Фото: Фотографии предоставлены Еленой Дугарон

Читайте также